Содержание  
A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
72

— И я не понимаю, — холодно сказал Рейдж.

— Потому, наверное, что и у меня сейчас случилось что-то вроде приступа… Вот и перепуталось все.

— Ты выглядишь… В порядке.

— Черт, я В САМОМ ДЕЛЕ в порядке! Это так странно… Вдруг закружилась голова, чуть сознание не потерял… И я уверен, что-то в этом роде было и у Эванса…

— Отравление? — предположил Рейдж. — Что вы вместе пили, ели?

— Мы выпили виски, немного… Да, возможно, это виски…

— Какое виски? — «Джонни Уокер». Думаю, бутылка осталась у него дома. Не взял же он ее с собой! Я бы взял, но Эванс… Ведь полицейские не нашли в его машине бутылки или осколков?

— Если бы нашли, сказали бы, ведь это важно… Но что за препарат, который подействовал на Эванса сразу, а на тебя… Вот что, я поеду к Эвансу домой и поищу эту бутылку. Ты поедешь со мной?

— Мое задание — компьютерный диск. Эванс тебе сообщил?

— Да, но очень кратко.

— Я опознал того типа с диска, но…

— Какого типа?

— Проповедника, из видеозаписи Стронга. Эванс говорил тебе о ней?

— О сектантах? Да, говорил.

— Это некий Роберт Венгор, самозваный пророк из Филадельфии. Но начинать, по-моему, нужно не с него… Мне понадобится специалист по компьютерам…

— Я сам специалист, — заметил Рейдж.

— Знаю, Ник, но мне нужен программист. Профессионал высочайшего класса, посвятивший себя только этому, и ничему больше, знаток.

— Зачем тебе программист?

— Кроме видеозаписи, Ник, на диске есть еще и аналитическая программа. Не знаю, сам ли Стронг ее написал или на него работал кто-то из людей. Я в программировании ничего не смыслю, но слышал, что у каждого программиста есть свой почерк, такой же индивидуальный, как почерк в письме. Программа выглядит довольно сложной. Если Стронг нанимал кого-то и по почерку этого программиста удастся найти…

— Подожди, я подумаю, к кому бы тебя отправить… Пожалуй, Билл Старк. У него нет статуса Хранителя, он как бы посвященный консультант Ордена. Совершенно упертый компьютерщик, динамичный и с фантазией.

— Неплохо, — сказал Рэнди.

— Но в отсутствие Эванса понадобится санкция Тернера.

— Получи ее, Ник.

— Почему я?

— Потому что я продолжу работу. Я сохранил в виде файлов множество кадров с диска. Может быть, удастся опознать кого-то из сектантов… А сам диск возьмешь ты и передашь Старку. Мне нет смысла встречаться с ним до того, как он придет к каким-то выводам.

— Хорошо. — Рейдж поднялся из кресла. — Да, вот еще что… Я дам тебе адрес, ты должен как можно скорее заехать туда.

— Зачем?

— Директива Проводника, удаление знаков Ордена. Скоро будут новые знаки, пока — никаких. Мы на военном положении, Рэнди.

Глава 2

Обиталище Билла Старка, которое он называл то логовом, то берлогой, представляло собой среднее арифметическое между лабораторией Франкенштейна и сараем сумасшедшего гения из фильма «Назад в будущее». Старк и был гением — подлинным, без кавычек, живущим в своем виртуальном мире.

Рэнди разглядывал длинное узкое помещение, дальняя стена которого тонула в полумраке — туда не доставал свет люминесцентных ламп. Белые столы были загромождены системными блоками компьютеров со снятыми кожухами, клавиатурами, мониторами, какими-то сложнейшими электронными композициями, соединенными между собой паутиной разноцветных проводов. Тут же стояли электрические кофейники, чашки с недопитым остывшим чаем и кофе, валялись грустные останки гамбургеров и сандвичей.

Когда Рэнди вошел, Старк (очень молодой, сутулый щуплый очкарик) разговаривал по телефону. Трубку он прижал подбородком к плечу, потому что в левой руке держал хот-дог, а пальцы правой плясали по клавиатуре, и монитор отзывался на их танец бесшумной разноцветной симфонией.

— Ты за компьютером? — говорил Старк невидимому собеседнику. — Да, это просто… Передвинь мышь вправо, вниз, там такой желтый флажок… Окошко раскрылось? Так, а теперь…

Насколько мог судить Рэнди, даваемые Старком по телефону указания не имели ни малейшего отношения к тому, что он делал в этот момент на собственном компьютере. Увидев Рэнди, Старк глазами указал на стул. В ожидании, пока Старк закончит разговор, Рэнди думал о результатах — своих и Ника Рейджа, вернее, об их отсутствии. Виски «Джонни Уокер» не содержало никаких посторонних примесей; никто из сектантов опознан не был.

Билл Старк положил трубку:

— Вы Рэнди Стил?

— Да.

— Хорошо, сейчас подойдет доктор Лоусон, и мы…

— Кто такой доктор Лоусон?

— Тот, без кого не обойтись. Как и я, он что-то вроде консультанта Ордена, но по другой части… Вот и он.

Вошел пожилой человек в строгом костюме.

— Доктор Джеймс Лоусон — Рэнди Стил, — представил их Старк.

Из-под завалов на столе он извлек диск, небрежно держа его за край.

— Ну и ну! — воскликнул он. — Насчет этого диска… Чего я только на своем веку не повидал, но…

— Что с ним? — подался вперед Рэнди.

— Он защищен некой вирусоподобной программой… Я бы назвал ее программой-убийцей.

— Вот как?! Расскажите подробнее…

— Как она воздействует на людей — это по части доктора Лоусона…

— Мистер Стил, — спросил доктор Лоусон, — вы что-нибудь слышали о так называемом двадцать пятом кадре Фишера?

Рэнди постарался припомнить:

— Мм… Это использовалось когда-то в рекламе, правильно? Кинопроектор воспроизводит двадцать четыре кадра в секунду. Если вклеить двадцать пятый, увидеть его не успеешь, но в подсознании он зафиксируется, и — хлоп! — ты идешь и покупаешь чипсы «Принглз». Так?

— Да, но только компьютер — не кинопроектор, мистер Стил. И частоты другие, и возможности. В общем, эта программа выводит на экран цветовые и геометрические сочетания, не воспринимаемые сознанием… Такие сочетания с такой частотой должны приводить к изменению сердечного ритма и резкой смене кровяного давления — то возрастанию, то падению, пока сосуды мозга не лопнут. Конечно, результат зависит от состояния здоровья конкретного человека, но достаточно долгое общение с этой программой убьет кого угодно…

— А черт!

Это восклицание Старка относилось к струе пара, вылетевшей из включенного им кофейника и обжегшей его руку. Не спрашивая ничьего согласия, Старк разлил кофе в три чашки.

— Я сам едва богу душу не отдал, пока возился с диском, — сказал он. — Вовремя разобрался, повезло…

— Но ведь я, — недоуменно проговорил Рэнди, — смотрел его долго, внимательно… И Эванс тоже…

— Вы запускали его один раз?

— Что?

— Программа активизируется только при повторном запуске диска на одном и том же компьютере.

Прихлебывая кофе, Рэнди обдумывал услышанное. Вероятно, перед его приходом Эванс включил диск уже вторично — вот причина его недомогания. До того он, безусловно, смотрел диск на другой машине, и тогда программа не запустилась. Понятно и то, почему воздействие на Рэнди оказалось много слабее и проявилось не сразу — ведь он лишь мельком взглянул на экран Эванса, а у себя дома запускал диск один раз. Зачем Стронгу понадобилась такая защита, тоже понятно. Едва ли он создавал этот диск только для себя, предполагалось показывать его сообщникам-людям. Те, кому он давал диск, были предупреждены об однократном просмотре на одном компьютере. А вот если бы диск был похищен (как и случилось), ничего не подозревающий похититель подвергся бы угрозе… Так произошло с Эвансом, но во второй раз он провел за компьютером слишком мало времени, потому что приехал Рэнди. И все же этого времени хватило, чтобы баланс оказался нарушенным и Эванс потерял сознание за рулем…

— А этот вирус, он… — начал Рэнди.

— Это не совсем вирус, — перебил его Старк, — но ладно, будем пользоваться этим словечком… Кстати, Рэнди, вы знаете, какова его длина? Шестьсот шестьдесят шесть байт.

— Три шестерки, число Зверя? Довольно зловещая ирония.

— В Апокалипсисе сказано, что число Зверя есть число человеческое, — заметил Старк.

51
{"b":"5559","o":1}