ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да… Как по-вашему: была ли эта программа написана ЧЕЛОВЕКОМ? Не спешите с ответом. Я понимаю, как это трудно.

Старк пожал плечами:

— И в ней, и в аналитической программе есть кое-что необычное, что могло быть подсказано… извне. Но я думаю, обе они были написаны человеком, причем одним и тем же человеком, если только это не чертовски ловкая имитация.

— И такое вы допускаете?

— Все возможно в этом лучшем из миров… А тем более в других! Но видите ли, Рэнди, как бы вам объяснить… Программирование отчасти сродни писательскому ремеслу. Вот вы читаете книгу. Легкую, поверхностную. Кто угодно мог ее написать, будь он с Земли или нет. Но сможет ли нечеловек настолько проникнуться глубинной земной психологией, чтобы написать книгу, скажем, на уровне Достоевского или Фолкнера? Он может попытаться имитировать, но, если вы достаточно внимательны, вы догадаетесь о подделке.

— Так… И есть ли у вас предположения, кто наш Фолкнер?

— Если иметь в виду защитную программу, а не аналитическую… Она создана с невероятной, изощренной виртуозностью. Только четыре человека в мире способны были проделать такую работу.

— Были?..

— Да, потому что одного из них — Боба Пратта — нет в живых, он повесился два года назад.

— Покончил с собой? Не потому ли…

— Выслушайте… Второй, не буду скромничать, — я. Но я этого не делал.

— А остальные?

— Барни Каммингз, одно время он работал в Силикон-Вэлли. И Марк Фишер… Нет, не тот Фишер, в честь которого назван двадцать пятый кадр, просто однофамилец! О нем, о Марке Фишере, я давно ничего не слышал…

Рэнди поставил чашку на стол, подальше от электронных нагромождений.

— Почему вы так уверены, что…

— Понимаю, — усмехнулся Старк. — Почему только четверо? Рэнди, компьютерный мир на высшем уровне страшно узок. Талантливых программистов много. Очень талантливых значительно меньше. Гениальных — единицы, также как гениальных писателей или музыкантов, а их имена знают все, правда? Но даже не это главное. У каждого программиста есть свой неповторимый почерк, Рэнди.

— Да, на это я и надеялся…

— И я готов чуть ли не под присягой утверждать, что «Зверя» — назовем так эту программу — написал не Пратт, отчего бы он там ни повесился. Говоря о нем, я имел в виду только его уровень. А «Зверя» создал либо Каммингз, либо Фишер…

— Но если почерк и впрямь неповторим, почему вы с уверенностью не выделите одного из двоих?

— Я выделил. Но это лишь мое мнение… А если я ошибаюсь? Цена такой ошибки… Вот потому я и даю вам двоих. Дальше — ваша работа.

— Однако могут быть и другие, о которых вы ничего не знаете…

— С аналогичным почерком, несколько клонов Фолкнера в литературе, и все гении? Ну… — Старк развел руками. — Бывают, наверное, чудеса, если вы в них верите. Какие-нибудь секретные лаборатории… Военная промышленность… Как я могу говорить о том, чего действительно не знаю, Рэнди? Только учтите вот что, когда будете искать. Можно написать программу… Но кто подскажет, как она воздействует на организм человека? Нужны масштабные исследования, нужна банда врачей… Простите, доктор Лоусон!

— Я хочу знать ваше мнение, доктор, — сказал Рэнди. — Вы, например, сумели бы создать такую программу? Я имею в виду ту ее часть, которая относится непосредственно к воздействию на человека. Алгоритмы, с которыми дальше работал бы уже программист.

— Едва ли, — ответил доктор Лоусон. — Эта область не слишком хорошо изучена, и результаты таких воздействий обычно мало предсказуемы. Дайте мне лабораторию, ассистентов, миллион долларов, и года через два я более определенно скажу вам, смогу я или нет. Но, как мы видим, кто-то сделал это… Возможности манипулирования человеческой психикой в принципе безграничны, а психическая и соматическая сферы связаны теснейшим образом…

Рэнди взял диск и опустил его в карман. Итак, подумал он, здесь работал не одиночка, а целая научная лаборатория. А раз так, можно отыскать следы ее деятельности — чем больше посвященных, тем меньше тайн.

Глава 3

Весь следующий день Рэнди провел за компьютером, по-прежнему безрезультатно пытаясь опознавать сектантов. Потом он начал поиски сведений в Интернете: об экспериментах с двадцать пятым кадром, о компьютерной модификации поведения и тому подобном. На него обрушился вал устаревших или малодостоверных сведений.

Вечером к нему приехал Ник Рейдж.

— Вот что удалось выяснить, — сказал он. — Барни Натаниэль Каммингз, год рождения — тысяча девятьсот семидесятый. Выпускник Калифорнийского университета. Работал в Силикон-Вэлли, выполнял секретные правительственные заказы, связанные со стратегической оборонной инициативой. С тысяча девятьсот девяносто седьмого года — Вашингтон, консультант Белого дома по вопросам информационной безопасности.

— Понятно. — Уставший от компьютерных бдений Рэнди опустошил рюмку виски. — А второй?

— Марк Фишер, родился в тысяча девятьсот семьдесят первом году в Литл-Роке, штат Арканзас. Тот же Калифорнийский университет. Работал на компании «Интел» и «Майкрософт», потом перешел в небольшую перспективную компанию «Лиггейс». В январе прошлого года пропал без вести.

— Пропал?..

— Уехал в отпуск и не вернулся. В последний раз его видели в Джексоне, штат Алабама, в отеле «Мексикан Бэй», где он зарегистрировался под своим именем десятого января. Мне доводилось бывать в Джексоне. Это не курортный город. Довольно странный выбор места, где проводить отпуск, да еще зимой. Может быть, подумал я сначала, у него там родственники, знакомые, девушка? Только родственников, как выяснилось, у него вообще не было — круглый сирота. Вот почему полиция искала Фишера спустя рукава — никто особо не настаивал. Компания «Лиггейс», конечно, погоревала об утрате ценного сотрудника, но компания — не отец и не мать… А насчет знакомых или девушки — нет данных.

— Круглый сирота, гм… Это настораживает.

— Ты о том, что он…

— Да, мелькнула такая мысль… Но нет, едва ли. У Билла Старка на этот счет любопытная литературно-компьютерная теория, и звучит она довольно убедительно. Так что пока не появятся доказательства противного, будем считать и Фишера, и Каммингза земными людьми. Ты достал их фотографии?

— Вот они. — Рейдж полез во внутренний карман пиджака и достал цветные снимки. — Каммингз… Фишер.

— Так, — сказал Рэнди, вглядываясь в лица программистов. — Каммингз у нас под рукой. А вот Фишер…

— Что ты намерен делать?

— Отправлюсь в Джексон, штат Алабама.

— И что ты рассчитываешь найти там спустя столько времени?

— Не знаю, Ник… Быть может, ничего. Но человек пропал, а значит — либо погиб, либо скрылся, либо похищен… Интересны все три варианта… Но начну я с визита в компанию «Лиггейс», когда ты дашь мне адрес. Хочу поговорить с людьми, знавшими Фишера.

— Тогда поговори с Дэном Хамфри. Это его непосредственный начальник.

— Непременно…

— Я предпочел бы поехать в Джексон вместе с тобой, но…

— Но твое начальство в ФБР вряд ли выпишет тебе командировку, да? Как раз все в порядке, Ник, ведь ты займешься здесь Каммингзом. А если я хоть за что-то уцеплюсь в Джексоне, мне могут понадобиться и какие-то сведения от тебя отсюда, по линии ФБР.

Глава 4

Офис филиала компании «Лиггейс»

Дэн Хамфри оказался голубоглазым блондином лет сорока, безукоризненно одетым — ни дать ни взять актер, снимающийся в рекламных роликах. Фальшивое удостоверение ФБР на имя Джона Сполдинга, коим был снабжен Рэнди, особо магического действия не произвело, но, видимо, внушило сдержанное уважение. Хамфри уселся в кресло, жестом предложив Рэнди последовать его примеру.

— Итак, — вежливо начал Хамфри, — что вы хотели бы знать о Марке Фишере?

— Все, — сказал Рэнди.

— Все — несколько расплывчатое понятие, вы не находите? — Хамфри провел рукой по льняным волосам. — Может быть, вы зададите конкретные вопросы?

52
{"b":"5559","o":1}