Содержание  
A
A
1
2
3
...
55
56
57
...
72

— Между прочим, меня зовут Джон Сполдинг.

— Джулия Мэллори.

— Увидев вас в закусочной, я подумал…

— Да плевать мне, что вы подумали! — оборвала девушка. — Хотите жертвовать деньги — жертвуйте. Но имейте в виду: это даже хуже, чем просто бросить деньги на ветер. Они пойдут на злые дела.

Она стремительно пошла вверх по тропинке. Рэнди рванулся было за ней, но сбавил шаг. Может быть, эту девушку ему подставляют? Но она не искала с ним встречи. Откуда она могла знать, что Рэнди отправится на прогулку и спустится к реке? Полчаса назад этого и сам Рэнди не знал.

Неторопливо, как фланирующий бездельник, Рэнди вернулся к гостинице. Возле машины он встал как вкопанный и тихонько просвистел мотивчик Ника Кершоу под оптимистичным названием «Жизнь — дерьмо, а потом ты умрешь».

На капоте «форда» было размашисто написано ярко-красной краской: «УБИРАЙСЯ». Рядом валялся разбитый вдребезги мобильный телефон Рэнди. Происки Преподобного или выходка кого-то из здешних «тупых фанатиков», как их охарактеризовала Джулия? Рэнди склонялся к второму выводу. Преподобному должно быть свойственно здоровое любопытство… Увы, Рэнди был прав.

Глава 8

Закусочная, очевидно, была единственной в Лайтвилле, и на следующее утро Рэнди пришлось завтракать там. На сей раз с ним обошлись не любезнее, зато принесли овощное блюдо, более вкусное и сытное, нежели вчерашний салат. Или он просто настолько проголодался?

В маленьком зале Рэнди был не один. За столиком у противоположной стены сидели мужчина и женщина средних лет. Оба они выглядели какими-то выцветшими, словно нарисованными на старом полотне, долго провисевшем под солнцем в витрине антикварной лавки.

Когда Рэнди уже собирался уходить, в зал вошла Джулия Мэллори. Она махнула рукой хозяину, направилась к столику Рэнди, села и улыбнулась.

— Привет, — сказала она, — вы не сердитесь на меня за вчерашнее?

— За что же? — пробурчал Рэнди.

— Я обозвала вас тупым фанатиком, совсем не зная вас. А может быть, вы секретный агент и прибыли, чтобы положить всему этому конец…

Рэнди поперхнулся апельсиновым соком.

— Правда, вы не больше похожи на секретного агента, чем на религиозного извращенца, — продолжала девушка.

— Спасибо и на этом, — выдавил Рэнди. При других обстоятельствах он рассмеялся бы, но сейчас ему было не до смеха.

— Я видела, что они сделали с вашей машиной…

— А, вот оно что…

— Хорошо еще, стекла не переколотили. С них станется… Если бы не отец, я давно бы рванула отсюда, как та девушка, Ширли… Отца жалко…

Рэнди отметил слова о «той девушке Ширли», но предпочел не углубляться.

— А как вы оказались в Лайтвилле, Джулия? — Он достал сигареты, с сожалением посмотрел на них и засунул обратно в карман.

— Это грустный рассказ… В Филадельфии Венгор затеял возню с так называемой Церковью Истинного Просветления. А мой отец — человек увлекающийся, вечно в поисках каких-то ответов на вопросы бытия, вот и попал к ним в лапы… В Филадельфии умерли трое, умерли из-за их адских экспериментов. Венгор и компания добивались полного подчинения, подавляли волю. На голову человека надевали шлем… В глаза бил ослепительный свет, запускали какую-то жуткую музыку… Лица этих троих все время вижу… Там был один человек по имени Стивен Морз, потом старик — Дональд Уистлер и еще пожилая женщина, Элен Хайтауэр… Венгор исхитрился спрятать концы в воду, никто ничего не доказал. Но вы думаете, они успокоились? Он и его банда? Здесь они взялись за старое. Отец последовал за ними, я не могла бросить его… А здесь у них и еще похлеще дела. Компьютерные программы…

— Почему вы так откровенны со мной? — мягко спросил Рэнди. — Вам несдобровать, если я вас выдам.

— Да что я вам сказала! — отмахнулась девушка. — Если бы вы удосужились навести справки в Филадельфии, узнали бы и не такое… Пусть доказательств нет, но об этом всем известно!

— И все-таки — почему?

— Вы так и не поняли? Если вы и не секретный агент, то… Не хочу, чтобы вы давали им деньги! В городе шепчутся, что вы очень богаты… Венгор тоже не беден, а с вашими миллионами они натворят столько зла!

Рэнди вынул из кармана фотографию Марка Фишера и бросил ее на стол.

— Джулия, вы знаете этого человека?

Девушка воззрилась на снимок с таким ужасом, словно перед ней положили отрубленную руку, но, когда она перевела взгляд на Рэнди, он как будто заметил в ее глазах затаенную надежду. Однако это длилось лишь одно мгновение, потому что она тут же вскочила и выбежала из зала. Выцветшая парочка за другим столом наблюдала за этой сценой с мрачным подозрением.

Рэнди убрал фотографию в карман и медленно пошел к выходу.

По пути в гостиницу он неотвязно думал об одном: необходимо срочно связаться с Рейджем, но как? Джулия? Возможно, она согласится помочь, если… Если не разыграла перед Рэнди спектакль. А как найти Джулию? Или… Доехать до Гринвилла, позвонить оттуда и вернуться? Но такая отлучка неминуемо насторожит Венгора, у которого и без того нет оснований верить хрупкой легенде гостя. К тому же если в Лайтвилле произойдут какие-то события, то очень скоро.

Рэнди не мог знать, что, даже реши он отправиться в Гринвилл, этой поездке состояться не суждено.

Едва он отпер дверь своего номера и шагнул за порог, как страшный удар обрушился на его затылок. Свет померк, мир перестал существовать.

Глава 9

Он очнулся.

Так говорят о человеке, вернувшемся к ясному уму и твердой памяти, но уместно ли сказать так о Рэнди? Перед его глазами плясали не то искры, не то всполохи. Чудовищная линза боли причудливо искажала черты лиц двоих, находившихся поодаль. Не поворачивая головы, Рэнди осторожно повел взглядом вокруг. Он лежал навзничь на чем-то твердом, но явно не на полу, выше. Холодное помещение с кирпичными стенами освещали неяркие электрические лампы. Возле массивного письменного стола у дальней стены комнаты или камеры сидели те двое. Одного из них Рэнди узнал сразу. Располагающая внешность, благородная седина, величественный наклон головы — Преподобный, святой Венгор конечно же.

Второго Рэнди тоже видел на диске — один из помощников Преподобного. Он поигрывал пистолетом, и даже будь Рэнди в лучшей физической форме, о нападении на них нельзя было и мечтать.

Венгор заметил, что Рэнди открыл глаза.

— Привет тебе, Хранитель, — проговорил он глубоким, красивым баритоном, столь же благостным, как и весь его облик. — Меня зовут Венгор, Роберт Венгор. Братья и сестры называют меня Преподобным, но для вас это не обязательно. Чтобы снять лишние вопросы, скажу без обиняков: хоть вы и удалили знак Ордена, но след остался.

Рэнди с усилием приподнялся и сел на каком-то ложе вроде жесткой кушетки. Боль хлынула в виски, словно кипяток из открытых кранов. Что там лежит у них на столе? А, понятно: удостоверение сотрудника ФБР на имя Сполдинга и фотография Фишера.

— Итак, мистер Сполдинг, — сказал Венгор.

— Итак, мистер Венгор, — передразнил Рэнди. — Если хотите со мной говорить, приведите в норму для начала.

— Коньяк, виски?

— Я думал, здесь не подают спиртного.

— Для вас можно сделать исключение, как для дорогого гостя.

Он кивнул помощнику. Тот извлек из шкафчика бутылку коньяка, налил. Рэнди выпил. Ему стало хуже… Потом — легче. Он жестом потребовал еще. Помощник снова наполнил бокал. Венгор прикрыл глаза и, помедлив, заговорил:

— Хранитель, мы не станем спрашивать вас о том, зачем вы приехали. Это, право, предельно ясно. Но у нас есть другие вопросы. Как много известно Ордену, что именно?

— Это все? — спросил Рэнди, проглотив коньяк.

— Пока да.

— А какие гарантии? Венгор помолчал.

— Я абсолютно не знаю вас, мистер Сполдинг, — начал он. — Но разумнее будет исходить из предположения, что вы не дурак. В Ордене нет дураков. Вы должны понимать, что просто так мы не сможем вас отпустить. Давайте попробуем взглянуть на вещи реально. Победа Дамеона неизбежна. Вы нужны нам. Подумайте. Или бессмысленная гибель, или жизнь, свобода, власть, деньги. Большие деньги и много власти, поверьте.

56
{"b":"5559","o":1}