ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Корабль может увлечь за собой объекты, в миллионы раз массивнее «Призрака», — перебил Сейбрс, — и ровным счетом ничего с ними не случится. Если бы у меня был военный флот, я покорил бы всю Галактику! Но что я мог предпринять с одним кораблем? Сам по себе он хорош для путешествий, а не для войны.

Моддард вспомнил о Гулливере, утащившем весь флот державы, воевавшей с Лилипутией. Он на мгновение преодолел сопротивление сознания Торнблада и задал вслух вопрос:

— Но вы могли увести вражеский флот?

— О нет. Корабль способен взаимодействовать лишь с настроенными на него объектами… Я вам все покажу.

Торнблад, несколько удивленный вырвавшимся вопросом, которого он не формулировал, продолжил сугубо практическую тему:

— Как он стартует отсюда? Тоннель для него тесноват.

— Сквозь горы… Но не спрашивайте как!

— А откуда он вообще взялся? — вклинился Кери. — Что он такое?

— Никто не знает, — ответил Сейбрс почему-то с виноватой интонацией, будто провалил экзамен. — Дед предполагал, что корабль построен существами, обитающими за Кругом Вечности.

— Круг Вечности?! — воскликнул Кери. — Это невозможно! Ничто не может проникнуть через границы Круга Вечности, никогда!

Сейбрс покачал головой:

— Так думал мой дед… Вероятно, без оснований. Так или иначе корабль здесь. Мне горестно с ним расставаться, но… Мой секрет постепенно переставал быть секретом. Вы же узнали.

— На уровне слухов, — уточнил Кери.

— Довольно и слухов, если речь идет о такой редкостной драгоценности, как легенда Годора. Знал мой дед, участники его экспедиции, мой отец, его и мои приближенные… Большинство были @дщейдами@, но не все. Рано или поздно меня спросили бы о корабле. Если этого не случилось до сих пор, так потому, что в легенду попросту не верили.

— И я не верил, — сказал Торнблад. — Но я рискнул.

— В том и заключается разница, — невозмутимо заметил Сейбрс. — Рискнули и выиграли. А другие проигрывают из-за того только, что не решаются поступить вопреки собственному неверию.

Глава 22

Вторжение боевого соединения Дамеона под командованием Торнблада застало принца Дарга врасплох. Отрезанный от мира, принц ничего не знал о событиях на Годоре, но если бы и знал, вряд ли успел бы противопоставить что-то стремительным действиям противника. Теперь ему оставалось одно — принять навязанный бой в наименее выгодных для него условиях.

Торнблад командовал сражением с капитанского мостика «Призрака», Дарг находился на борту флагманского корабля «Убийца Звезд». В первые же минуты ударом логгера с высокой орбиты Авадона была уничтожена верфь, где строился «Пульсар». Конечно, Торнблад лишал себя возможности в дальнейшем тем или иным способом захватить «Пульсар», но он предпочел разрушить его. Точных сведений о степени готовности «Пульсара» не было, и это беспокоило Торнблада — в отчаянии Дарг мог поднять и недостроенный корабль.

Логгер, свертыватель пространства, нарушал межатомные связи в материальных объектах — внешне это походило на взрыв водородной бомбы и сопровождалось аналогичными термическими эффектами, но основывалось на совершенно иных принципах. Четыре боевых корабля Дарга были разнесены залпами логгеров вслед за гибелью «Пульсара», а истребители с «Фортеров», юркие до неуловимости, подбили аннигиляционными ракетами еще два. Флот принца терпел поражение, несмотря на тактический успех, удалось взломать защитное поле «Фортера-2» и нанести легкому крейсеру значительные повреждения. Но дальше того дело не пошло. Торнблад быстро восстановил поле, и «Фортер» уцелел, хотя и нуждался в ремонте.

Корабль, приведший Торнблада к Авадону (и получивший официальное имя «Легенда»), покачивался в гравитационной колыбели самого большого ангара «Призрака». Он не принимал участия в бою, и не потому, что был безоружен (вооружение можно установить). Торнблад слишком дорожил им.

В белых аннигиляционных вспышках исчезли еще четыре корабля принца, и среди них боевая платформа, оснащенная новейшим координатором мезонных коннекторов поля, с которой Дарг связывал особые ожидания. Положение принца, до того критическое, теперь стало безнадежным.

На капитанском мостике «Призрака» стереоэкран высветил изображение алмазного креста Авадона.

— «Призрак», здесь «Убийца Звезд», — прогремел железный голос в полумраке. — Его высочество хочет говорить с Торнбладом Разрушителем.

Торнблад дал знак лейтенанту Кери, и тот открыл линию. Алмазный крест на экране погас, и Торнблад увидел принят Дарга — в парадной форме, с военной эмблемой на рукаве. Принц Дарг также увидел врага на своем экране.

— Дарг, Верховный Стиратель Памяти, приветствует Торнблада Разрушителя, — церемонно произнес он.

— О чем ты хочешь говорить со мной, Дарг? Ты разбит. Через несколько минут мои «Фортеры» причалят к Станции корд-контроля. — Торнблад указал куда-то в пространство, где в космической черноте угадывалась исполинская конструкция. — Дамеон получит власть над всеми кордами, а значит, над Архипелагом.

— Торнблад, я вызываю тебя на поединок.

Это был сильный ход. Торнблад не имел ни малейшей практической причины соглашаться на личный поединок с Даргом. Такие поединки иногда решали исход затяжных боев, а сейчас преимущество целиком принадлежало Торнбладу. Но отказаться — значило покрыть себя позором в глазах воинов Дамеона… И все-таки не эта угроза сыграла главную роль, а другое — Торнблад ХОТЕЛ один на один сразиться с Даргом и победить. Без этого его торжество не будет полным.

— Согласен, — коротко бросил он.

Слово послужило сигналом к немедленному прекращению космической битвы. На кораблях Торнблада, как и на кораблях Дарга, все, от механиков до высших офицеров, знали: теперь никто не смеет атаковать вражеский флот и даже сближаться на опасную дистанцию. Истребители возвращались на «Фортеры», блайды отключали активные режимы боевых систем, пилоты разводили корабли осмотрительными маневрами, избегая резких ускорений и торможений, которые могли быть приняты за провокационный выпад.

— Назначай условия, Дарг, — потребовал Торнблад.

По правилам, если принц вызвал Торнблада на поединок, диктовать условия должен был именно Торнблад, но он предпочел уступить это право слабейшей стороне. Тут было больше высокомерия, чем великодушия, — принц понимал это, но спорить не стал.

— Мы сойдемся на ринге Солы, шестой луны Авадона, — ответил он. — Ты киборг, а я — плоть и кровь, и я выйду в силовом скафандре.

— Разумеется, — снисходительно обронил Торнблад, — шансы должны быть равными.

— Поединок будет транслироваться всеми визионными станциями Архипелага, — продолжал принц. В случае моей победы твои корабли покинут Архипелаг. Если победишь ты… Что ж, значит, ты победишь.

— Условия приняты.

Глава 23

Маленькая луна Сола (по сути, просто голый каменный шар), если чем-то и была примечательна, так только рингом, где проводились ежегодные спортивные состязания. Ринг Солы представлял собой обширную ровную площадку в окружении трибун для избранной публики. Чтобы компенсировать ничтожное притяжение спутника, под площадкой были установлены гравитаторы. Они же удерживали над рингом атмосферный купол — без них пригодный для дыхания воздух рассеялся бы в космосе.

Никаких зрителей, конечно, на трибунах не было, но, когда слайдер Торнблада опустился неподалеку от ринга, вокруг уже сновали автоматические станнеры, оснащенные визионными камерами. Миллионы жителей Архипелага ждали у стереоэкранов.

Торнблад вышел на ринг. Он стоял так, что прямо напротив него касалось близкого горизонта огромное пылающее солнце Авадона. Тень каждого возвышения, каждого ярко освещенного каменного уступа резко вырисовывалась пятном абсолютной черноты.

Настраиваясь на бой, Торнблад пропускал по нервным волокнам живых и синтетических мышц слабые электрические разряды, рассчитывал экономные режимы сервомоторов, выдвигал, убирал и снова выдвигал устройства, связанные с наблюдением, реагированием, вооружением. Впрочем, беспокоиться об оружии ему не приходилось — он сам был оружием.

66
{"b":"5559","o":1}