ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Их пальцы источали жгучий холод, но это было меньшим из зол. Что-то — жизненная сила, или даже сама жизнь — оставляло Кевина и перетекало в его противников. В глазах помутилось, колени задрожали. В его голове слышались вопли теней, полные жадности и триумфа.

Он пытался освободить руку, сжимавшую меч, но тени держали крепко. Тогда, как учил его Айандор, он выбросил сапог вперед и опустил, скользящим движением разбивая призрачную голень, на ногу врага. Кевину казалось, что после того, как из него вытянули столько сил, этот прием превратился в жалкую, неумелую попытку. Однако, возможно, от испуга, одна тень ослабила хватку. Сквайр из последних сил отшвырнул ее прочь, развернувшись лицом к другой. Поднырнув еще ближе, тень обвила руками его грудь, так, что отбросить ее или ударить клинком стало невозможно. На мгновение, похолодевший, ослабевший сквайр растерялся, но уроки Айандора снова пришли ему на помощь. Кевин обрушил на голову фантома стальной шар рукояти своего меча, и потеряв равновесие, тень упала на колени.

Покачиваясь и спотыкаясь, Кевин отошел назад. Он отчаянно нуждался в перерыве, чтобы собраться с силами, но тени не дали его. Пронзительно завопив своим психическим воплем, они снова бросились на сквайра.

Держа меч двумя руками — в противном случае, он был бы не в состоянии поднять его — сквайр описал клинком горизонтальную дугу. Быстрый взмах обезглавил одну из теней, и ее тело вместе с отлетевшей головой растворилось в воздухе. Другой фантом почти смог зацепить сквайра, но Кевин, отчаянно извиваясь, в последний момент смог сохранить дистанцию, позволяющую использовать меч. Сквайр погрузил свой клинок в сердце тени, точнее в точку, где оно находится у людей. Во всяком случае, и эта тень, растаяв, обратилась в ничто.

Задыхающийся, дрожащий, он стал искать взглядом остальных противников, но сразу успокоился, увидев, что Айандор добивает последнюю тень. На несколько секунд лицо рыцаря приобрело выражение жестокого упоения схваткой, но затем то ли беспокойство, то ли голод показались в его взгляде.

— Пойдем, — безразлично вымолвил он.

— Нет! — возразил Кевин, — Пока нет. На этот раз мне действительно надо отдохнуть. Неужели ни одна из этих тварей не задела вас?

— Нет.

— Они коснулись меня, и…

Мир вопреки законам физики начал качаться перед его глазами, и Кевин понял, что сейчас ноги подведут его и он рухнет наземь. Он пошатнулся в сторону лошадиной кормушки, переполненной дождевыми каплями, и присел на деревянный обод.

— Ты ранен? — спросил его Айандор.

— Не совсем. Кровотечений нет… Я думаю, мне просто нужна пара минут.

Губы Айандора сжались в нетерпении, и Кевин был уверен, что он вот-вот уйдет прочь, оставив его, беспомощного и слабого, посреди кишащего привидениями города.

Но вместо этого рыцарь только произнес:

— Что ж, очень хорошо.

Они подождали еще некоторое время, Айандор стоя, Кевин сидя, и только барабанная дробь дождя и треск поврежденных зданий, балансирующих на грани разрушения, нарушали тишину.

В конце концов, когда юноша почувствовал, что вставить слово просто необходимо, чтобы разорвать невыносимое напряжение, он вымолвил:

— Я понял. Вы не только были готовы к атаке теней. Вы на них охотились.

— Правильно.

— С гибелью войска принцессы Алузаиры, у вас не осталось возможности нанести прямой удар волшебникам, которые убили Пелезена, и вместо этого вы сражаетесь с теми тварями, которых они вызвали…

— Это ведь благородно — очищать землю от теней, не правда ли?

В тоне Айандора промелькнула ирония, высмеивающая само понятие рыцарского долга, и неважно, что когда-то он учил молодого сквайра, что для настоящего рыцаря честь — это все.

— Я полагаю, это должно быть сделано, — произнес сквайр. — Что бы вы ни думали, я не побоюсь помочь, но разумный ли это путь? Согласно вашим собственным урокам стратегии и тактики, у нас должен быть отряд солдат, которые очистили бы Тилвертон систематически, блок за блоком. Нам также необходимы жрецы и волшебники, которые поддержали бы воинов своей магией. Мы…

— Возможно, — перебил юношу рыцарь, — но я не в настроении собирать войско.

— Но это безумие! Я понимаю, что…

Тень накрыла их. Пораженный, Кевин посмотрел вверх.

Нечто гигантское возвышалось над обломками Тилвертона, закрывая собой слабый свет, струившийся сквозь облака. Был ли это дракон? Кевин не мог сказать. Он никогда прежде их не видел, и в любом случае, очертания титана были столь же расплывчаты, как и у малых теней. Все, что он действительно мог разглядеть — обрывки тьмы, напоминавшие крылья летучей мыши и ловчие щупальца медузы. От этой твари исходили неимоверная мощь и злоба.

Внезапно в голове Кевина промелькнула мысль, что жуткая тень могла заметить их, стоило ей опустить голову, и он весь съежился. Но существо перешагнуло через разрушенную стену, окружавшую город, и исчезло.

— Великая Тень, — пробормотал Айандор, — В конце концов, если придется, я доберусь до тебя.

— Но только не без войска за вашей спиной, — вставил Кевин, — и Вангердагаста, конечно же, тоже.

Тут в голове его всплыл неприятный слух, услышанный по пути сюда, что, якобы, великий маг Кормира скорее всего, погиб при разрушении Тилвертона, вместе с остальными защитниками.

— Ну, или какого-нибудь другого волшебника…

— Ты готов идти? — нетерпеливо спросил Айандор.

Он не был, но ему не хотелось сердить господина просьбой дать больше времени. Сквайр с трудом встал на ноги, и они отправились дальше.

Айандор продолжал вызывать тени на бой, были ли они в пределах его досягаемости или нет, и с его точки зрения, если не с точки зрения его сквайра, это казалось достойной расплатой. Поодиночке или группами, иногда уязвимые к обычной стали, иногда нет, фантомы выскальзывали из своих убежищ, чтобы принять бой.

Кое-как Кевин пережил с полудюжины подобных стычек, пока, к его глубочайшему облегчению, не начало темнеть, и Айандор наконец не согласился вернуться в их убежище к воротам. Не то чтобы сквайр имел какие либо основания думать, что там действительно безопаснее, совсем нет, но по крайней мере у ворот они не пребывали в непрерывном поиске проблем.

После того, как Кевин приготовил еще один ужин и увидел Айандора снова откладывающим в сторону свою порцию, большей частью не съеденную, он произнес:

— Если Вы думаете продолжить поиски приведений, мы можем хотя бы заняться этим за стенами города. Людям из сельской местности нужна защита.

— Я хорошо представляю себе, как тени выскальзывают из города в поисках добычи, — ответил Айандор, пристально вглядываясь в беспросветную ночь и вслушиваясь в свист дождя, — но привидения поселились за стенами, где зловоние некромантии густым маревом расползается по земле. И поэтому я смогу защитить беженцев лишь тем, что буду активно уничтожать эти создания здесь.

— У людей могут быть и другие проблемы. — Кевин сменил позу, и плечо, ушибленное ударом фантома, причинило ему резкую боль. — Возможно, им потребуется лидер, чтобы навести порядок…

— Я уже говорил тебе, что не чувствую особого беспокойства за тех людей прямо сейчас.

— Я уверен, что они с уважением отнеслись бы к вашему горю. Каждый из них, без сомнения хлебнул лиха.

— Горе, — произнес Айандор с такой интонацией, будто это слово было жалким и совершенно неподходящим. — Ты знаешь, почему Пелезен присоединился к Пурпурным Драконам?

— Потому что в своей молодости вы поступили так же. Сэр, это не делает вас ответственным за его судьбу.

— Забавно. Я был счастлив, когда принцесса Алузаира призвала меня. Для меня, участие в войне, со всеми ее рисками, было всего лишь удобным поводом снова встретиться с моим мальчиком.

— Я понимаю, как сильно вы хотели его увидеть.

— Я собирался отдать ему это, — Айандор на дюйм обнажил клинок Серого Танцовщика, затем спрятал его обратно. Гарда меча тихо щелкнула об устье ножен. — Как мой отец отдал его мне. Как передавали его в нашей семье из поколения в поколение в течение четырех веков. Что мне с ним делать теперь?

3
{"b":"555955","o":1}