ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не знали беззаботные девчонки и парни, что летчики, которых вел в этот ранний час старший лейтенант Михаил Гнеушев, выполняли не обычное учебное задание, а боевую задачу. Они первыми поднялись в воздух прикрыть Ленинград от возможного нападения вражеской авиации. Вслед за ними по тревоге взлетели самолеты 26-го истребительного авиационного полка. Так в 2 часа 30 минут 22 июня 1941 года началась неусыпная боевая вахта авиаторов над Ленинградом.

Гулявшие парни и девушки не замечали, что к зданию штаба военного округа на Дворцовой площади и к Смольному в тот предрассветный час воскресного дня одна за другой подъезжали машины, словно в обычный рабочий день.

Там, в Смольном, в третьем часу секретарь горкома партии А.А. Кузнецов собрал секретарей райкомов, председателей исполкомов райсоветов. Он ознакомил их с телеграммой, полученной штабом округа из Москвы.

По телеграфу была передана директива Наркомата обороны о приведении в боевую готовность сухопутных и военно-воздушных сил западных приграничных военных округов. В ней сообщалось, что 22-23 июня возможно внезапное нападение немецко-фашистской армии на Советский Союз. Поэтому приказывалось в течение ночи на 22 июня скрытно занять огневые точки укрепленных районов на государственной границе, перед рассветом рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, тщательно ее замаскировав{1}.

В соответствии с этой директивой воинские части перед рассветом 22 июня были подняты по тревоге. 2-й корпус противовоздушной обороны, прикрывавший Ленинград, в 2 часа 10 минут получил распоряжение занять всеми своими средствами заранее определенные оперативные позиции.

Приказ моментально довели до частей. Выполняя его, войска проявили высокую организованность. Зенитчики и пулеметчики заняли свои места у орудий и пулеметов, авиаторы подготовили самолеты к боевому вылету, неотрывно вели наблюдение посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). Четко несли службу на командном пункте корпуса командиры и бойцы. Группа работников штаба выехала в части для проверки подготовленности к боевым действиям.

Часть батарей зенитной артиллерии 2-го корпуса ПВО находилась в лагерях на боевых стрельбах. Для них ночью также прозвучал сигнал тревоги, и зенитчики в спешном порядке возвращались на места постоянной дислокации для прикрытия Ленинграда.

Так еще за несколько часов до того, как по радио разнеслось сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну, Ленинград ощетинился зенитными орудиями, в его небе встали на боевую вахту летчики-истребители, заняли свои посты дружины МПВО.

Противовоздушной обороне страны, особенно таких важных центров, как Москва и Ленинград, Коммунистическая партия и Советское правительство постоянно уделяли большое внимание. Они учитывали бурное развитие в капиталистических странах бомбардировочной авиации. Война, развязанная гитлеровской Германией в Европе, подтвердила, что фашистское командование действительно делает большую ставку на авиацию. Поэтому возрастала роль противовоздушной обороны.

Центральный Комитет партии и Советское правительство сделали из этого соответствующие выводы и приняли меры по укреплению Красной Армии, совершенствованию боевой техники, в том числе и средств противовоздушной обороны. Еще в 1937 году ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР создали специальную комиссию, возглавляемую заместителем Председателя Совнаркома СССР В.Я. Чубарем, с целью изучения состояния ПВО страны. Комиссия проверила противовоздушную оборону Москвы, Ленинграда, Киева, Баку и других городов, вскрыла ряд недочетов, внесла свои предложения. После этого была утверждена большая программа дальнейшего укрепления ПВО страны, рассчитанная на 1938-1941 гг. Формировались истребительные авиационные соединения, зенитные артиллерийские полки, форсировалось производство самолетов, зенитных орудий и пулеметов{2}.

Советские ученые дали войскам ПВО радиолокационные станции, причем они были созданы раньше, чем в США и Англии. Разработка их началась еще в 1933 году по инициативе инженера управления ПВО П.К. Ощепкова (позднее профессор, доктор технических, наук, заслуженный деятель науки и техники РСФСР). Проблему радиообнаружения самолетов включили в план работы Наркомата обороны. В январе 1934 года эту проблему обсуждали на совещании в Академии наук СССР. А уже в начале июля 1934 года первая в мире радиолокационная станция успешно выдержала испытания. Проводились они в Ленинграде. Сразу после испытаний ленинградская промышленность получила от Народного Комиссариата обороны заказ на изготовление первых пяти опытных станций. Им придавалось огромное значение.

Заместитель Наркома обороны СССР М. Н. Тухачевский 7 октября 1934 года писал С. М. Кирову:

"Секретарю ЦК ВКП(б) тов. Кирову.

Уважаемый Сергей Миронович!

Проведенные опыты по обнаружению самолетов с помощью электромагнитного луча подтвердили правильность положенного в основу принципа.

Итоги проведенной научно-исследовательской работы в этой части делают возможным приступить к сооружению опытной разведывательной станции ПВО, обеспечивающей обнаружение самолетов в условиях плохой видимости, ночью, а также на больших высотах (до 10 тыс. и выше) и дальностью (до 50-200 км).

Ввиду крайней актуальности для современной противовоздушной обороны развития названного вопроса очень прошу Вас не отказать помочь инженеру-изобретателю тов. Ощепкову П. К. в продвижении и всемерном ускорении его заказов на ленинградских заводах "Светлана", ЦРЛ и др.

Более детально вопрос Вам доложит тов. Ощепков в Ленинграде.

Заместитель Народного комиссара обороны Союза ССР Тухачевский М. Н."{3}

Вскоре ленинградские заводы начали изготовлять радиолокационные станции "Ревень". В 1939 году их приняли на вооружение частей воздушного наблюдения, оповещения и связи под названием "РУС-1" (радиоуловитель самолетов){4}.

Совершенствование станций продолжалось. Осенью 1939 года прошла испытания более совершенная радиолокационная станция обнаружения "Редут" (РУС-2). Имелся и стационарный ее вариант "Пегматит".

Подводя итоги работы по укреплению мощи Красной Армии, К. Е. Ворошилов в своем выступлении на XVIII съезде партии отмечал значительное развитие войск противовоздушной обороны, в частности зенитной артиллерии.

С 1939 года зенитно-артиллерийские части получали на вооружение 85-мм полуавтоматические и 37-мм автоматические пушки. По своим боевым качествам они превосходили имевшиеся за границей подобные образцы.

85-мм зенитные пушки образца 1939 г. имели потолок действительного огня 7000 м, предельную досягаемость по высоте - 10 600 м, а по горизонтальной дальности - 15 000 м.

В феврале 1941 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление "Об усилении противовоздушной обороны СССР", на основании которого угрожаемые районы были разделены на зоны ПВО (в границах военных округов). В каждую из них входили соединения, непосредственно выполнявшие задачи по обороне объектов на ее территории{5}.

В соответствии с этим постановлением развернулось формирование новых частей ПВО. Заказы промышленности на изготовление 85- и 37-мм зенитных пушек увеличились вдвое. Велось также формирование истребительных авиационных частей, в том числе и под Ленинградом. Процент истребителей в составе Военно-Воздушных Сил возрос с двенадцати до тридцати{6}. В полки поступали новые, более совершенные самолеты. В то время в частях находились самолеты-истребители главным образом И-16 и И-153. Они показали высокие боевые качества во время боев против японских захватчиков в районе озера Хасан и реки Халхин-Гол, а также в зимней кампании 1939-1940 гг. Но позднее в фашистской Германии появились истребители, обладавшие большей скоростью и высотой полета.

Имелись новые истребители и у нас. В 1941 году промышленность начала выпускать самолеты-истребители ЯК-1, МИГ-3 и ЛАГГ-3. В течение 1941 года намечалось сформировать новые авиационные полки, половину которых предполагалось вооружить самолетами новых образцов{7}.

2
{"b":"55596","o":1}