ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Странная привычка женщин – умирать
Иди на мой голос
Преломление
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Любовь рождается зимой
Настоящий ты. Пошли всё к черту, найди дело мечты и добейся максимума
Подсказчик
Популярная риторика
Моя босоногая леди
A
A

Воины ПВО изготовились к бою, в городе раздался сигнал воздушной тревоги.

Фашистские бомбардировщики шли тремя волнами, всего их насчитали более ста. Их сопровождали более двух десятков истребителей{144}.

Когда фашистские бомбардировщики приблизились к городу, дальнобойная артиллерия врага начала ожесточенный обстрел Ленинграда, районов огневых позиций зенитных батарей и ряда аэродромов. Как позднее выяснилось, замысел у фашистского командования был такой: огнем артиллерии подавить противовоздушную оборону и расчистить путь бомбардировщикам. А бомбардировщикам ставилась задача: идти несколькими эшелонами с разных направлений, прорваться к городу и нанести удар по кораблям Краснознаменного Балтийского Флота. Истребительная авиация должна была блокировать наши аэродромы, чтобы советские истребители не смогли помешать намеченной операции.

Но своевременное обнаружение врага радиолокационными станциями и четкое управление с командного пункта корпуса сыграли свою роль. Наши летчики-истребители еще до артиллерийского обстрела успели подняться в воздух. Блокировать аэродромы не удалось и вражеским истребителям.

Нервы у защитников города Ленина оказались крепкими, а система ПВО устойчивой. На вражеские дальнобойные батареи обрушила огонь фронтовая и корабельная тяжелая артиллерия. Армаду бомбардировщиков еще на подступах к городу встретили наши летчики-истребители. В воздухе над небольшим пространством закружились каруселью многие десятки самолетов. В небе стоял натужный гул моторов, слышался треск пулеметных очередей, грохот пушек...

Четверка наших истребителей во главе со старшим лейтенантом И. Чмутенко врезалась в строй бомбардировщиков, завязалась жестокая схватка. Старший лейтенант Г. Панарин первым поджег "юнкерс", и тот пошел на снижение. Панарин догнал его и метким снарядом вогнал в землю. Чмутенко, С. Харитонов и Шекунов атаковали другие машины и рассеяли всю группу{145}.

Вылетев по тревоге, летчики 26-го истребительного авиационного полка старшие лейтенанты Г. Беликов, Н. Аполлонин и Д. Оскаленко в районе Урицка встретили группу "юнкерсов" и с ходу атаковали их. Фашисты прикрылись сильным огнем. И все же наши летчики сумели подойти к ним на близкую дистанцию. Атака оказалась успешной: враг потерял сразу три бомбардировщика.

Своими смелыми атаками советские истребители расстроили боевые порядки вражеских бомбардировщиков, многие из них вынуждены были повернуть обратно.

Летчикам-истребителям большую помощь в бою оказывало наведение на цель по радио с земли. У них будто увеличился обзор, они могли лучше ориентироваться в обстановке. Отлично работал расчет радиотелеграфистов и электромехаников пункта радиосвязи, который возглавляли старший сержант Г.Ф. Никифоров и сержант А.С. Занин. Оперативно действовал и расчет радиостанции, которым командовал сержант Н.П. Львов. Член Военного совета фронта объявил этому расчету благодарность, всех бойцов наградили медалями "За отвагу".

На границе города самолеты фашистов попали под плотный огонь зенитной артиллерии. Несмотря на то, что бомбардировщики шли несколькими группами и на разных высотах, за их полетом постоянно следил командный пункт 2-го корпуса ПВО. Радиолокационные станции и наблюдательные посты, расположенные вокруг города и в самом городе, давали исчерпывающую информацию.

Большинство бомбардировщиков не смогло прорваться через завесу зенитного огня. Они сбросили бомбы в залив, на подступах к городу и повернули обратно. Но все же 58 бомбардировщиков прорвались к городу. Однако огонь зенитчиков вынуждал их метаться из стороны в сторону, не позволял подойти к кораблям{146}.

В этом бою зенитчики проявили не только исключительную стойкость и отвагу, но и возросшее мастерство, умение уничтожать пикирующие самолеты.

Позиции дивизиона, которым командовал капитан И.Ф. Моисеенко (115-й зенитный артиллерийский полк) были буквально изрыты вражескими снарядами, но зенитчики не прекращали огня по самолетам. Младшего лейтенанта Е.С. Юрасова взрывом бомбы оглушило. Поднявшись, он встал у орудия и управлял его огнем.

В трудной обстановке оказалась и батарея, которой командовал старший лейтенант П.А. Каплар (351-й зенитный артиллерийский полк). Артиллерия фашистов обстреливала ее позицию, а в это время близко появились прорвавшиеся к городу бомбардировщики. Разведчик Кузьменков точно определил курс самолетов, а дальномерщик Кондратов - высоту и дальность. Батарея открыла меткий огонь по самолетам. "Юнкерсы" попытались бомбить с пикирования. Орудийный расчет сержанта Беспалова сбил один из них, остальные были вынуждены уйти.

Так в трудном бою проявилась возросшая выучка зенитчиков. Значит, не случайно зимой эта батарея в соревновании за повышение боевого мастерства завоевала переходящее Красное знамя полка.

Героически сражались зенитчики третьей батареи 192-го зенитного полка (командир батареи коммунист Алексеенко, военком политрук Кочкин). Батарея сбила два фашистских бомбардировщика{146}. В этом бою особенно отличились парторг приборист Изместьев, коммунисты - командир орудия Крупинов, старший стереоскопист Голынский, наводчик Митин.

Батареи 169-го зенитного полка, занимавшие позиции в Торговом порту, метким огнем заставили фашистские бомбардировщики повернуть назад.

Стойко сражались воины первой батареи, которой командовал лейтенант Н.П. Мильченко. Артиллерийский огонь врага во время боя повредил два орудия. Старший сержант Кантемиров быстро устранил повреждения и орудия продолжали стрельбу. Батарея сбила "Юнкерс-88". Полк в этот день уничтожил четыре вражеских самолета{147}, а воины 194-го зенитного полка сбили пять и повредили пять фашистских самолетов.

Дорого обошелся этот налет гитлеровцам: 25 самолетов были сбиты и 10 подбиты{148}. Это - из 58 прорвавшихся к городу. Боевые корабли, стоявшие на Неве, почти не пострадали.

Ночью 4 апреля в Ленинграде снова раздалась воздушная тревога: с юга шли 18 фашистских бомбардировщиков. Зенитчики открыли заградительный огонь и вынудили большинство самолетов повернуть обратно. Только восемь машин прорвались к городу, но зенитчики помешали им прицельно нанести удары. Таким образом, ночной налет также не принес фашистам успеха.

Писатель Вс. Вишневский, находившийся в Ленинграде, 5 апреля писал: "... Корабли после вчерашних и ночных налетов стоят нерушимо... Военная цель налета - разрушение кораблей и удар по аэродромам - не достигнута"{149}.

В этот день особенно наглядно проявилась возросшая мощь противовоздушной обороны Ленинграда, искусство командования и боевое мастерство воинов.

На следующий день утром командиры и политработники во всех подразделениях провели беседы, рассказали воинам об успешном отражении налетов вражеской авиации и призвали их быть еще более бдительными, так как враг не отказался от своих намерений.

Все подразделения ПВО находились в постоянной готовности к бою. Операторы радиолокационных станций непрерывно "прощупывали" небо, уделяя особое внимание южному направлению. Летчики вели воздушную разведку вражеских аэродромов. На одном из аэродромов они обнаружили значительное сосредоточение фашистских самолетов. 26-й истребительный авиационный полк получил приказ разгромить их.

15 апреля группа в 11 самолетов во главе с командиром полка подполковником Б. Н. Романовым скрытно подошла к аэродрому и обрушила удар по самолетам, находившимся на стоянке. Вражеские зенитки открыли ураганный огонь. Фашистские истребители попытались взлететь, но не смогли. Старший лейтенант Георгий Жидов сбил одного на взлете. От метких попаданий бомб и снарядов возникли пожары. В результате этого налета наши летчики сожгли 12 самолетов и много машин повредили{150}.

После понесенных потерь фашисты три недели не предпринимали массированных налетов, пытались вести только воздушную разведку.

Успешное отражение налетов вражеской авиации вызвало у воинов ПВО большой подъем. В эти дни многие из них подали заявления о приеме в партию и комсомол. За две недели апреля в 115-м зенитном артиллерийском полку было подано заявлений в партию в три раза больше, чем в первой половине марта, а в 169-м полку - в четыре раза больше{151}. За апрель в армии ПВО приняли в партию 348 комсомольцев{152}. Это значительно больше, чем в предыдущие зимние месяцы.

29
{"b":"55596","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#ЛюбовьНенависть
Сломленный принц
Звание Баба-яга. Потомственная ведьма
Подземные корабли
Самый богатый человек в Вавилоне
Строим доверие по методикам спецслужб
Кто украл любовь?
Возлюбленный на одну ночь