ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Выступавшие на конференции бойцы-девушки рассказывали, как они овладевают боевыми специальностями и несут службу, какие встречают трудности. И каждая из них говорила о том, что она гордится званием воина Красной Армии.

- У всех нас много горя, - говорила боец Лопухова (2-й полк ВНОС). Это горе принес нам ненавистный враг - фашизм. За все наши слезы, за все горе мы должны отомстить гитлеровцам. Я добровольно пришла в Красную Армию, чтобы отомстить фашистам за мужа, погибшего в бою, за все страдания, которые они принесли нам.

О высокой чести и ответственности быть защитником Ленинграда говорила красноармеец Клавдия Брюхова.

- Мы приложим все силы, - заявила она, - чтобы оправдать свое высокое звание. Будем защищать Ленинград стойко, не щадя крови и жизни своей.

Участники конференции обратились ко всем девушкам-бойцам с призывом развернуть соревнование за быстрейшее овладение боевой техникой{171}.

К осени в частях армии насчитывалось уже более четырех тысяч девушек, среди них 128 коммунистов и 2358 членов ВЛКСМ{172}. Многие отделения и расчеты целиком состояли из бойцов-девушек, 149 девушек занимали должности младших командиров. В 23 ротах и батареях девушки были назначены помощниками заместителей командиров по политчасти, и они вели большую работу.

Политотдел армии создал курсы по подготовке политработников, на которых занималось 12 девушек{173}. Первые выпускники этих курсов стали инструкторами по комсомолу полков, заместителями командиров батарей и рот по политчасти (там, где большинство бойцов составляли девушки), начальниками клубов.

Воины-девушки настойчиво готовились к боям, стремились сделать все, чтобы стать достойными защитниками Ленинграда.

Военный совет Ленинградской армии ПВО придавал большое значение воспитательной работе среди младшего начальствующего состава, месту младшего командира в руководстве боевой подготовкой и воспитанием бойцов. 18 мая 1942 года этот вопрос обсуждался на заседании Военного совета{174}.

Перед обсуждением работники политотдела изучили в частях состав младших командиров, их работу и учебу. Военный совет заслушал доклады командиров 115-го и 351-го зенитных артиллерийских полков подполковников В.Г. Привалова и В.Д. Жеглова.

Военный совет отметил, что в последнее время командиры, политработники, партийные и комсомольские организации стали уделять больше внимания младшим командирам. Но в ряде частей в работе с ними имелось много упущений, старшие начальники нередко подменяли младших командиров, мало учили их.

В принятом решении Военный совет наметил перечень мер по улучшению воспитания и обучения младших командиров. В частности, предусматривалось провести полковые конференции сержантов, ежемесячно проводить совещания по обмену опытом, в армейской печати, в лекциях и беседах широко популяризировать их подвиги и опыт работы с подчиненными, наладить регулярную учебу и для этого в каждой батарее оборудовать специальные землянки. Военный совет потребовал от командиров и военкомов всемерно повышать авторитет и роль сержантов в боевой деятельности подразделений{175}.

Все эти указания претворялись в жизнь. Несмотря на повышение активности фашистской авиации, в мае во всех полках состоялись конференции младших командиров. В ряде полков на них выступили члены Военного совета армии.

Активно прошла конференция, например, в 194-м зенитном артиллерийском полку (командир подполковник Л.С. Бабахо, военком К.А. Привалов). На ней присутствовали опытные младшие командиры, награжденные орденами и медалями, - старшие сержанты Плясов, Коцюба, сержанты Иванов, Габрин, Шаров, младшие сержанты Громцев, Комраков. Рядом с ними находились и молодые, еще необстрелянные товарищи.

Участники конференции детально проанализировали свою работу и наметили главные задачи - в совершенстве изучить оружие, стать мастерами своего дела, научиться бить врага наверняка. Они приняли обращение ко всем младшим командирам Ленинградской армии ПВО с призывом развернуть соревнование за то, чтобы все бойцы стали мастерами своей специальности, а расчеты снайперскими{176}.

Призыв был подхвачен во всех полках, всюду развернулась борьба за снайперские расчеты. Вскоре она принесла свои результаты.

Орудийный расчет сержанта П. Лыткина (115-й зенитный артиллерийский полк) добился высокой слаженности и полной взаимозаменяемости, отлично овладели техникой наводчик П. Ткачев, заряжающий Д. Монетин, установщик угла возвышения А. Кичайкин, считывающий М. Фроленков, трубочные П. Соловьев и С. Радзивилов. В ночь на 28 мая расчет сбил фашистский самолет "Хейнкель-111", через три дня - еще один, а в ночь на 5 июня поджег третий самолет{177}.

За высокое боевое умение и стойкость всем бойцам расчета присвоили звание "ефрейтор", и расчет стал ефрейторским{178}.

В батарее состоялся митинг. Военком тов. Цвик зачитал приказ о присвоении расчету звания "ефрейторского". Затем выступили сержант Лыткин, ефрейтор Фроленков. Воины ефрейторского расчета обратились ко всем зенитчикам противовоздушной обороны Ленинграда с призывом бороться за высокое мастерство, за ефрейторские расчеты.

Газета, рассказывавшая о новом почине, расходилась всюду нарасхват. Сержант Виктор Осташенко прочитал обращение своим бойцам и сказал:

- Давайте обсудим, что надо сделать, чтобы и мы завоевали почетное звание ефрейторского расчета.

Он охарактеризовал успехи каждого: наводчик Шершнев цель ловит быстро, перевыполняет хрононормы, Чикунов отлично устанавливает трубку, хорошо сработался с заряжающим Афанасьевым. Потом сержант указал на недоработки.

- Сержант прав, - сказал наводчик Шершнев. - Усердной тренировкой мы можем завоевать звание ефрейторского.

Так расчет за расчетом подхватывали новый почин. Он по существу дополнял, детализировал те обязательства, с которыми в мае выступили сержанты 194-го полка. Соревнование набирало силу.

Командиры в частях, несмотря на боевую обстановку, всячески поддерживали начинания воинов, регулярно проверяли выполнение обязательств, принимали зачеты. И вот уже через месяц в 115-м зенитном полку орудийным расчетам сержанта Д. Карташева и красноармейца Силякова также присвоили звание "ефрейторских". Вскоре в этом полку стало уже 13 ефрейторских расчетов{179}. Они росли во всех полках.

В батареях регулярно проводились политические занятия с сержантами, занятия по боевой подготовке.

Подвиги и опыт работы сержантов широко показывались на страницах армейской газеты. Этот богатый материал политработники использовали для бесед в подразделениях.

Проведенная после заседания Военного совета армии работа дала хорошие результаты. В частях ПВО выросло много замечательных младших командиров умелых воспитателей, мужественных воинов.

В числе первых награжденных 28 августа нагрудным знаком "Отличный артиллерист" был командир орудия сержант Н.Ф. Штангей{180}. Его расчет считался одним из лучших в дивизионе, к тому времени он сбил два бомбардировщика и один истребитель фашистов. И что особенно важно, своим огнем расчет не допускал, чтобы враг прицельно сбросил бомбы на позицию. В этом проявлялись стойкость и твердость характера командира и бойцов.

Об этом рассказывал в газете "Ленинградская правда" М. Жестев.

... На батарею начали пикировать "юнкерсы". Ефрейтор Андрей Щеглов увидел, что новый заряжающий съежился и вот-вот готов спрыгнуть с орудийной платформы. Увидел он и то, как сержант Николай Штангей схватил его за руку, подтянул к себе и крикнул прямо в лицо:

- Я стою и ты стой! И чтоб снаряды, как вода, текли...{181}

"Это ничего, - подумал Щеглов. - Штангей и из тебя сделает настоящего солдата". Верил он этому потому, что сержант и ему помог стать настоящим бойцом. Вот как это произошло.

Приняв новичка, Штангей подошел с ним к орудию и сказал:

- Сейчас мы с тобой залезем в пушку.

Боец рассмеялся... Но командир достал блокнот и тут же стал рисовать и объяснять взаимодействие частей зенитки.

33
{"b":"55596","o":1}