ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первые бои

Нападение фашистской Германии на нашу страну вызвало у советских воинов гнев и возмущение. После передачи по радио Заявления Советского правительства в частях ПВО состоялись митинги. Выступавшие воины клялись защищать Родину мужественно, умело и беспощадно истреблять фашистских захватчиков, посягнувших на нашу землю.

В 44-м истребительном авиационном полку митинг открыл батальонный комиссар С.В. Шалыганов - участник боев в Испании. На его груди сверкали два ордена Красного Знамени. Он, уже воевавший против фашистов, призывал своих товарищей готовиться к трудным сражениям.

- Смотрел я на сослуживцев и думал о предстоящих боях, - вспоминал позже полковник в отставке Сергей Васильевич Шалыганов. - В строю стояли молодые ребята, но теперь они казались старше - их лица посуровели, брови сдвинуты. Они хорошо понимали свой долг и свою ответственность перед Родиной.

Об этом долге взволнованно и страстно говорили на митинге лейтенант Н.А. Пузенко и воентехник И.В. Ковалев, другие летчики и техники.

- Мы, летчики, непробиваемым щитом прикроем город Ленина, - звучал голос лейтенанта Николая Пузенко. - В каждом бою буду помнить, что я коммунист и не пожалею ни сил, ни жизни для того, чтобы отразить нашествие фашистских захватчиков.

Резолюция митинга была короткой: авиаторы выражали возмущение бандитским нападением гитлеровской Германии на нашу страну и заверяли Центральный Комитет партии и Советское правительство в том, что они отдадут все силы для полного разгрома агрессора.

От Ленинграда фронт находился еще далеко, но войска противовоздушной обороны вступили в бой с врагом в первые же дни войны. Фашистские самолеты усиленно вели воздушную разведку, пытались прорваться к Ленинграду. Они шли группами и поодиночке на большой высоте, за облаками, а иногда, наоборот, совсем низко. Требовалось высокое умение и немало усилий для того, чтобы обнаружить их и не допустить к городу.

В этих боях воины ПВО проявили большую выдержку и мастерство, мужество и самоотверженность.

В ночь на 23 июня фашистские бомбардировщики пытались прорваться к Ленинграду со стороны Карельского перешейка. В районе Сестрорецка зенитчики встретили их мощным огнем. Тогда гитлеровцы разделились на две группы. Одна пошла на Кронштадт, но там попала под огонь зенитчиков Краснознаменного Балтийского флота. Балтийцы сбили четыре самолета, а остальные повернули обратно. Вторую группу отражали батареи 115-го и 194-го зенитных артиллерийских полков 2-го корпуса противовоздушной обороны Ленинграда. Особенно отличилась 15-я батарея 194-го полка, занимавшая позицию в районе ст. Дибуны{13}.

Зенитчики находились у орудий и приборов. В половине второго часа ночи бойцы услышали грохот разрывов и стрельбу зенитных орудий. Неподалеку от огневой позиции темнел лес. Младший политрук М.М. Левичев и командир взвода управления младший лейтенант Н. И. Замотин, стоявшие рядом, увидели над ним полосу трассирующих пуль, терявшуюся в высоте.

- Стреляют по самолету, - сказал Левичев младшему лейтенанту.

В это время, чуть ли не над самыми вершинами деревьев показался бомбардировщик. Раздалась команда на открытие огня. Ночью, хотя в ту пору стояли белые ночи, все же попасть в летящий самолет не так-то легко. Но зенитчики заметили, что фашистского бомбардировщика после первого залпа будто подбросило. В тот же момент раздались взрывы - это фашисты спешили избавиться от бомб.

Зенитчики продолжали вести огонь. Особенно четко действовали орудийные расчеты старшего сержанта С.А. Коцюбы и младшего сержанта Л.М. Шарова, хорошо слаженные в мирное время. Наводчик красноармеец Г.И. Усенко быстро поймал цель и уже не выпускал ее из визира, несмотря на бомбежку и обстрел. От четвертого залпа зенитчиков фашистская машина загорелась. Она приземлилась недалеко от населенного пункта Юкки. Советские воины взяли экипаж в плен.

Так закончился первый бой зенитчиков.

Первый бой всегда трудный - своей неизвестностью, нервным напряжением. Бойцы 15-й зенитной батареи выдержали его с честью.

Об успехе Батареи быстро узнали все зенитчики. О нем сообщили 24 июня газета "На страже Родины" и корпусная - "Защита Родины". Во всех подразделениях командиры и политработники провели беседы с бойцами.

Через некоторое время в корпусной газете было опубликовано сообщение о том, что Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом доблесть и мужество награждены медалями "За боевые заслуги" младший политрук Михаил Михайлович Левичев, старший сержант Семен Алексеевич Коцюба, младший сержант Леонид Михайлович Шаров, красноармейцы Георгий Иванович Усенко, Константин Андреевич Соломинов и Егор Андреевич Башкатов{14}.

Вслед за 15-й батареей боевой счет открыла и 16-я батарея 169-го зенитного артиллерийского полка, занимавшая позицию южнее Ленинграда, - на направлении, где вражеская авиация проявляла особую активность. С этого направления фашистские бомбардировщики ежедневно пытались прорваться к Ленинграду.

Тот день начала июля был таким же напряженным, как и предыдущие. Поэтому комсомолец ефрейтор Додонов особенно внимательно следил за небом. Вдали он заметил клубочки разрывов зенитных снарядов и уходивший от них самолет.

- "Юнкерс-88", - доложил он командиру и быстро определил высоту полета.

Командир батареи лейтенант К.П. Морозов посмотрел в ту сторону.

- К нам идет, курс точно на батарею.

Лейтенант не торопился, выжидал. Зенитчики цепко "вели" вражеский бомбардировщик. Расчеты орудий, которыми командовали младшие сержанты Афонин и Яковлевский, были готовы в любую секунду открыть огонь.

И вот грохнул залп. Снаряды разорвались чуть впереди бомбардировщика. Введена поправка, снова залп. Один снаряд разорвался возле самолета и от него отвалилось крыло. Экипаж выбросился на парашютах и был взят в плен. У летчика оказалась карта с нанесенными маршрутами налетов на Ленинград и другие ценные документы, которые помогли раскрыть замыслы фашистов.

За образцовое выполнение боевых заданий командир батареи лейтенант К. П. Морозов был награжден орденом Красной Звезды. Удостоились государственных наград и другие зенитчики{15}.

Воздушные бои первых дней и недель войны - это целый каскад блестящих подвигов, совершенных ленинградскими летчиками-истребителями. Они смело бросались в схватки с фашистами, которые кичились своим боевым опытом. Так, в частности, действовал летчик 158-го истребительного авиационного полка лейтенант А.В. Чирков.

На второй день войны - 23 июня 1941 года посты ВНОС сообщили, что к Ленинграду летят два бомбардировщика "Хейнкель-111". На перехват вылетел лейтенант А.В. Чирков. Его ЯК-1 мгновенно взмыл в небо. Вскоре летчик увидел вражеские самолеты и ринулся в атаку. Выдержка у Чиркова оказалась железной: он атаковал ведущего и сбил его, затем устремился к второму, но тот поспешно сбросил бомбы и повернул обратно.{16}

Это был первый самолет, сбитый ленинградскими летчиками. Через день лейтенант Чирков снова вел бой. Группа, которую он возглавлял, встретила превосходившую по численности группу фашистских бомбардировщиков и истребителей. И все же победителями вышли наши летчики. Они сбили четыре фашистских истребителя.

Вскоре открыли боевой счет и другие летчики. В бою 6 июля особенно отличился летчик 19-го истребительного авиационного полка старший лейтенант Д.С. Титаренко, сбивший вражеский самолет. Вслед за ним открыли боевой счет Д. Оскаленко, М. Гнеушев, В. Зараменских и другие.

Наша авиация не ограничивалась лишь отражением вражеских атак. В первые дни войны летчики Северного фронта, Балтийского и Северного флотов нанесли массированные удары по фашистским аэродромам на территории Финляндии и Северной Норвегии. Рано утром 25 июня налет совершили 236 бомбардировщиков и 224 истребителя. Враг не ждал его - на аэродромах скученно стояло много самолетов. За первым налетом последовал второй, третий... И так - в течение недели. В груды искореженного металла превратились более 130 вражеских самолетов. Они не могли уже появиться в небе Ленинграда.

4
{"b":"55596","o":1}