ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эти колоссальные силы были нацелены на Ленинград. Кроме того, над городом на Неве нависала угроза с севера. В Финляндии были развернуты 21 дивизия и 3 бригады, в которых насчитывалось более 325 тысяч человек. На аэродромах Финляндии находилось около 900 самолетов 5-го немецкого флота и финской авиации{25}.

Захватив 5 июля город Остров, а 9 июля Псков, фашистское командование нацелило свои силы в направлении Луга - Красногвардейск (Гатчина). Одновременно оно наметило широкий охват района Ленинграда: через Старую Руссу в обход озера Ильмень, а с севера - через Петрозаводск на реку Свирь.

Создалась реальная угроза выхода вражеских войск на южные подступы к Ленинграду. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования приняла ряд мер, чтобы сорвать планы врага. Советские войска предпринимали контрудары. Срочно готовилась лужская полоса обороны от Финского залива до озера Ильмень, общей протяженностью 300 километров.

Важную роль в отражении усилившихся массированных налетов вражеской авиации сыграли меры, принятые во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны от 22 июля 1941 года{26}. Это постановление предусматривало значительное усиление противовоздушной обороны Москвы, Ленинграда и других важнейших промышленных городов и объектов. В частности, 7-му истребительному авиационному корпусу ПВО Ленинграда дополнительно передавались авиационные полки.

На защиту родного города поднялись все ленинградцы. По призыву партийной организации до 500 тысяч жителей города самоотверженно строили оборонительные сооружения.

Создавалась Ленинградская армия народного ополчения, из рабочих формировались истребительные полки, два отдельных аварийно-восстановительных полка и три отдельных батальона МПВО, комсомольский полк противопожарной обороны, усиливались существовавшие команды местной противовоздушной обороны, ежедневно в них проводились учения.

Ленинград превращался в прифронтовой город. Строились баррикады, подвалы крупных зданий приспосабливались под убежища. С помощью маскировочных сетей и камуфляжной окраски изменялся сам облик города. Над районом Смольного, например, были так расположены маскировочные сетки, что он с воздуха казался парком.

В парках и скверах укрывались приспущенные на день аэростаты воздушного заграждения. На Марсовом поле, у Смольного, на многих площадях стояли в боевой готовности зенитные батареи.

12 июля фашистские моторизованные и танковые части, наступавшие от Пскова вдоль Ленинградского шоссе, прорвались к Луге. Советские войска встретили их мощным огнем. Завязались ожесточенные бои.

По мере приближения военных действий к Ленинграду, усложнялись задачи и условия действий войск противовоздушной обороны. В этот период неизмеримо возросли трудности обороны города от воздушных налетов, так как фашистская авиация стала базироваться на близких аэродромах.

На войска ПВО возлагалась также новая задача - непосредственно поддерживать и защищать стрелковые соединения, сдерживавшие натиск врага. Воины ПВО отражали не только налеты авиации, но зачастую и атаки танков и пехоты. Летчики-истребители по несколько раз в день вылетали на перехват вражеских самолетов, прикрывая свои наземные войска.

Для усиления и поддержки наземных войск по приказу командующего фронтом 2-й корпус ПВО 5 июля 1941 года выделил 100 зенитных орудий с лучшими расчетами{27}. Они заняли позиции в противотанковых районах на подступах к городам Гатчина, Пушкин, Красное Село. В конце июля из каждой батареи полков, прикрывавших Ленинград с севера и востока, дополнительно отправили по одному 85-мм орудию для противотанковой обороны (всего 60 орудий). В августе 115, 189, 194 и 351-й зенитные артиллерийские полки дополнительно сформировали четыре дивизиона и направили их на противотанковую оборону в южный укрепленный район. Эти зенитные подразделения сыграли важную роль в отражении вражеских танковых атак.

С приближением фронта потребовалось также усилить противовоздушную оборону важных железнодорожных станций, мостов, ГЭС и других объектов. В конце июня 2-й корпус ПВО сформировал 20-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион в составе трех батарей среднего калибра и одной батареи малого калибра. Дивизион занял позицию в районе Невской Дубровки и прикрывал 8-ю ГЭС.

Позднее были сформированы еще несколько дивизионов и пять отдельных железнодорожных батарей. Формирование новых зенитных подразделений позволило усилить противовоздушную оборону Ленинграда и других важных объектов.

В июле фашистская авиация все активнее стремилась нарушить работу Октябрьской железной дороги, этой главной магистрали, по которой шли грузы и резервы Ленинграду. В связи с этим на 7-й истребительный авиационный корпус ПВО была возложена ответственная задача - прикрыть важнейшие железнодорожные станции, мосты и перегоны.

Выделить крупные силы не представлялось возможным. Поэтому наши летчики избрали тактику действий из засад мелкими группами истребителей - по два звена. Такие группы расположились в районе Чудово, Малая Вишера, Любань и других местах. При появлении вражеских бомбардировщиков, они неожиданно появлялись перед ними и наносили внезапные удары.

11 июля в районе станции Ушаки появилось пять вражеских бомбардировщиков. На перехват из засады вылетели четыре истребителя 44-го авиационного полка. Особенно смело и удачно атаковал врага командир звена лейтенант Андреев. Он подошел к "юнкерсу" почти вплотную и длинной очередью поджег его. Два фашистских летчика выбросились на парашютах и были взяты в плен. Вражеским самолетам так и не удалось бомбить железнодорожную станцию.

На дальних подступах к Ленинграду в ту пору очень активно действовала отдельная истребительная эскадрилья, которой командовал старший лейтенант И.П. Неуструев. Базировалась она на полевом аэродроме. Летчики эскадрильи отличались дерзкими атаками в воздушных боях и не менее дерзкими штурмовками вражеских войск.

Однажды семь истребителей И-16 во главе с И.П. Неуструевым пошли на перехват большой группы бомбардировщиков, пытавшихся нанести удар по нашим войскам. Сопровождало группу 12 "мессершмиттов". Неуструев со своими товарищами обошел группу прикрытия и внезапно атаковал бомбардировщики. Пока вражеские истребители разобрались, что произошло, строй бомбардировщиков был нарушен, и они начали уходить. В этом бою И.Неуструев сбил "Юнкерс-87" и "Мессершмитт-109, молодой летчик лейтенант И. Пидтыкан сбил тоже два вражеских самолета.

О действенности ударов эскадрильи очень убедительно говорит такая цифра: за первые три с половиной месяца войны она сбила 46 фашистских самолетов. Сам И. Неуструев сбил за этот период девять самолетов, а летчики лейтенанты И. Пидтыкан и В. Харитонов - по семь. Особенно знаменательно то, что эскадрилья не потеряла ни одного летчика.

Выполняя свои ответственные задачи, воины ПВО пристально следили за развитием событий на фронте. Их, как и всех советских людей, тревожила судьба Ленинграда и всей Родины. В каждой батарее, роте, эскадрилье день начинался с прослушивания сообщения Советского информбюро. И всюду сыпались вопросы: когда остановим врага, когда наступит перелом в ходе войны?

Ответы на них дала директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б), направленная 29 июня 1941 года партийным и советским организациям прифронтовых областей, а также выступление Председателя Государственного Комитета Обороны И. В. Сталина по радио 3 июля 1941 года, в котором излагались положения этой директивы{28}.

Партия и правительство откровенно и прямо говорили советскому народу о величайшей опасности, нависшей над страной, о том, что "в навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том, - быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение"{29}.

Разъяснив создавшуюся на фронте трудную обстановку, партия призвала всех советских людей покончить с настроениями мирного времени, отрешиться от благодушия и беспечности, всю деятельность подчинить интересам фронта.

6
{"b":"55596","o":1}