ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Трижды продиралась Зоя за своим подопечным через весь вокзал от поездов до камер хранения, и каждый раз он передавал сумки невесть откуда появившимся неприметным личностям. А в промежутках Зоя возвращалась в облюбованный закуток, приносила водку, на что ее друг и покровитель восхищенно цокал языком, срывал зубами пробку, делал крупные глотки. О методах добывания данного напитка у него сложилось свое мнение, и Зоя не намеревалась его разубеждать. Против того, что она прикладывается к бутылке лишь символически, приятель Зои, конечно, не протестовал, разве что пару раз из врожденной деликатности.

После одной из эскапад она чуть было не упустила Толяна. Он как-то неуловимо и даже небрежно-элегантно толчком отправил тележку в подсобку, следом зашел сам и через несколько минут показался в цивильном костюме, сделавшем его вполне привлекательным мужчиной. На привокзальной площади Толян уселся в машину. Зоя вышла за ним и заметалась в поисках свободного такси. Подле нее заурчал двигатель «жигуленка». Она подскочила, рванула дверцу, плюхнулась на сиденье.

– Ну, ты… – встрепенулся было водитель и умолк при виде купюры немалого достоинства в конвертируемой валюте, зажатой в руке полупьяной бомжихи.

– Давай вон за тем, – Зоя ткнула пальцем в лобовое стекло.

– Йес, мэм, – кивнул удивленный водитель и дал газ.

Автомобиль Толяна остановился возле громадного и длинного, как китайская стена, дома. Водитель, везший Зою, притормозил поодаль по ее знаку. Толян спокойно покинул салон машины, не оглядываясь, прошагал в центральный подъезд. Зоя ждала, водитель молчал. Более чем странный вид пассажирки не располагал к попыткам завязать беседу.

Не прошло и получаса, как Толян бодро выскочил из подъезда. В руках он держал небольшой сверток, упакованный в полиэтилен. Возвратившись в свою машину, он тем же путем, в сопровождении «жигуленка», вернулся на вокзал.

– Ну и что? – не сдержался водитель.

– Ничего. – Зоя без улыбки подмигнула. – Кто меньше знает, тот дольше живет…

С этим зловещим напутствием она хлопнула дверцей и направилась к зданию вокзала.

29

Среди однокашников Зои Богушевской по альма-матер были ребята, сколотившие неплохие состояния в благословенные для предприимчивых людей времена и, что немаловажно, не утратившие при этом двух чувств: юмора и локтя. Поэтому они с легкостью согласились принять участие в придуманном Зоей розыгрыше. Как она объяснила, ей очень хотелось невинно отомстить прежнему возлюбленному, а для того сначала пустить жертве пыль в глаза.

– Нет вопросов, старуха, – только и сказал преуспевающий риелтор Алик. – Созываю наших кавээнщиков. Есть еще порох в пороховницах…

В результате к длинному дому, похожему на китайскую стену, подкатил серебристый «мерседес». Он мягко качнулся на рессорах, и парень в модном пальто из тончайшей кожи, выскочивший из салона, угодливо распахнул дверь перед хозяйкой. Молодая женщина царственно ступила на мостовую и проследовала к центральному подъезду при почетном карауле из еще двух стильных юношей. Одного взгляда на изысканно, с большим вкусом одетую даму было достаточно, чтобы понять: ее экипировка стоит ох как недешево, но она будто родилась в этой одежде. Естественно и непринужденно она поднялась по лестнице, устланной синтетической ковровой дорожкой. Провожатые вышагивали чинно и степенно, а в дверь на втором этаже они вошли уверенно, как к себе домой.

Вывеска утверждала, что здесь помещалось акционерное общество «Алиса» – импортная сантехника, стройматериалы, евроремонт и прочее в том же духе. Охранник «Алисы» попытался остановить пришедших вежливым вопросом:

– Как о вас доложить?

– Президент компании «Ацтек», – холодно отрекомендовалась гостья, не убавляя шага.

Охранник забежал вперед, и вслед за ним Зоя и ее свита вошли в приемную.

– «Ацтек»? – засуетилась секретарша с кукольным личиком. – Вам назначено?

– Мне не назначают, – высокомерно обронила Зоя. – Назначаю я…

Прибывшие молодые люди напористо распахнули двери кабинета директора (Петра Аркадьевича Волошина, как явствовало из солидной позолоченной таблички). Зоя шагнула в светлый, просторный, обставленный финской мебелью кабинет, где директор пребывал в одиночестве, жестом отослала свиту. Она так протянула руку, что не отличавшемуся изысканностью манер Волошину ничего не оставалось, как коснуться губами кончиков пальцев женщины.

Дама подняла на Петра Аркадьевича огромные глаза в обрамлении густых ресниц.

– Прошу извинить за вторжение, – произнесла она искусственным контральто. – Ольга Николаевна Сотникова, президент компании «Ацтек»…

– Что за «Ацтек»? – вырвалось у опешившего директора. – Никогда о таком не слышал.

– Наш главный офис находится не в Москве, – пояснила Зоя, прощупывая Волошина взглядом.

– Гм… Ну и что?

– Я внимательно изучала вашу фирму… Анализ позволил мне сделать вывод, что нам пора объединиться.

Зоя откинулась в кресле, вынула из сумочки золотой портсигар, достала длинную тонкую сигарету, толкнула пальцем крышечку зажигалки «Зиппо», извлекла огонь и закурила. Затем она слегка приспустила шарф… Обнажилась стройная шея.

– Что вы, собственно, имеете в виду? – Волошин неожиданно закашлялся.

– Наркотики, разумеется, – невозмутимо сказала Зоя. – Сбыт у вас налажен неплохо, но чем вы промышляете, боже мой… Травкой, и что в результате?

Она презрительно обвела комнату изящной рукой, и Волошин вдруг со стыдом подумал, что кабинет, которым он гордился, беден и плох.

– А я предлагаю героин, – продолжала Зоя в прежнем тоне. – Серьезная партия уже в Москве. Давайте дружить, Петр Аркадьевич. И вам, и нам выгодно.

– Да вы понимаете…

– Все я понимаю, – махнула рукой Зоя.

– Подождите минуту…

Волошин выскочил в дверь, замаскированную в углу кабинета. Зоя подошла ближе, прижала ухо к дверному полотну. Она услышала два голоса, один из них директорский, но разбирала только отдельные реплики, когда начинали говорить громче.

– Ловушка, – бубнил собеседник директора. – Наживка эта мадам, и не вздумай проглотить, крючок с кишками вырвут…

– Да я чувствую, – возражал Волошин, – наш она человек…

– Смотри… Не ты один, все кровью харкать будем…

– Обжегшись на молоке, на воду дуем… Волков бояться – в лес не ходить…

– Проверять придется досконально…

– Не учи меня жить…

Директор вернулся так же внезапно, как исчез, и Зоя едва успела отпрянуть от двери.

– Вот что, – сказал он с обретенной уверенностью. – Право, не знаю, о чем вы здесь толковали, Ольга Николаевна, но вы мне нравитесь. Поужинаем как-нибудь вдвоем?

– Медлить особенно не стоит. – Зоя обворожительно улыбнулась Волошину. – Увидимся на недельке…

Убежденная, что сделка будет заключена, она рассталась с Петром Аркадьевичем. Ее душа ликовала.

В плену своих полудетских представлений, очень далеких от суровой реальности, Зоя не понимала, как прозрачна ее игра. Не понимала (или не хотела понимать) она и того, как беспечно и жестоко подставляет однокашников, разыгравших спектакль по ее сценарию. Правда, позже она убедилась, что с ними все в порядке, но тут не было ее заслуги… Зоя считала, что ей фантастически везет. Она верила, что понравилась Волошину, что происхождение героина навсегда останется в тени, что ее путь отныне устлан розами… Блажен, кто верует.

30

Ноябрь 1993 года

Черноморский лайнер «Иван Тургенев» возвращался из Стамбула, и осеннее солнце было еще жарким, а ветерок – теплым. Зоя нежилась на палубе – она сидела в шезлонге в свободной, расслабленной позе, темные очки скрывали глаза.

Сотрудничество с Волошиным развивалось успешно, и Зоя ездила в Турцию не отдыхать, а налаживать новые контакты. Жизнь теперь виделась ей непрерывной цепью удач… Так, наверное, резвится крохотная рыбешка в пасти кита.

– Шикарная женщина на шикарном лайнере, – послышалось где-то над Зоей, словно с небес. – И даже без охраны…

31
{"b":"5560","o":1}