ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А куда? Какая-нибудь африканская глушь?

– Нет, не глушь. Высокоразвитая страна, во многом обгоняющая ведущие мировые державы. Пока я не могу ее назвать.

Совершенно сбитая с толку, Оксана не знала, что и подумать – так не походили речи Владимира Сергеевича на то, что можно было услышать от вербовщика проституток, да и сам он представлялся девушке личностью загадочной. Допустим, он все-таки обычный вербовщик и хочет обмануть ее. Но тогда сплел бы мало-мальски солидную историю вместо этих «не могу объяснить всего» и «не могу назвать страну»… Нет, похоже, он говорит правду – ведь в отличие от безупречно сконструированной лжи правда часто выглядит беспомощной. Но если так, что стоит за этой правдой?

Растерянность девушки не укрылась от Зорина.

– Я не требую от вас немедленного ответа, – произнес он. – Вот конверт, в нем тысяча долларов. Независимо от того, какое решение вы примете, деньги ваши. Подумайте и позвоните мне… И поверьте, тысяча долларов – мелочь по сравнению с тем, что ожидает вас и наших будущих подопечных.

Машинально приняв конверт из рук Зорина, Оксана почти взмолилась:

– Но, Владимир Сергеевич… Как же я могу согласиться, если вы ничего не хотите разъяснить?! Что я, к примеру, должна буквально говорить девушкам?

– Это мы обсудим при следующей встрече, когда вы сочтете ее необходимой… Но чем меньше они будут знать, тем лучше. Без секретов пока не обойтись. Впрочем, – добавил он, – довольно скоро это утратит всякое значение.

Последняя фраза окончательно добила Оксану. Теперь она не понимала уже решительно ничего. Зорин смотрел на нее в раздумье, потом неожиданно рассмеялся.

– Извольте! – воскликнул он. – Я приоткрою завесу, совсем чуть-чуть… В скором времени грядут перемены, Оксана, большие перемены. Оставаться в России попросту небезопасно.

– Вот так приоткрыли, – молвила Оксана с иронией. – Да что вы имеете в виду, какие перемены? Политические, экономические? Военный переворот, фашистская диктатура, что? От чего вы рветесь спасать падших женщин?

Зорин аккуратно затушил окурок в пепельнице:

– Оксана, я охотно рассказал бы вам все и даже не попросил бы сохранять наш разговор в тайне – потому что передай вы кому-то его содержание, вам бы не поверили. Проблема в том, что и вы не поверите мне. Чтобы поверить, надо увидеть, и вы увидите… И тогда все поймете. А пока давайте остановимся на тысяче долларов и на том, что я жду вашего звонка. Вас отвезти или вы доберетесь сами?

Замедленным движением, как сомнамбула, Оксана убрала в сумочку конверт и визитную карточку. Она далеко не была уверена, что позвонит Зорину, но ведь он сказал, что деньги так или иначе принадлежат ей, и глупо отказываться от них. Но во что же ее все-таки втягивают?!

– Если нетрудно, – попросила она, – отвезите меня домой…

В машине Оксана из предосторожности назвала адрес квартала за три до своего дома, хотя и не обольщалась по поводу действенности такой меры. Если Зорин пожелает найти ее, найдет.

По дороге Владимир Сергеевич молчал, размышлял о своем. Он считал, что выбрал правильную стратегию поведения с Оксаной. Лгать ей было бы ошибкой, ложь облегчила бы первый этап сближения, но в дальнейшем могла привести к труднопоправимым последствиям. Гораздо лучше было поступить так, как Зорин и поступил, – издалека, исподволь готовить Оксану к встрече с истиной. Он с удовлетворением отмечал, что едва ли обманулся в ожиданиях. Конечно, высшее образование здесь ни при чем, само по себе оно очень мало значит для целей Зорина. Но девушка обладала достаточно развитым воображением, чтобы принять в итоге действительное положение дел и помогать Владимиру Сергеевичу уже вполне сознательно. Может быть, она даже станет одной из… Стоп, осадил себя Зорин. Не ему и не сейчас решать будущую судьбу Оксаны.

3

Около семнадцати часов следующего дня Зорин вошел в здание райотдела милиции. Его вызвал по телефону капитан Прохоров, и Владимир Сергеевич выехал немедленно, так как посчитал сообщение капитана заслуживающим внимания.

– Ну, что у тебя, Виктор? – Зорин переступил порог кабинета Прохорова. – Давай-ка побыстрее и поподробнее.

– Здравствуйте, Владимир Сергеевич, – укоризненно сказал капитан.

– Здравствуй, здравствуй… Прости, замотался совсем, а надо еще успеть вернуться в министерство. Так что выкладывай.

– Да в общем банальный сюжет – Прохоров вытряхнул из смятой пачки сигарету и закурил. – Инженер-электронщик, двадцать восемь годов. После смерти жены запил по-черному, знаете, как это бывает… Ну, и подкатились к нему добры молодцы, у которых водка не кончается. Как подписал документы, сам не помнит. Очнулся, а квартира уже не его… Примерно с месяц бомжевал бедняга невесть где, потом к нам явился. А что мы можем сделать? Все законно, продажа квартиры оформлена без нарушений. Пусть скажет спасибо, что живой…

– Как зовут твоего героя? – спросил Зорин таким тоном, что трудно было понять, заинтересовал его рассказ об инженере или нет

– Лагутин Дмитрии Васильевич. Если хотите с ним поговорить, он в дежурке.

– Задержан?

– За что? – удивился капитан. – Разве за бродяжничество, так это совсем зверем надо быть… Я просто попросил его подождать.

– Ладно. – Зорин легонько хлопнул ладонью по столу. – Я забираю твоего Лагутина. Глядишь, и удастся что-нибудь для него сделать… Спасибо за информацию, Витя. За мной не пропадет.

– Да уж знаю, Владимир Сергеевич… Счастливо!

С прощальным жестом Зорин покинул кабинет. Минуту спустя он разглядывал через стекло сидевшего на скамье молодого инженера. Вид у Лагутина был удрученный, но он не производил впечатления отчаявшегося человека – возможно, еще не полностью осознал всю катастрофичность своего положения. Людям свойственно с трудом верить в плохое и надеяться до конца.

Зорин толкнул дверь и подошел к инженеру:

– Дмитрий Васильевич? Добрый вечер.

В тяжелом взгляде Лагутина не вспыхнуло мгновенных симпатий к незнакомцу.

– Добрый, если для вас он такой, – откликнулся инженер хрипловатым баском. – С кем имею честь?

– Зорин Владимир Сергеевич. Хотелось бы с вами побеседовать, только не здесь… Как вы смотрите на ужин в ресторане?

– Положительно, если угостите, – усмехнулся Лагутин. – Но меня милицейское начальство просило тут ждать чего-то…

– Не чего-то, а кого-то, – поправил Зорин. – Ждали вы меня… Так что приглашаю.

Небольшой итальянский ресторанчик располагался кварталах в двух от здания райотдела. По дороге Лагутин не задавал никаких вопросов, лишь искоса рассматривал Зорина. Его потрепанный костюм и отсутствие галстука вызвали сомнения у швейцара, но Зорин урегулировал проблему, и они заняли столик у окна.

– Что будем пить? – осведомился Владимир Сергеевич.

– Минеральную воду, – буркнул Лагутин. – Зарекся я пить жидкости покрепче… Да поздно, вот в чем дело.

– Может статься, ничего не потеряно, – сказал Зорин с открытой улыбкой. Он продиктовал заказ подошедшему официанту и вновь обратился к инженеру: – Вы что заканчивали?

– МФТИ. Хардвер, софтвер – это все моя епархия. Монтаж электронного оборудования и программирование. Знаете, тут я если не бог, то полубог точно, а Остап Бендер считал, что это одно и то же…

– Гм… А работали где?

Лагутин махнул рукой:

– Так, в одной фирме… Какая теперь разница. Когда умерла жена, все пошло прахом – работа, квартира… И скажу я вам…

– Родственники у вас есть? – перебил Зорин.

– Ни единой живой души. Первое время, как меня из квартиры-то шуганули… Вы ведь в курсе?

– В курсе, – кивнул Владимир Сергеевич.

– По друзьям кантовался – у одного, другого. Только ведь друзьям тоже мало радости. Нет, они нормальные люди, ни словом не давали понять… Но и я сам не идиот. Так что потом – где придется. Простите, Владимир Сергеевич, а в чем, собственно, цель ваших расспросов? Вы не из правоохранительных органов, не надо быть гением, чтобы это увидеть, да и какая во мне тем органам корысть… Тогда кто вы?

6
{"b":"5560","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Варгань, кропай, марай и пробуй
Из ниоткуда. Автобиография
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Одержимость
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Неудержимая. Моя жизнь
Маленькая книга BIG похудения
Коллаборация. Как перейти от соперничества к сотрудничеству