ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я очень рад, – услышал Мальцев собственный голос, словно исходивший издалека, из какой-то отрешенной пустоты, – что с моими друзьями все в порядке… И благодарен вам за разъяснения, хотя, признаться, в голове у меня полный сумбур…

– Это понятно, – отечески снисходительно произнес Ратомский. – Вы еще хорошо держитесь. Бывали тут и такие, кто впадал в истерику или в ступор… Выпейте-ка рюмочку коньяка.

Он поднял рюмку Мальцева, которая так и валялась на столе опрокинутой, и наполнил ее доверху. Олег не нашел причин отказываться.

– Теперь кратко наши предложения, – сказал Геннадий Андреевич. – Не торопитесь говорить «да» или «нет». У вас будет время отдохнуть, осмотреться, подумать…

– Я слушаю вас.

– Нам нужны люди для выполнения специальных миссий на Земле. Мы называем таких людей медиаторами, то есть посредниками. Взамен вы получите бессмертие и многое другое, о чем сейчас не можете и догадываться. Поверьте мне, игра стоит свеч.

Олег немного помолчал, прежде чем высказаться.

– Если я правильно вас понял, – начал он, – вы предлагаете мне что-то вроде должности резидента Фоксхола в земной цивилизации?

– Вроде того, хотя и не совсем так. Скорее можно говорить не о цивилизации, а о том, что от нее останется.

Мальцев буквально остолбенел:

– Почему?

– Потому что цивилизация, – отчеканил Ратомский, – будет уничтожена.

18

Перед тем как прозвучал выстрел, Кремнев был уверен, что его игра на этом свете сыграна. Выражение лица Зорина, его последние слова – все это не допускало двусмысленных толкований…

Но с грохотом выстрела пуля ударила не в Кремнева, а в Зорина. Выронив пистолет, Зорин упал на ковер, и Кремнев увидел в дверях Зою Богушевскую. Обеими руками она сжимала рукоятку здоровенного «викинг-комбата». Еще несколько раз она выстрелила в спину Зорина, потом прицелилась в трясущегося от страха Булавина. Неизвестно, сумела ли она точно направить ствол «комбата» или ей помогла слепая случайность, но пуля попала в середину лба злосчастного любителя мистических раритетов.

Зоя схватила Кремнева за руку:

– Бежим…

Кремнев не заставил себя упрашивать. Было ли его неожиданное спасение улыбкой фортуны или частью неких сатанинских замыслов, можно разобраться и потом, а сейчас главное – оказаться подальше отсюда.

По коридорам Зоя потащила Кремнева за собой. На первом этаже дорогу им преградила старая экономка. Мужественная женщина услышала выстрелы и не раздумывая бросилась на защиту хозяина, не зная, что и защищать-то уже некого. Она была вооружена только миниатюрным револьвером – на Западе такие называют дамскими, скорее действующая модель оружия, нежели настоящий револьвер. Но если стрелять с двух шагов, и из него нетрудно убить человека.

Прежде чем покинуть комнату Булавина, Кремнев успел подобрать свой пистолет, но не мог же он выстрелить в старушку! Замешкалась и Зоя, зато бравая экономка вскинула револьвер и нажала на спусковой крючок. Пуля малого калибра задела руку Богушевской выше локтя. Зоя сморщилась от боли, но не выпустила «викинг-комбат».

Револьвер отличается от автоматического пистолета тем, что из него невозможно вести непрерывный огонь. Некоторое время уходит на взведение курка, и лишь после этого револьвер снова готов к стрельбе. Клинт Иствуд в фильме «Хороший, плохой, злой» тратил на такую операцию сотые доли секунды. Старушка не была Клинтом Иствудом. Пока она возилась с курком, Кремнев обезоружил ее, втолкнул в ближайшую комнату и заклинил дверную ручку с помощью того же револьвера. Он не посмотрел, есть ли в комнате телефон. Какая разница, после пальбы все равно нужно смываться с третьей космической скоростью.

В парке виллы Зоя потянула Кремнева к синему «фольксвагену» Зорина.

– Поедем на его машине, у меня ключи… Она мощнее моей и твоей.

Кремнев сунул пистолет в карман и сел за руль. Зоя плюхнулась рядом, выхватила ключи, передала Кремневу. Вставив ключ в замок зажигания, Кремнев повернул его. Стартер заурчал и затих. Такое случается даже с первоклассными автомобилями. Говорят, что раз в году и грабли стреляют, но это полбеды. А беда в том, что стреляют они чертовски не вовремя.

Готовый снова повернуть ключ, Кремнев вдруг замер, не веря своим глазам. На подъездной дорожке появился Зорин.

Первая пуля Богушевской попала ему в голову сзади, по касательной. Вероятно, она не слишком повредила – во всяком случае, не раздробила черепную кость, но при ударе расплющилась и на выходе содрала кожу с кусками плоти с половины лица. Залитый кровью, как искалеченный Терминатор в исполнении Шварцнеггера, Зорин двигался судорожными рывками. Этого не могло быть – ведь другие пули попали ему в спину, близ позвоночника, в область сердца… Но это было. Полуослепший, безоружный, Зорин приближался к «фольксвагену». Если бы у него был пистолет, Кремневу и Зое едва ли бы пришлось рассчитывать шансы. Однако Зорин почему-то не взял «шварцлозе», оставшийся валяться на полу. У Кремнева мелькнула мысль, что, какой бы жизненной силой ни обладал этот человек, шоковое состояние еще никому не помогало действовать разумно.

– Стреляй, – бросил Кремнев, занятый войной с зажиганием.

– Бесполезно, он бессмертен…

– Что?!

– Его можно только вывести из строя ненадолго, но не убить… Заводи скорее!

Но и без ее напоминаний Кремнев отчаянно вертел ключ. Зорин был уже совсем близко. Правая сторона его лица практически исчезла. Вместо нее Кремнев и Зоя видели отвратительное, жуткое багровое месиво, где пульсировал в крови фантастическим образом уцелевший глаз, лишенный век.

Кулаком Зорин ударил в стекло правой дверцы, и оно разлетелось вдребезги. Богушевская завизжала и выстрелила. Попала она или нет, только на человекоподобного монстра выстрел не оказал никакого воздействия. Окровавленная рука ползла внутрь салона, тянулась к блокирующему дверцу замку.

Зоя выстрелила вторично, а потом ее опустевший «викинг-комбат» замолчал. Рукояткой пистолета женщина колотила по медленно и неудержимо ползущей руке. Кремнев не помогал, не вынимал оружия – и полсекунды чересчур дорого стоили… Другая рука чудовища намертво вцепилась в ручку дверцы снаружи.

Двигатель наконец запустился. Кремнев отжал сцепление и дал газ. Он не сразу понял, какую скорость включил, но «фольксваген» прыгнул с места как наглотавшийся валерьянки кот со смазанной скипидаром задницей.

Зорина волокло за машиной. Он рычал подобно раненому медведю, но не отпускал дверцу. Кремнев затормозил, лихо развернулся юзом, исполнив совершенно каскадерский трюк, однако Зорина не стряхнул.

Тогда он с ракетным ускорением направил машину к открытым воротам. Раздался глухой удар, и «фольксваген» сильно тряхнуло – на полном ходу Зорин врезался головой и всем телом в створку ворот, его оторвало и отбросило.

«Фольксваген» стремительно удалялся от виллы Булавина.

– У нас есть фора, – пробормотала Зоя, тяжело дыша. – Пока он залижет свои раны…

– Что? Ты хочешь сказать, он и после ЭТОГО уцелеет?

– Да.

– Зоя, человек может выжить после таких огнестрельных ранений при особом везении. Может даже временно сохранять активность в состоянии шока, мы это видели… Но человек не может выжить после удара головой о металл на скорости в сто километров в час.

– Я потом объясню, – устало ответила Зоя. – Поезжай сейчас прямо, там я покажу.

– Тебе многое придется объяснить, – зло сказал Кремнев, стискивая рулевое колесо до белизны в костяшках пальцев.

Богушевская лишь горестно вздохнула.

19

В однокомнатной квартирке на втором этаже высотного дома, куда Зоя привела Кремнева (машину они бросили квартала за четыре отсюда), было тихо и полутемно. Включив свет, Кремнев первым делом заявил:

– Ты ранена, тебя нужно перевязать.

– Не надо.

– Нечего геройствовать, раздевайся. Мало ли что…

– Я не геройствую. Посмотри…

65
{"b":"5560","o":1}