ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зорин показал глазами на приближавшегося с подносом официанта.

– Не знаю, как вы, а я голоден, – деликатно высказался он. – Не возражаете, если мы сперва воздадим должное ужину?

– Кто бы возражал, а я не буду, – в тон отозвался инженер.

Пока Лагутин ожесточенно расправлялся с ужином, Владимир Сергеевич незаметно наблюдал за ним, для вида ковыряя вилкой в тарелке. Когда инженер с выражением полнейшего удовлетворения на лице чуть отодвинулся от стола, Зорин заговорил:

– Вот что, Дмитрий Васильевич. Ситуация у вас, прямо скажем, аховая. Но все можно поправить, если вы только примете мое предложение.

– Какое предложение? – насторожился Лагутин.

– Самое добросовестное. Работа за границей по вашей специальности. Хорошие деньги, жилье, перспективы.

– Вот это да! – недоверчиво воскликнул инженер. – Так стоило ли разыскивать несчастного бездомного в отделении милиции? Если, как вы уверяете, предложение добросовестное, у вас не должно быть отбоя от претендентов. Или слухи о моих достоинствах докатились…

– Тут есть тонкости, – холодно прервал его Зорин. – Ваши достоинства ни при чем. Для меня вы обладаете лишь одним несомненным достоинством – вы один на всем белом свете, и ваш отъезд ничьего внимания не привлечет.

Исподлобья взглянув на Зорина, Лагутин покачал головой:

– Э-э, Владимир Сергеевич… Здесь что-то не так. Что за тайная миссия? И в какой стране?

Не отвечая на вопрос Лагутина, Зорин задал свой:

– Ну, вообще-то вам моя идея нравится?

– Еще бы!

– Вот и отлично. Было бы неплохо, если бы вы и друзей сагитировали. Я имею в виду людей молодых, как вы, одиноких, как вы, и не слишком болтливых.

– Что значит – не болтливых? – Лагутин пожал плечами. – Вы предлагаете работу за границей. Те, кто согласится, захотят сообщить своим близким координаты – куда писать хотя бы…

– Вот потому я и говорил о людях одиноких.

– Но совершенно одиноких людей не бывает. Приятели, знакомые есть у всех…

– Не так сложно отделаться от знакомых. – Зорин наклонил над опустевшим бокалом бутылку минеральной воды.

– Да, но… Почему?

– В свое время узнаете, Дмитрий Васильевич… А пока наводите мосты. Среди бомжей потолкайтесь, беженцев разных… Алкоголики и дегенераты нам не нужны, но случается так, что кому-то не везет в жизни. Вот как вам…

– Вряд ли я наберу много электронщиков среди бомжей, – усомнился Лагутин.

– Необязательно электронщиков. Пригодятся самые различные профессии.

– Гм… По-вашему, у каждого бомжа в кармане заграничный паспорт?

– Об этом не беспокойтесь, оформление документов и прочее я беру на себя – полностью, вплоть до автобуса в аэропорт.

– Странно как-то все это…

– Опасаетесь, что я втравлю вас и тех, кого вы сумеете уговорить, в какой-то незаконный бизнес? Помилуйте, Дмитрий Васильевич! Зачем бы мне в таком случае обращаться к заведомо честному человеку? А ну как вы меня выдадите?

– Звучит убедительно, – вынужден был согласиться Лагутин, – и все-таки…

– И все-таки подумайте, – подхватил Владимир Сергеевич. – Пока потребуется только ваша принципиальная готовность принять предложение.

Он достал из внутреннего кармана плотный белый конверт и подтолкнул к инженеру по крышке стола.

– Здесь тысяча долларов, – пояснил он, – а также моя визитная карточка. Снимите комнату, отдохните, приведите себя в порядок. А надумаете – позвоните мне, и мы обсудим детали.

– Денег я не возьму, – решительно отказался Лагутин.

– Почему? – Недоумение Владимира Сергеевича выглядело искренним.

– Потому что сумма большая и возвращать ее мне не с чего. Истрачу деньги, тогда что? Я в ваших руках?

– Бог мой! – Зорин воздел руки к потолку. – Да вы, как видно, и впрямь принимаете меня за темного дельца?! Берите деньги и выбросьте эти мысли из головы. Ну как я смогу вас преследовать за эту тысячу долларов? Беседуем мы наедине, никаких расписок… И никаких обязательств. Деньги я вам дарю, что бы вы ни решили.

– А вы дарите по тысяче долларов всем желающим или только избранным? – В голосе Лагутина отчетливо прозвучали нотки сарказма.

– Нет, с вами положительно невозможно разговаривать, – вздохнул Зорин. – Очевидно, я ошибся. Пойду, и пропадайте вы пропадом…

– Подождите, – примирительно произнес инженер. – Вы правы, мне выбирать не приходится… Но куда ехать хотя бы?

– Об этом вы узнаете в свое время… Как и о многом другом, А сейчас скажу одно, и прошу мне поверить… Вы не пожалеете, что встретились со мной. Думайте, Дмитрий Васильевич, думайте. Я вас не тороплю.

Зорин встал и прошествовал к выходу, по пути расплатившись с официантом. Лагутин сидел, погруженный в глубокие раздумья. Он притянул к себе конверт, открыл клапан. Внутри лежали десять стодолларовых бумажек и визитная карточка. Как бы то ни было, теперь можно хоть переночевать с комфортом… Однако кто такой Зорин, что означают его загадочные предложения и неожиданная щедрость? Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, за здорово живешь тысячи долларов не раздают. Очевидно, услуги, которые способен оказать таинственному благодетелю Лагутин, стоят для Зорина больше, много больше… Так позвонить или нет?

В результате длительных размышлений Лагутин решил действовать так – денег истратить по возможности меньше, позвонить Зорину, увидеться с ним и постараться вытянуть хоть что-то конкретное. А если это конкретное будет выглядеть совсем уж подозрительно, вернуть оставшиеся деньги и откланяться…

Зорин вышел из итальянского ресторана в превосходном настроении. Он чувствовал, что беседа с Лагутиным прошла не впустую и лед будет сломан.

Вопреки ссылке на дела в разговоре с капитаном Прохоровым ни в какое министерство Владимир Сергеевич не поехал, а отправился в другой ресторан, точнее – среднее арифметическое между рестораном и баром. Несмотря на ранний час, здесь уже хватало изрядно набравшихся посетителей, в основном студентов и мускулистых молодых людей неопределенной профессии. Музыка воспроизводилась с таким качеством, что не только разобрать содержание песни, но и определить, на каком языке она исполняется, было нелегкой задачей.

Пройдя в глубь зала, Владимир Сергеевич опустился на круглый пластмассовый стул за столиком, где его ждал плотно сколоченный, с разрисованным шрамами лицом персонаж средних лет. Этот человек был явно из тех, встреча с которыми в полуночном переулке не привела бы в восторг благо получи обывателя.

– Привет, Борис. – Зорин повысил голос, чтобы перекрыть кошмарную музыку.

– Наше вам, Сергеич. – Детина салютовал рюмкой. – Выпьешь или за рулем? Вижу, не настаиваю… А вот я и за рулем пью, ха…

– Ты богатый, тебе можно, – отшутился Зорин и сразу стал серьезным. – Что у тебя, зачем звонил?

– Поиздержался малость… С твоими делами свои забросил, дефицит бюджета образовался.

– Дело поправимое. Вот пока пять сотен, больше с собой нет. Завтра подброшу… А какие новости?

Здоровяк дернул плечом:

– Разные. Двенадцать парней ждут не дождутся твоей команды, ключ на старт. Видел бы ты их, Сергеич… Псы войны, огонь и воду прошли… Да то плохо, что маринуешь ты их, а ждать они не любят, не привыкли… Того и гляди, плюнут на твои бабки и законтрактуются куда-нибудь, где погорячее.

– Ждать осталось недолго, Боря. Скоро отправляемся. Но я надеюсь, у твоих парней не слишком силен криминально-романтический дух? Мне требуется дисциплина в первую очередь. В этом направлении и работай с каждым следующим новобранцем.

– Как полагается, Сергеич, – пробурчал Борис.

– На сколько человек я могу рассчитывать к концу месяца? – спросил Зорин, машинально передвигая пальцем по столу хрустальную пепельницу.

– Тридцать, тридцать пять… Около того…

– Наберешь пятьдесят, получишь премию, твое жалованье десятикратно… И помни, отморозки мне не нужны.

– Ангелов, Сергеич, тоже не гарантирую… Они по другому ведомству…

– Ангелов? – Зорин засмеялся. – Да нет, и ангелы ни к чему. Соблюдай баланс между грозной внешностью и хотя бы минимальной способностью к повиновению.

7
{"b":"5560","o":1}