A
A
1
2
3
...
45
46
47
...
78

Фроймюллер начал писать адрес в настольном блокноте с логотипом концерна «Траттниг», спохватился, отправил лист в машинку для уничтожения бумаг и продиктовал адрес вслух.

– Спасибо, – сказал Pay. – Когда надумаю менять автомобиль, обязательно куплю «Винес Вирбел». И не забудьте стереть запись, если она есть.

15

Лондон

24 февраля 2001 года

Давно не бывавший в Лондоне Рольф Pay не отказал себе в удовольствии пройтись по Пиккадилли, с иллюстрации в старой книге Диккенса. Джонс указал на кожаные кресла, больше красивые, чем удобные, и открыл ящичек с сигарами.

– Угощайтесь.

– Благодарю. – Pay выбрал сигару. – Превосходный табак.

– Если вас не смущает происхождение. Мне присылают их из коммунистической Гаваны… Итак, мистер Клаус, я готов выслушать вас.

Pay выпустил душистый клуб дыма:

– Как и все истории Сайта-Клауса, это сказка со счастливым концом. Некогда в одном королевстве правил жестокий, злой король. Его правление длилось двадцать один год, и за это время он совершенно разорил казну своей несчастной страны. Богатства его были несметны, а народ его страны голодал и прозябал в нищете. В конце концов народ возмутился и прогнал злого короля, который в изгнании и умер. Но сокровища свои он успел где-то припрятать… Вам интересно, мистер Джонс?

– Пока не очень, – сказал Джонс равнодушно.

– Ничего, дальше будет интереснее. В сказке появляется рыцарь, наш мистер Браун. Он американец, и с 1980 года, когда Рейган был избран президентом, а Кейси назначен главой ЦРУ, облекается доверием американской разведки и становится ее недреманным оком в Европе. Он не кадровый разведчик, он работает в так называемом черном ЦРУ – параллельной организации, созданной Уильямом Кейси для ведения тайной дипломатии. Но в 1987 году мистер Кейси умирает, а мистер Браун пробует силы в роли свободного охотника… Ах да, я забыл сказать, что страна злого короля в моей сказке называется Филиппины, а самого короля звали мистер Маркос. Теперь интереснее?

– Продолжайте, – бросил Джонс, выколачивая трубку.

– Эта была, как вы понимаете, преамбула. А история о похождениях рыцаря Брауна начинается в Гонконге в 1988 году. К нему обращаются частные лица, которые хотят избавиться от фальшивых ценных бумаг, индексированных золотом Маркоса… Владельцы этих сертификатов связаны с кланом диктатора… Браун предупреждает филиппинское правительство, и оно нанимает его в качестве советника по экономической безопасности. Задание – отыскать следы золота Маркоса, причем Браун сам должен финансировать операцию «Фиеста». Он встречается с двумя колумбийскими наркодельцами, незаконно проживающими в Калифорнии, – Дино Ортегой и Рафаэлем Санчесом, которые дают ему по сто тысяч долларов. Вкладывая деньги под обещанные филиппинцами проценты от найденной суммы, они рискуют, ведь единственная гарантия – слово Брауна… Но он умеет убеждать.

Дик Джонс разглядывал Рольфа Pay в упор, что нисколько не смущало последнего. Pay с увлечением продолжал свой рассказ:

– В рамках операции «Фиеста» Браун создает фирму-прикрытие по покупке золота, а потом снимает апартаменты в роскошном отеле Манилы «Уэстерн Плаза». Его цель – выйти на ближайшее окружение Маркоса, чтобы узнать названия банков и номера сче­тов. Слабым звеном оказывается некая Мария Гонсалес, дальняя кузина диктатора. В свое время, как выясняет Браун, она пыталась получить от Союза швейцарских банков аванс в пять миллионов долларов. Эту сумму следовало вычесть из выручки от будущей продажи золотых слитков, лежащих на номерном счету в Цюрихе… Идеальная жертва. Браун угрожает разоблачением и вербует мадам Гонсалес для операции «Фиеста». Мария Гонсалес знает секретный код, что по швейцарскому законодательству позволяет получить доступ к счету. Но встреча с одним из руководителей Союза банков приносит мистеру Брауну разочарование. Тот заявляет, что счет открыт не на имя Марии Гонсалес, а на имя швейцарского гражданина. Тут я бы сдался, а вы, мистер Джонс?

– Не знаю, – сказал Джонс. – Все зависит от наличия дополнительных источников оперативной информации. Если ваш Браун ими располагал…

– То, чем не располагаешь, иногда можно раздобыть. Выходят на сцену Уильям Байрон, коллега Брауна по черному ЦРУ, калифорнийский бизнесмен Джулио Монтана и генеральный директор складов аэропорта Цюрих-Клотен Мишель Этьен. Браун действует в энергичном бондовском стиле. В ход идут записи телефонных разговоров, жучки, скрытые камеры, шантаж, перевербовка, агенты в стане противника… Все это само по себе тянет на хороший детективный сценарий, но у нас рождественская сказка, и я спешу к счастливому концу. Как писали в викторианских романах, добавить остается немного. Мистеру Брауну удалось узнать имя человека, управляющего счетом, разбитым на десять подсчетов. Это Жан Лу Делро, бывший адвокат Маркоса. Удалось установить и местонахождение шестидесяти четырех кубометров, или тысячи трехсот тонн золота на шестнадцать миллиардов долларов. Оно в подземельях Фрейлага, не подлежащего обложению склада в аэропорту Цюрих-Клотен… Можно рапортовать филиппинским заказчикам и расплачиваться с колумбийскими инвесторами? Да, но не так прост мистер Браун, он оценивает свою работу дороже. Он договаривается с Делро. Не знаю, как он решил вопрос собственной безопасности во взаимоотношениях с Делро, но нельзя сомневаться, что успешно. Экс-адвокат Маркоса согласен щедро поделиться с Брауном за его молчание… Брауна ищут секретные службы Филиппин, его ищут колумбийские кредиторы, а он живет себе в Лондоне.

– Все? – напряженно спросил Джонс, забывший о своей трубке.

– Почти. Еще мелочь. Настоящее имя мистера Брауна – Стивен Эмори, а сейчас его зовут Дик Джонс.

Джонс-Эмори теперь смотрел на Pay без прежнего академического любопытства, словно уже решил для себя какие-то вопросы.

– Фроймюллер, – сказал он.

– Простите, мистер Эмори?

– Вы – австриец. Только один человек в Австрии знает, кто я и где живу. Гюнтер Фроймюллер.

– Я не называл вам его имени, это вы его назвали. Кроме того, австрийцу не обязательно ограничиваться пределами Австрии…

– Перестаньте, – усмехнулся Эмори. – Не бойтесь за него. Я профессионал, а профессионалы не мстят, если это не приносит выгоды. Но как вы раскопали мою историю?

– Охотно расскажу. Я в некотором смысле ваш коллега, работал в… скажем так, австрийском черном ЦРУ. Наши дороги пересеклись с вашими, и какое-то время я шел по вашему следу. Но потом выяснилось, что наша операция уводит в другую сторону… А информация сохранилась. Я никак не мог ее использовать, даже продать филиппинцам, ведь ни номера счета, ни вашего имени и адреса, ни сведений о теперешнем местонахождении золота, ни новых координат и псевдонима Делро у меня не было.

– А Фроймюллер?

– Его имя лишь промелькнуло. Я знал, что он до последнего времени был как-то связан с вами. Мне нечем было прижать Фроймюллера, и я организовал довольно гнусную провокацию, поджарил его, на что никогда не пошел бы раньше.

– Что же заставило вас сейчас?

– Ситуация. Финансовые затруднения. Поверьте, мистер Эмори, только крайняя необходимость вынудила меня разыскивать вас.

– Карточные долги? – съязвил Эмори с застывшей улыбкой.

– Ну, тогда бы я просто застрелился… Нет, одна занятная идея.

– Политическая?

– Я похож на фанатика-экстремиста?

– Я видел разных фанатиков. Кое-кто из них внешне напоминал нормальных людей… Сколько вам нужно?

– Десять миллионов долларов.

– Серьезная сумма.

– Да, серьезная.

– А если я скажу «нет»?

– Тогда придется за те же деньги продать вас фи­липпинцам. Наркобароны ведь столько не дадут? Или дадут? По-моему, в их среде принцип неотвратимости возмездия очень важен, но еще важнее расчет. И если они сочтут эти деньги хорошим капиталовложением, то…

– Вряд ли вы успеете, мистер Клаус. Я сильнее вас.

– Так ли? Из Лондона вам никуда не скрыться. Вы под постоянным наблюдением, вы – рыбка в моем аквариуме, отныне и навсегда.

46
{"b":"5561","o":1}