ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Как я и предполагал, – заметил Эмори. – Шантажисты никогда не останавливаются, вы будете доить меня вечно.

– Ошибка, – горячо возразил Pay. – Эмори, я не лгу вам. Десять миллионов долларов нужны мне для осуществления конкретной программы, и это все.

– Гм… Кажется, у меня не слишком широкий выбор.

– Да, не слишком. Можно считать, что в главном мы достигли согласия?

– Да. Ваша запоздалая рождественская сказка стоит десяти миллионов.

– Позже я сообщу вам номер счета в Австрии и все подробности… А напоследок скажу, что восхищаюсь вами, Эмори. Операция «Фиеста» была великолепна. Но почему вы обманули партнеров? Чересчур большим куском можно и подавиться.

– Да потому, что меня все равно прикончили бы, те или эти. В таких играх победителей не судят, их убивают без всякого суда. Делро для меня – наименьшая опасность.

Pay медленно наклонил голову. Он думал о том, что и сам рискует подавиться чересчур большим ку­ском. Давно ли десять миллионов долларов были для него суммой абстрактной, несбыточной, среди прочего и потому, что он не стал бы ввязываться ради них в авантюры? Теперь игра едва началась, а эти деньги будут получены и тут же разменяны, как пешка в дебюте. Десять миллионов долларов – маленькая пешка в шахматной партии.

Он почти дружески простился с Эмори. Они были похожи, эти два игрока, и обоим пока везло.

16

Вена

26 февраля 2001 года

– Десять миллионов долларов! – Фолкмер будто отлил эти слова из чистого серебра. – Рольф, а ну его к дьяволу, твой проект «Мельница»… Давай переселимся на тихий красивый островок где-нибудь подальше, выстроим дворец, импортируем тысячу девушек из Таиланда…

– «Мельница» все это перемелет, Йохан, – объяснил Pay, как бы взвешивая предложение Фолкмера всерьез. – Когда русские завершат проект, наши доллары будут стоить дешевле, чем листья на деревьях.

– Не собираются же они разрушить всю мировую экономику! – воскликнул Фолкмер, открывая бутылку коньяка.

– Они смогли бы это сделать.

– Все-таки интересно, что у них на уме. Какая-нибудь эксцентричная безумная диктатура в духе Нерона?

– Фантазии не хватит. Но каковы бы ни были их планы, они останутся утопией.

– Надеюсь, из-за нас.

– И я надеюсь, но и без нас тоже. Слишком много персон суетится вокруг, и они неизбежно перегрызут друг другу глотки. «Мельница» может быть эффективной при локальном централизованном управлении…

– Вот-вот, и управлять будем мы.

– Управляй пока бутылкой.

Фолкмер наполнил бокалы для себя и Pay.

– А теперь, – сказал Pay, чуть пригубив коньяк, – твои соображения по второму этапу.

– Они просты. В Санкт-Петербурге смогут свободно действовать только аборигены, то есть русская ветвь организации Клейна.

– Ты говорил, что с Клейном нелегко иметь дело.

– Придется, – произнес Фолкмер без энтузиазма. – Деньги – лучший довод для таких, как он, а у нас теперь деньги есть. Небольшая мобильная группа и один в меру сообразительный русский над ней – все, что мне нужно. Клейн со скрипом, но предоставит в мое распоряжение такую группу.

– Ты сказал – в твое распоряжение? Ты сам отправишься в Санкт-Петербург?

– Да, Рольф. И хотя мой русский язык далек от совершенства…

– Но ты не знаешь страны.

– Это не важно, Рольф. Ты должен остаться здесь. Во-первых, тебе будет не под силу управлять бандитами Клейна. Во-вторых, кому-то может показаться подозрительным, что доктор Pay зачастил в Россию. Но самое главное – ты на связи с Каспером, а он передает тебе информацию сюда, и мы будем нуждаться в ней постоянно.

– Да, но…

– Какие тут «но»?

– Как я передам ее тебе в Санкт-Петербург? Это и есть «но».

– Придумай что-нибудь. Ты шпион, а не я. Разработаем телефонный код, невинные внешне фразы, например.

Pay все это не слишком нравилось, но он понимал правоту Фолкмера.

17

Санкт –Петербург

19 марта 2001 года

Утро выдалось исключительно мартовское: солнечное, веселое, напоенное голубым светом. Снег таял отчаянно, ноздреватые сугробы никли среди весенних луж. Таня Болгарцева, в новой красной курточке и синих как небо джинсах, с удовольствием перепрыгивала через эти лужи, торопясь в школу. Первый урок она благополучно проспала, заигравшись вчера с компьютером, но на второй – физику – надо успеть.

Компьютер был страстью пятнадцатилетней Тани, а кроме того, она еще не наигралась с ним. Ведь ее отец, Олег Дмитриевич, только недавно нашел хорошую работу в частной компании и получил возможность подарить Тане современный «Пентиум» взамен ее старенькой, слегка апгрейдированной «тройки». Из игр старый компьютер (в нем даже не было CD-рома) тянул разве что мелочь: тетрисы, пару-тройку давно устаревших стрелялок и аркад, головоломки типа «Супаплекса» и тому подобное. Зато теперь Таня с наслаждением углублялась в новые красочные виртуальные миры! Она любила их еще и потому, что была девочкой одинокой. Ее одноклассницы говорили только о дискотеках, вечеринках и противозачаточных средствах, Таню же это не занимало. Она не была синим чулком, просто у нее были верные и честные представления о жизни и любви, привитые отцом. Раскрываясь как бутон, она ждала своего настоящего часа, а пока – компьютер и отец… Нет, все-таки в обратном порядке.

Спеша на урок физики, Таня думала не о формулах и грозном учителе, а о вчерашней игре в «Тибериан Сан». Миссия, в которой она застряла, называлась «Отбить кристалл». Задание заключалось в том, чтобы захватить поезд кодов (это враги, если играешь, как Таня, за глобальную оборонную инициативу), где они тот злополучный кристалл и везли. Но атака на поезд сходу Тане не удалась, противник рассеял ее силы и восстановил разрушенный мост. Оставалось развернуть базу, добыть побольше тибериума (строительный материал) и подготовиться к нападению на укрепленные позиции нодов. Таня обрадовалась, когда при отступлении наткнулась на уединенную долину, отлично подходящую для лагеря! Базу она развернула, но вскоре испытала жестокое разочарование. Выяснилось, что залежи тибериума слишком далеко и ее транспортеры уязвимы для врага, а база нодов еще дальше. Вот сейчас Таня и раздумывала, как поступить сегодня вечером (не уроки же учить, когда распоясались ноды!). Можно начать миссию снова и попробовать атаковать поезд малыми группами, а можно загрузить один из сэйв-файлов и попытать счастья поближе к залежам тибериума.

Таня не пришла ни к какому решению – да она с решением и не торопилась, ей нравилось размышлять над своей проблемой, – когда ее окатила весенней, не очень чистой водой затормозившая рядом машина, «девятка» цвета мокрого асфальта. Задняя дверь распахнулась, и сидевший в машине парень окликнул ее:

– Таня! Таня Болгарцева!

Парень был незнакомым, Таня посмотрела на него с удивлением и настороженностью. Она не подошла к машине, но и не отстранилась, стояла на месте, автоматически стряхивая с куртки грязные капли. Ей вспомнились газетные истории о пропавших девушках, нередко начинавшиеся с чьих-то машин… Но откуда этот парень знает ее имя?

– Таня! – снова позвал парень. – Садись скорее! Твоему отцу плохо, его отвезли в больницу! Он попросил нас съездить за тобой, сказал, какой дорогой ты ходишь в школу! Скорее!

У Тани потемнело в глазах, она забыла о своих сомнениях. Отцу плохо! Конечно же, она поедет! Кто, кроме отца, мог рассказать им, по какой дороге она ходит в школу?

(В те секунды ей не пришло в голову, что не такая уж это великая тайна. Не пришло в голову и то, что она идет не на первый урок, а на второй. Она проспала, но отца не было дома с самого раннего утра, и он не знал об этом!)

Парень вышел из машины, придержал дверцу для Тани. Сзади уже сидел один, похожий на первого, и Таня оказалась зажатой с двух сторон. И впереди, кроме водителя, еще один… Четверо. Почему так много?

47
{"b":"5561","o":1}