ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Обойдемся без конфликтов, джентльмены. – Шерман встал из-за стола и направился к парням расслабленной походкой. – Кажется, вы спросили об оружии? Так вот, я…

На этой полуфразе он оказался между ними, и второй раз в жизни Ника стала свидетельницей преображения человека в разящую и неотразимую молнию (случай с пистолетом Фолкмера не в счет, там для Шермана все было слишком просто). Как и в первый раз, это не было похоже на сцену из боевика, где супермен эффектно расправляется с негодяями. Возможно, и было бы похоже, если бы Ника просмотрела этот эпизод в видеозаписи с многократным замедле­нием. Сейчас же она снова не успела уловить ни одного из движений Шермана, точно он превратился в порыв урагана. Она слышала глухие звуки ударов и видела падающие тела; это все.

– Скорее, – бросил Шерман. – Телефоны бы нейтрализовать… Да лучше не трогать, дадим еще сами сигнал. А эти, надеюсь, не скоро сумеют.

В коридоре не было никого. Очевидно, Довгер недооценил Шермана, прислав только четверых, или решил, что, коль скоро шансов на побег с острова исчезающе мало, бессмысленного сопротивления оказано не будет.

– Туда. – Шерман потянул Нику вправо, к лиф­там. – Надо успеть, может быть, у нас есть небольшая фора…

Но им не повезло, форы не было. И не из-за того, что кабинет прослушивался. Он действительно прослушивался, но система была построена таким образом, что доступ к ней имели либо сам Довгер, либо кто-то из сотрудников по его специальному разрешению. Там, где находился теперь Виктор Генрихович, доступ к системе отсутствовал, а никого из сотрудников Довгер, понятно, не посвящал в детали текущих событий. Форы не было потому, что один из выключенных Шерманом в кабинете парней отличался редкостной физической крепкостью. Очнувшись почти сразу, охранник дополз до телефона и позвонил Довгеру… Опустошенный этим усилием, он вновь рухнул на ковер, но дело было сделано.

– Сопляки! – орал Довгер на Беркутова, своего начальника охраны. – Вчетвером не одолели двоих… Да что там, одного! Где вы набираете людей, в детском саду или в институте благородных девиц?!

– Они не уйдут, Виктор Генрихович, – осмелился промолвить Беркутов.

– Не уйдут, – пробурчал глава проекта «Мельница». – Надеюсь… Сколько шахт мы можем перекрыть, если перейдем на аварийную схему вентиляции?

– Больше половины.

– Перекройте! Остальные охранять, как форт Нокс… Обесточьте все лифты, пошлите людей ко всем лестницам, заблокируйте где сможете двери и люки… Да что я вас учу вашей работе! Помните только, их нужно отловить побыстрее, пока они не натворили бед. Если получится, мужчину взять живым, если нет, достаньте живой хоть девушку… Чего вы ждете? Исполняйте!

Начальник охраны бросился выполнять приказ так энергично, что вызванный Шерманом лифт уже не успел прибыть, застряв на полпути.

– Понятно, – сказал Шерман. – Хорошо еще, что мы не внутри…

– Но куда теперь? – Тяжесть пистолета в кармане и успокаивала, и тревожила Нику.

– Вот сюда. Здесь ремонтная шахта с лестницей. Мы должны попасть на технический уровень Y, что над нижнем уровнем Z.

– Вниз?! Вниз, а не вверх?!

Шерман распахнул дверь на площадку ремонтной шахты.

– Сначала вниз, потом вверх. Мы не для того сюда прорывались, чтобы поболтать с Довгером и удрать!

Он ничего не добавил. Ника едва поспевала за ним по металлической винтовой лестнице в круглом колодце.

– Что же стряслось? – спросила она больше себя, чем его, но он ответил.

– Думаю, это прямо связано с тем вызовом по первой линии. О причинах можно гадать, но скорее всего, сбежала Диана. Мы лишились нашего козыря, вот что стряслось.

– Как Фолкмер мог прошляпить? Для него это жизненно важно!

– Женщина, – обронил Шерман на бегу. Исчерпывающе, ничего не скажешь.

Где-то высоко наверху с железным дребезжанием хлопали двери, раздавались невнятные из-за расстояния и звуковых искажений команды.

– Вот уровень Y, – произнес Шерман, открывая дверь с грубо намалеванным темно-красным игре­ком. – По счастью, а вернее по технике безопасности, не заперто. Ремонтные и аварийные входы и выходы не должны запираться, разве что…

– От кого-нибудь вроде нас, – закончила Ника.

Довгер называл промежуточные уровни «чердаками», и уровень Y впрямь выглядел как огромный, скупо освещенный чердак, но чердак технократический. Шерман и Ника быстро шагали среди натужно гудящих машин угрожающе-электрического вида, тянущихся от пола к потолку труб различной толщины, каких-то цистерн и резервуаров с непонятными обозначениями.

– Нам нужен вентилятор номер одиннадцать, – сказал Шерман, озираясь, – и если я правильно помню схемы, он находится вон там.

Как выяснилось, он помнил правильно. Вентилятор с двумя единицами на защитном кожухе, обращенный вниз, постукивал, гоня воздушную волну по трубе, встроенной в овальный вырез пола. Ника подумала, что Шерман попытается остановить вращение лопастей, чтобы по проходящей сквозь пол трубе спуститься на нижний уровень Z. Но Шерман не стал искать рубильник. Стоя на коленях возле решетчатого ограждения, он просунул руку в трубу так глубоко, как только смог, что-то нащупывая. Громадные лопасти со свистом рассекали воздух, и Ника забеспокоилась, как бы рука Шермана не оказалась на их пути. Однако Шерман, очевидно, хорошо знал, что делает. Он осторожно вытянул руку из-за решетки, зачем-то посмотрел на свои наручные часы, надавил крохотную кнопку на их корпусе и поднялся с колен.

В это мгновение все механические звуки были перекрыты грохотом какой-то упавшей железяки и сопровождавшим его шипящим проклятием. Это могло означать лишь одно: на уровень проникли люди, и встреча с этими людьми ничего хорошего не обещает.

Ника вся заледенела внутри. Шерман выхватил пистолет и отстранил Нику к высокому металлическому ящику, прикрывая ее собой.

Безусловно, тому, кто руководил поисками, моментально стало ясно: промах наткнувшегося на железяку охранника демаскировал группу и пора прибегнуть к другой тактике. Голос, донесшийся до слуха Ники и Шермана, походил на голос робота – говоривший пользовался мегафоном:

– Комлев, или как вас там! Если вы здесь, выходите вместе с девушкой, без оружия и с поднятыми руками! Вам не причинят вреда, Виктор Генрихович хочет поговорить с вами! Но если надумаете какую-нибудь глупость, мы имеем приказ открывать огонь на поражение!

– Они убьют нас. – Ника сказала это так тихо, что Шерман едва ее расслышал за шумом вентилятора.

– Не думаю, – негромко ответил он, – что Довгеру так уж нужны наши трупы… И я уверен, что он не мог отдать такого приказа в отношении тебя. Но… Все может случиться. Если я буду ранен или убит, бросай пистолет и сдавайся.

Говоря это, он положил свой пистолет на выступающий кронштейн стальной опоры и опустил руку в карман. Когда он вынул ее и разжал кулак, на его ладони засветились, забегали мерцающие янтарные капли. Подобно шарикам разлитой ртути, они соединялись, но приобретали форму не выпуклого ртутного озерца, а миниатюрного стереометрического объекта очень сложных очертаний. Он твердел на глазах, янтарное свечение сменялось отливом пурпурно-синего металла. В другом месте, при других обстоятельствах Ника извелась бы от любопытства и забросала Шермана вопросами. Здесь и теперь она лишь скользнула взглядом по его ладони, вся захваченная беспощадным смыслом его последних слов:

– Джон…

– Любой ценой надо выиграть время, хоть немного времени… Я обязан успеть…

– Что успеть?!

В проеме между крутобокими цистернами возникли две одинаково плотные и коренастые фигуры в черном. Шерман не стал дожидаться, пока его и Нику неизбежно заметят. Он схватил пистолет и выстрелил поверх голов охранников. Фигуры мгновенно исчезли, и вновь заработал мегафон.

– Комлев, прекратите огонь, бросьте оружие! Сопротивление бесполезно! Все выходы блокированы, у вас нет ни одного шанса! Неужели вы так торопитесь на тот свет?

Шерман кинулся к вентилятору. Снова опустившись на колени, он отложил пистолет, чтобы освободить обе руки. Из кармана он достал небольшой предмет, показавшийся Нике спичечным коробком, и начал как-то хитроумно прилаживать к нему микроскульптурку из застывших капель. Предмет, похожий на коробок, заиграл всеми цветами радуги.

70
{"b":"5561","o":1}