ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Час спустя девочка вернулась домой. Отец храпел на диване в гостиной, мать изучала колонку светских новостей. Когда дочь вошла в парадную дверь, мать рассеянно подняла глаза и сказала:

- Ты уже вернулась из парка, Донна? Хорошо повеселилась?

- Да, мадам, - вежливо ответила Донна.

- И что ты только находишь в этом парке? - молвила мать. - Я-то думала, тамошних увеселений хватит на два-три воскресенья отсилы, а ты туда все лето бегаешь, если не ошибаюсь?

Но этот вопрос был не более чем выражением праздного родительского любопытства, и ответа на него никто не ждал. Мать уткнулась в газету, прежде чем девочка успела открыть рот.

В следующее воскресенье Донна, по обыкновению, пришла к павильону ровно в два пополудни, уселась на скамейку напротив мужского туалета, привалилась спиной к стене и стала терпеливо ждать.

Донна была смышленой и не по годам начитанной девочкой, но выбор места определялся скорее собственным житейским опытом, нежели почерпнутой из книжек премудростью. В любом учебнике психиатрии можно прочитать, что уличные туалеты - излюбленные охотничьи угодья всякого рода половых извращенцев. Но Донна просто знала: если посидеть на этой скамье подольше, рано или поздно дичь для ее воскресных игрищ непременно появится. Со временем у девочки развилось чутье на таких типов, поэтому большинство входивших в туалет мужчин она удостаивала лишь беглого взгляда. Однажды Донна для пробы улыбнулась какому-то нервному человеку лет шестидесяти, но тот только радушно улыбнулся в ответ и бросил на ходу:

- Приветствую вас, юная леди.

Около половины четвертого девочка, наконец, нашла того, кто был ей нужен, - небрежно одетого краснолицего человечка лет пятидесяти пяти, с бегающими глазками, опясанными багровыми ободками. Он посмотрел на Донну и пошел было дальше, в туалет, но резко остановился, когда она одарила его его лучезарной улыбкой. Мужчина тускло улыбнулся в ответ, но не так, как взрослые обычно улыбаются детям, а совсем по-другому, - оценивающе. Его глаза медленно оглядели худенькую девочку с ног до головы.

- Папу ждешь, малышка? - с надеждой спросил он.

- Нет, отдыхаю просто. Я одна пришла.

Красноглазый заметно обрадывался и воровато заозирался по сторонам.

- Не хочешь сходить в зоопарк, посмотреть на медведей?

- Эка невидаль, - ответила девочка. - Мне бы лучше шоколадку.

Мужчина снова опасливо огляделся, убедился, что никто не обращает на них ни малейшего внимания, и спросил:

- А с какой стати я должен покупать маленьким девочкам шоколадки? Что мне за это будет?

- Что хотите, - невозмутимо ответила Донна, посмотрев ему в глаза.

Человечек явно удивился. Он еще раз пытливо оглядел девочку, и зрачки его подернулись тонкой поволокой.

- Как это, что хотите?

- Сами знаете. Купите мне шоколадку, а потом мы поиграем в любую игру по вашему желанию. Я пойду с вами смотреть на медведей, или просто погулять. Что вам будет угодно.

Мужчина облизал губы.

- Погулять? А где?

- Где вам нравится. Я знаю одну дорожку для всадников, туда редко кто заглядывает.

На лице мужчины появилось смешанное выражение надежды и изумления.

- А ты, видать, опытна не по годам. Сколько тебе лет?

- Двенадцать, - соврала Донна.

Он снова окинул взглядом ее худенькое тело.

- Ты уже ходила в эту аллею с мужчинами?

- Конечно. Если они покупали мне шоколадку.

Мужчина опять заозирался, на сей раз еще более воровато.

- Они вон там продаются, - сообщила Донна, указывая на ларек посреди павильона. - Я люблю с орехами.

- Ладно, - сказал мужчина, - подожди здесь.

Он быстро сбегал к ларьку и принес девочке шоколадку.

- Спасибо, - вежливо проговорила Донна и, поднявшись со скамьи, привычным движением вложила руку в ладонь мужчины. - До этой аллеи путь неблизкий, предупредила она. - Надо идти почти через весь парк. Я покажу дорогу.

Аллей для верховой езды в парке было предостаточно, и девочка повела своего спутника в сторону, противоположную той, в которую шла в прошлое воскресенье. Они преодолели почти полмили и миновали по пути два ларька, пока, наконец, добрались до цели своего похода. Здесь тоже стоял ларек, прямо на перекрестке аллеи и дороги. Его окружала обычная разношерстная толпа - мужчины и женщины всех возрастов, несколько ребятишек. Приблизившись, Донна оглядела лица покупателей и обратила внимание на молоденького матроса в темно-синей форме, почти трещавшей по швам на широких плечах.

Проходя мимо матроса, девочка вдруг уперлась и громко произнесла:

- Мистер, я пить хочу. Можно мне глоточек содовой?

Человечек остановился, его красное лицо сделалось и вовсе пунцовым, глаза тревожно забегали. Он еще не знал, как отреагируют на слова девочки окружающие. Матрос медленно обернулся и хмуро взглянул на девочку и мужчину. Остальные тоже смотрели на них во все глаза.

Выпустив руку Донны, краснолицый принялся неловко рыться по карманам в поисках монетки. Девочка невозмутимо смотрела на него, но спокойствие ее черт лишь скрывало растущее волнение от предвкушения того, что вот-вот должно было произойти. Волнение, замешенное на ненависти ко всем мужчинам, которые покупали шоколадки маленьким девочкам.

Мстительная ненависть наполняла тщедушную грудь подобно смертоносному змеиному яду, но ни единой нотки этого чувства не прозвучало в голосе девочки, когда она снова открыла рот и зычно протрубила:

- Пожалуйста, мистер, купите мне содовой.

2
{"b":"55613","o":1}