ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А не водица, здесь припасено.

И шестилетней выдержки! В Метехи

Не ведают цари такой утехи. Священник (многозначительно взглядывая на Хумар)

Попридержи-ка эту благодать,

Чтобы на свадьбе у Тамар подать. Платон (со смехом)

Ты хуже ничего не мог сказать бы,

Чем при Тамар заговорить о свадьбе.

Она мечтает о монастыре

Или о смерти в молодой поре. Священник Грех, тяжкий грех-уныние без горя!

Бог даст, она одумается вскоре.

(Хумар)

Вся молодежь у ног твоих - и что ж,

Ты от нее в глухой затвор уйдешь? Платон Пойдем, достойный отче, выпьешь, право,

Дурь из нее и ты не выбьешь, право. (Внезапно приходя в ярость и указываяна крест на груди священника)

Пусть слышат матерь божья, Иисус,

Крестом господним искренне клянусь,

Пока меня земля родная носит,

Что первому отдам я, кто попросит,

Тамару, дочь мою, кто б ни был он...

Пусть выйдет замуж - или душу вон! Священник (оторопело)

Зачем же клясться? Клятва-то-не шутка!

Кто за язык тянул? И слушать жутко! Платон Поклялся-значит, так тому и быть.

Я знал, что говорил. Пошли-ка пить.

Уходят в дом. Хумар, сидя на веранде, задумывается. Подходит Нина.

Нина Опять, опять в раздумье и печали.

Увы, другой найду тебя едва ли.

А между тем ты в Грузии одна

Так ангельски прелестна, так умна.

Подобной нет нигде-ни в захолустье,

Ни при дворе... Откуда ж столько грусти? Хумар Ты знаешь, Нина, в чем моя тоска:

Я выхода ищу из тупика.

Хочу желанье матери испольнить,

Ее завет последний, горя полный.

Она твердила: "Помни, дочь моя,

Что лучший муж не даст тебе житья,

Что муж-всегда изменник и мучитель.

Уйди же в монастырь, уйди в обитель". Нина Еще бы! Твой отец так страшно пил,

Что бедная вконец лишилась сил.

Представь-ка: пьяный зверь - и ангел

кроткий...

Тут кончишь скоротечною чахоткой! Шейх-Санан (подходит)

О да, она. Она. Мой давний сон,

Мой невозможный, счастью равный сон. Ху м ар (Санану) Кто ты? Шейх-Санан Я раб, твоей красой томимый. Нина Быть может, это... Хумар Это одержимый. Шейх-Санан Конечно, одержимый! Спору нет!

Виновна в этом только ты, мой свет. Серго (подходит)

Что за незваный гость в чужой ограде?

И что он здесь болтает на ночь глядя? Платон (с бокалом вина выходит на веранду)

А ты что разорался? Странник тут

Всегда найдет вниманье и приют.

(Санану)

Шейх, вы ко мне? Я слушаю. В чем дело? Шейх-Санан Не знаю сам. Все знать мне надоело. Платон Здесь неудобно? Так пойдем ко мне. Шейх-Санан Я видел сон. Теперь я не во сне. Платон Чего хотите вы? Я весь-усердье. Шейх-Санан Хочу, чтоб проявила милосердье,

Мне улыбнулась хоть единый раз,

Ко мне вернулась взором синих глаз. Священник (хохоча) Да он влюблен в Тамар! Теперь понятно... Шейх-Санан Влюблен безумно и невероятно.

(Обращаясь к Хумар)

Ответь же мне, раскрывшийся бутон,

Ужель забыла ты наш прежний сон:

Как ты звала меня все выше, выше...

Туда, туда... Иль не тебя я вижу? Платон Где это было? Где встречались вы? Шейх-Санан На небе. Средь безбрежной синевы. Священник Ну да, на небе. Он землей не скован. Платон Бедняга! Он Тамарой околдован.

Появляются шейхи и мюриды.

Шейх-Марван Шейх здесь... Шейх-Наим Ох, мы плутали без конца... Шейх-Садра Но что с ним сталось? Нет на нем лица! Платон (тихо, священнику) Шейх кажется вполне приличным малым. Священник Да, кажется... Шейх-Санан (своим спутникам) Увы, друзья, Санан... Шейх-Садра Великий шейх, потоком небывалым

Тебе навстречу толпы мусульман

Стремятся, чтоб послушать Шейх-Санана.

Скажи им слово мудрости... Шейх-Санан Не стану.

Не нужен больше я ни им, ни вам.

Понадобится вам другой наставник.

А я... Себе, былому, чужд я сам,

Отрекся я от помышлений давних.

Увы, отныне полон я иным: (указывая на Хумар) Любовью к ней отныне одержим. Шейх-Марван Ты говорил, что женщин ненавидишь,

Что за грехи на них одних вина.

Что ж изменилось? Шейх-Санан Разве ты не видишь,

Что ангел, а не женщина она?

(Экстатически, всем)

О, поглядите, как она прекрасна,

Как очи голубые смотрят ясно!

Я погружаюсь в эту синеву

И словно приближаюсь к божеству. Шейх-Наим Достойный шейх, не забывай о главном

Об имени своем, о деле славном.

Перед самой Каабой клялся ты

Не ради лживой женской красоты. Шейх-Санан Она - моя Кааба, дом и вера,

Все остальное - прах. Мертво и серо! Платон Поп, ты был прав. Я сдуру дал обет.

Теперь я должен слушать этот бред. Священник Обет был глуп, но погоди яриться,

Он сам отстанет.

(Санану) Стар ты для девицы. Шейх-Санан Кого соединяет дух, не плоть,

Тех молодыми делает господь. Священник Что у тебя за талисман на шее? Шейх-Санан Святой коран. Священник О боже, я немею:

Как может христианка стать женой

Магометанина? Наш бог - иной. Шейх-Санан О, бог един, различны лишь сужденья,

Людей разъединяют заблужденья,

Пусть много их, но истина одна... Священник (отбирает у Платона бокал, протягивает шейху)

А если так, то выпей-ка вина. Шейх-Санан Я опьянен душой. Вино излишне. Священник Для правды эти речи слишком пышны.

Бери и пей!

Шейх-Санан влюбленно смотрит на Хумар, берет бокал, хочет выпить, однако не осмеливается, колеблется. В конце концов решительно осушает его. Шейх-Садра стоят погруженный в раздумье.

Все (пока он пьет)

Опомнись, Шейх-Санан! Шейх-Марван И этот проповедовал коран! Шейх-Наим (Санану, с любопытством) Ну, что в нем есть? Что манит святотатца? Шейх-Санан В нем есть соблазн, но мудрый не поддастся. Священник (доставая из кармана рясы маленький крест)

Отлично, милый шейх, а это-крест.

Надень на шею. Он тебя не съест.

Возьми, возьми. Ведь истина едина,

Раз бог един. Не бойся, будь мужчиной. Шейх-Санан (надевая крест)

Сын Мариам распят был... Что ж, опять?

Вам мало? Ты меня решил распять?

Чего еще ты хочешь? Вознесенья?

Я крест живой, но не ищу спасенья. Шейх-Марван О, как ты мог?! Теперь не жди добра... Шейх-Санан Но это же кусочек серебра.

Надеть его, надеть кольцо на палец

Не все ль равно? Ты просто глуп, страдалец! Священник (Санану)

Как смеешь издеваться ты над тем,

Что свято нам, что дорого нам всем? Шейх-Санан По-моему, ты путаешь понятья:

Мы чтим Ису, а не одно распятье. Священник Так! Но без дела в вере все мертво.

Возьми теперь коран, сожги его. Шейх-Санан Сжечь книгу? Для чего? Мне это странно!

Какой же смысл в сожжении корана? Священник Ты хочешь увернуться? Стыд и срам! Шейх-Санан (протягивая ему коран)

Бери: Ты можешь сделать это сам. Все (в смятении и ужасе) Как, сжечь кораи! Шейх-Санан Пусть жжет, коль есть причина. Шейх-Садра Шейх мудр, он знает все... Шейх-Санан Коран-лавина,

А не поток чернил. Коран-гроза, А не бумага. Сжечь его нельзя.

Небо заволакивают тучи, грозно гремит гром, который время от времени грохочет до конца сцены.

Священник (не прикасаясь к корану, настойчиво)

Пока в огне не сгинет то, что ложно,

Тебе поверить будет невозможно. Шейх-Санан Кто явно чтит, а тайно предает,

Коран огню стократно предает.

Но суть не в том. Ведь об Исе-пророке

И Мариам вещают эти строки. Хумар и Нина Ах! Платон Полноте, отец! Довольно, грех... Все Шейх, отрекись от зла. Покайся, шейх!

Покайся! Шейх-Садра Замолчите! Шейх-Санан Отрекаюсь

Ото всего, что не любовь! И каюсь

В том, что не есть любовь во мне самом. Шейх-Наим О шейх, Каабу вспомни, божий дом! Шейх-Садра (Найму) Умолкни! Шейх-Санан (указывая на Хумар)

Вот мой рай, моя Кааба! Священник (Платону) Как быть? И впрямь не клялся уж хотя бы! Платон (решительно, Санану)

6
{"b":"55617","o":1}