ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не скоро привелось нам отдохнуть;

Мы в Йемене остались ненадолго,

Но в Индию влекло нас бремя долга,

И всюду по пути учили мы,

Что лишь ислам выводит дух из тьмы.

Встречало нас почтенье и вниманье,

Нас слушали с восторгом мусульмане,

Другие нас оспаривали, но

Мы побеждали в споре всех равно,

Пустели их языческие храмы,

Торжествовала истина ислама. Шейх-Абуллахья Да, жив ислам, он крепнет с каждым днем! Шейх-Джафар Неугасимый свет все ярче в нем! Шейх-Хади Так шли мы, посещая край за краем, Без страха просвещая край за краем. Уже прошли мы Индию почти, Но до конца не дали нам дойти. Мы с горечью пустились в путь обратный. На Средиземном море, - вероятно, Близ берега уже, - в недобрый час На корабле застигла буря нас.

Казалось, начались в кипящей пене

Потоп всемирный и столпотворенье.

Корабль по кругу шел, кружился он

Среди попятных волн и встречных волн,

То на гору летя, по воле ветра,

То падая в разверзшиеся недра.

Крутился шторм подобьем колеса,

Он разорвал на клочья паруса,

Со всех сторон стенанья доносились,

Кругом рыдали, падали, молились,

Взывая к милосердию творца,

Объяты влажным холодом конца.

Когда мы все отчаялись в спасенье,

То был уже не шторм - миротрясенье:

Гром грохотал и молнии, ветвясь,

Гигантской саблей поражали нас,

Не знали мы, где небо и где море,

Все было только ужас, смерть и горе.

Мы вспомнили свой город и страну,

И бедный наш корабль пошел ко дну. Шейх-Абуллахья О, в этом было что-то роковое... Шейх-Джафар Нежданная беда страшнее вдвое... Шейх-Хади Все, кто умел, поплыли кое-как,

Влекомы бурей сквозь кромешный мрак,

Пытались со стихиями сражаться,

На гребне волн старались удержаться,

Но быстро шли до дну, лишаясь сил...

Я больше о спасенье не просил,

Стал повторять предсмертное моленье,

Благословляя божее веленье,

И вдруг услышал некий слабый зов,

Он доносился с ближних берегов.

Поплыл на голос, выбрался на сушу

Так сохранил аллах живую душу.

Как ночь прошла, не помню. Тяжело

Мне было. Но светило дня взошло

Из десяти (без слез признать смогу ли?)

Абулула и я не потонули. Шейх-Абузар Так пусть теперь отважных сыновей

Аллах потопит в милости своей!

Тех, кто терпел, не зная укоризны,

Да одарит он долголетьем жизни. Абулула (входит)

К нам Шейх-Садра идет среди своих

Соратников. Шейх-Хади Санана нет меж них? Абулула Его не видел я. Шейх-Хади (с тревогой)

Но отчего же?

Не явь ли этот сон? Помилуй, боже! (Подходит к окну)

Темно в глазах, померк лазурный свод.

Беда с Сананом - чую наперед.

Входит Шейх-Садра с другими шейхами и мюридами. Вид усталый.

Шейх-Хади Садра, мой друг, что сталось с Шейх-Сананом?

Не попрощаться ль с шейхом навсегда нам?

(Шейх-Садра колеблется)

Не бойся принести дурную весть.

Не надо лгать. Скажи нам все как есть... Шейх-Садра Его приходу - Грузия помеха.

Остался он, а мы ушли без шейха. Шейх-Хади Он жив? Шейх-Садра Да, жив. Шейх-Хади Так слава небесам!

Что ж вы ушли, раз шейх остался там?

(Шейх-Садра молчит) Да не таись!... Шейх-Марван Ведь их тревога точит... Шейх-Хади (Марвану) Начни и продолжай, раз он не хочет. Шейх-Марван Шейх предал нашу веру и коран,

Кощунствовал без меры Шейх-Санан.

Он, женоненавистник, в честь девицы

Повесил крест; теперь он винопийца

И стал пасти свиней ее отца,

Великий Шейх-Санан... Шейх-Xади (многозначительно)

И вы конца

Не стали ждать истории постыдной,

Его с презреньем бросили, как видно,

И, чистые, вернулись без него,

Спасая нашей веры торжество,

А ваш наставник славный этим часом

Вдали остался нищим свинопасом... Шейх-Марван Чье сердце обвинит нас, чей язык,

Когда "наставник славный" - еретик? Шейх-Хади Марван, да ты не только одноглазый,

Ты крив душой-она больна проказой.

(Общее молчание)

Вам был учитель бесподобный дан,

Столп веры, светоч знанья - Шейх-Санан.

Хоть солнце зрячим и в тумане светит,

Слепой его в зените не заметит.

Санан повесил крест, стал пить вино,

Но вы его мюриды все равно.

Коль скоро свято бремя послушанья,

Вам всем пристало жить как христиане.

Я думаю, что если Шейх-Санан

Зачем-то принял веру христиан,

То и тогда он выше перед богом,

Чем вы в своем усердии убогом. Все Он нам не внемлет, нас не видит он...

Он нас прогнал, нас ненавидит он... Шейх-Хади Еще бы! Обнаружили испуг вы, Радетели и слуги мертвой буквы, И он - Кааба веры - вновь узрел, Сколь чужды вы и слов его, и дел. А я готов поклясться пред Единым, Что он не стал в душе христианином. Скажи, Садра, есть смысл в моих словах? Шейх-Садра Твои слова внушил тебе аллах. (Горестно и упрямо)

И все же пусть мы слепы, пусть мы гнусны.

Понять нас можно тоже, как ни грустно. Шейх-Хади А именно? Как можно вас понять? Шейх-Садра Оставив шейха, принялись опять

Мы странствовать, учить людей исламу,

И ровно год скитались без вождя мы.

Вернулись. Видим как нельзя ясней,

Что наш великий шейх пасет свиней.

Два дня мы убеждали, умоляли

Оставить этот ужас, но едва ли

Шейх даже слышал нас: он точно глух,

Слова скользят, не задевая слух. Шейх-Хади Пусть даже так. И вы бы с ним остались. Шейх-Садра Но все мои товарищи, печалясь

И сокрушаясь, двинулись домой.

Быть с ними - это долг последний мой.

Я предлагал остаться. Шейх ужасно

Сердился и твердил, что все напрасно.

Он нас прогнал. И пусть я был не прав,

Пошел за всеми, крылья обломав. Шейх-Хади Ах, Шейх-Санан-подобье океана,

Никто не мыслит шире Шейх-Санана,

Нас, грешных, разделяет с ним черта

Незримая - ведь он не нам чета.

Теперь я понимаю, что мне снилось:

О, вещий сон! Все, все в нем прояснилось!.. Шейх-Марван (Найму) Ох, эти сны! Шейх-Садра Поведайте и нам... Шейх-Xади Мне снилось, что в огне мой Шейх-Санан,

Что он объят пыланием пожара

И сквозь огонь разят его кинжалы.

Шейх в ужасе, он сетует на то,

Что бог его оставил, что никто

Не поддержал его на бездорожье...

(Общее изумление)

И вдруг слетел прелестный ангел божий,

С огнем его крыла переплелись,

Он поднял шейха и унесся ввысь. Все Был во спасенье послан божий воин... Шейх-Абузар Шейх милости великой удостоен! Все Зачем же мы оставили его?

Зачем не понимали ничего? Шейх-Хади Увы, он - океан, а вы - болотце... Абулула Последнее раскаянье зачтется. Все Повинную главу не тронет меч!

Вернуться к шейху или в землю лечь! Шейх-Садра (грустно - иронически)

Не странно ли - стемнеет, и над крышей Летучие начнут кружиться мыши В надежде, что навеки свет исчез, Что солнце навсегда ушло с небес. Но чуть засветит первый луч денницы, Настанет утро, защебечут птицы, Они отыщут темные углы И затаятся до вечерней мглы, Чтоб вечером пуститься в путь обратный... Увы, как в этом мире все превратно! Шейх-Хади Как быть, всем ошибаться суждено.

Что было-было, но прошло оно.

Не станем тратить время на унынье,

Нам надобно другим заняться ныне.

К пророку на могилу мы пойдем,

Там силы и решимость мы найдем,

Поклонимся святыне несравненной,

И да поможет нам Благословенный

Осилить нашу слабость, выйти в путь,

Доверье шейха сызнова вернуть. Все Пойдем, пас ждет священная обитель!

Пусть мы погибнем - да живет учитель!

Шейх-Хади, Шейх-Садра и другие выходят.

Шейх-Марван (Найму)

Устойчивости в них ни капли нет:

Во тьме неверья видят некий свет. Абулула (выходя последним)

Те, чьи глаза навеки тьмой одеты,

9
{"b":"55617","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дама из сугроба
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Адольфус Типс и её невероятная история
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Отчаянные
Хищная птица
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Княгиня Ольга. Зимний престол