ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гросс Павел

Шаманы Анджикуни

Павел Гросс

Шаманы Анджикуни

(из цикла рассказов "Темные истории")

Вот и наступила следующая ночь... Что-то холодно сегодня на улице. Ты этого еще не заметил? Посмотри в окно... Не бойся, подойди к нему и отодвинь штору. Видишь туман? Нет? Присмотрись. Вот он, застилает своей молочно-белой пеленой улицы и переулки, дома и фонарные столбы. Он аккуратно, почти незаметно пожирает все, что попадается на его пути. Я не советую тебе выходить в это страшное время на улицу, побереги свою жизнь. Лучше устройся поудобнее в кресле и послушай мой рассказ о далекой Канаде. Это произошло много лет назад, в одной деревне, носящей загадочное название Анджикуни... Cовсем забыл... посмотри на календарь: сегодня 13 января 1930 года...

- Ну, что, - крикнул седобородый старик, - они снова пытаются проверить мои силы?! Молодой длинноволосый и недавно обросший бородой парень европейской наружности опустился на колени и бросил к очагу охапку только что собранного хвороста. - Я собирал хворост и слушал, что говорят люди. Я не могу ручаться за то, что в точности все понял... Но мне показалось, что люди в деревне настроены против тебя. Они говорят, что Белый шаман более могуч. Он заявил что имеет больше прав на шаманство. А деревня не может позволить себе содержать двух шаманов. Старики говорят, что один должен уйти... И словно бы в подтверждение этому ветер откинул входную занавеску чума и донес до присутствующих близкое пение и монотонный стук бубнов. - У-ф-ф, эти люди так глупы! Они могут винить в своих несчастьях кого угодно. Будь на моем место кто-то другой, в его сторону так же полетели бы камни. Во всем виноват этот проклятый Белый шаман Анджунда. Он беспрестанно вредит мне во всем! Тех, кого я лечу, он убивает. Тех, кому посылаю охотничью удачу, наводит на ледовую пустыню, каяки которые я благословляю, он дырявит... Поэтому люди стали думать, что я стал совсем слабым и немощным - какой из тебя шаман, если ты зуб больной не можешь излечить? Будь моя воля... я бросил бы его тело на съедение волкам... Я порою так ясно вижу этот миг. Он привязан к старому столбу. Его глазницы пусты, их выклевали голодные птицы... - Может быть, нам с тобой стоит уйти дальше, в белую область? - предложил сидевший перед ним на корточках его ученик Джо Лабелль. - Там нас точно никто не сможет найти. А еще лучше поедем ко мне на родину, в Торонто. Поживешь там среди людей моего племени... - Бежать? - не раздумывая, ответил старик. - Нет, это не для меня. А что будет с деревней? Пойми, я хотя и стар, но не так зол, даже на тех кто меня гонит и не дает ни хвороста, ни мяса. Этот шаман пытается захватить власть над деревней, потому что он хочет пожрать всех живущих в ней людей. Так он продлит свою жизнь, силы и могущество на тысячу лет. Он будет выпивать из них души медленно, ежедневно и ежечасно. Ты думаешь, что свой опыт он получил от наших богов? Не-е-е-т... Ты знаешь, как он выклянчивал у меня секреты колдовства? Ходил за мной по пятам денно и нощно. Однажды я сдался. Не знаю, что тогда повлияло на меня, наверное, старость. Тогда тебя, Джо, не было рядом со мной, а ведь каждый шаман, плох он или хорош, не может умереть, не передав своего опыта избранному человеку. Вот я и избрал Аджунду в качестве преемника, но этот койот теперь повернулся против меня. Джо закивал головой. Сын адвоката из Торонто, он и сам начал было приобщаться к практике, провел пару процессов в далеких таежных городках, но неожиданно дикая красота Севера покорила его, заполонила всю его душу, и он все чаще стал проводить время на охоте с ружьем. Потом он бросил практику и ушел в леса, недолго мыл золото, затем стал охотником, и наконец, встретившись со старым шаманом в приозерной эскимосской деревеньке Аджикуни, стал его летописцем, бытописателем, почти учеником. Но дальше "почти" он не двинулся. - Они не правы, - сказал Лабелль. - Сегодня я напомнил Уаку, как ты спас жизнь его дочери. Я знаю, какой ты на самом деле. Но Уак только засмеялся, он сказал, что у его дочки просто затянулись месячные... - Хм, сейчас никто из них не хочет помнить ничего хорошего... О глупые люди. Я помогал всем, но теперь... Теперь они слушают только белого шамана. А я превратился в их злейшего врага. Ты слышишь их дикие вопли? Я точно знаю, что теперь они все желают моей смерти. На улице послышалось завывание вьюги. В следующий момент от порыва ветра всколыхнулся кожаный занавес, и в чум влетели искрящиеся холодом снежинки. - Тебе нужно скорее уходить отсюда, - непререкаемыми тоном заявил Черный шаман. - Сейчас сюда придет Аджунда. Я не хочу твоей смерти. - Но... - Никаких "но". Собачья упряжка стоит наружи. Возьми этот амулет, он поможет тебе в трудную минуту. Старик вытянул руку ладонью вперед. На его указательном пальце, на тонком кожаном ремне висело странное сооружение: переплетение тоненьких кожаных ремешков, веточек и камешков. - Это будет твой оберегающий амулет. Бери его и уходи. И не пытайся возвращаться в деревню слишком скоро. Скоро сюда придет Призрак Севера порождение белого шамана. Уходи сейчас же и не говори мне ни слова, не медли и не поворачивайся что бы ты сзади ни услышал... иначе... Старик на секунду замялся. - Что иначе? - нервно спросил Джо. - Иначе ты умрешь. Тебя убьет мое колдовство. Я попытаюсь противостоять Аджунде. Я вызову демонов тундры. Только они могут противостоять белому шаману... Джо Лабелль молча протянул руку за амулетом. Старик поднял глаза вверх, и что-то еле слышно пробурчал себе под нос. Не трудно было догадаться, что он в этот момент шептал какое-то защитное заклинание. Затем он осторожно положил древний артефакт на ладонь охотника и что есть силы, три раза громко кашлянул. В следующую секунду из его рта вылетело нечто, похожее на маленького белого ангелочка с пурпурными крыльями. Оно, сделав два безумных пируэта в воздухе, прямо перед изумленными глазами Джо, тут же бесследно испарилось. - Что это было, мой шаман?! - тихо спросил Лабелль. - Не бойся, я всего лишь вызвал твоего ангела-хранителя. Он поможет тебе во время трудного перехода по заснеженной тундре... И помни в иной раз полезнее упасть, чем оставаться на ногах. Последней фразы Лабелль не понял и вопросительно поглядел на старика. Но тот не обращал на него внимания и перебирал какие то свои плошки, камушки, связки амулетов. За три годы жизни у эскимосов, Лабелль понял, что находится на самом первом этапе познания их мира, мифологии и психологии. Наверное, он и сам смог бы быть неплохим шаманом, но лишь тогда, когда достигнет возраста Черного.

Лабелль осторожно выбрался наружу. Вокруг не было видно ни зги. Пурга, властвующая над заснеженной тундрой подметала своим диким помелом все, что попадалось на ее пути. Джо резким движением приподнял высокий воротник собачьей шубы и двинулся вперед, к тому месту, где стояла упряжка. Если бы не его охотничье чутье, он, наверное, заблудился бы. Но он - бывалый охотник - чувствовал застоявшийся запах полудиких лаек, которые топтались на месте в надежде на скорое перемещение подальше от этого странного места. Охотник подошел к собакам и потрепал вожака по холке. Громадный угольно-черный пес по кличке Блек только рявкнул в ответ и тут же начал рыть лапами рыхлый снег. Начиналась легкая поземка. "Нужно скорее выбираться отсюда..." - подумал Лабелль и, опустившись на длинные сани, громко гаркнул: - Йо-х-х-о-йо! Собаки, услышав призывный клич к бегу, не раздумывая, сорвались с места. Еще немного и Джо свалился бы на землю... Он схватился за деревянный обод саней и тут же увидел перед собой мерцающее зарево. Вернее это было не совсем зарево, а лишь его отблески. Главная картина, вызвавшая этот странный световой эффект происходила где-то позади него, там, где стояла юрта Черного шамана. Он знал и понимал, что оборачиваться в этот миг ему нельзя. Стоит это сделать, и он тут же... Последствия подобной неосторожности можно было предположить любые - превращение в соляной столб, самовоссожжение, удар молнии... Порою шаман был способен сконцентрировать в руках колоссальные силы. Лабелль думал, что когда-нибудь напишет обо всем этом книгу. Джо еще несколько раз прикрикнул на собак и настроился на долгое, изнурительное путешествие по заснеженной равнине Долины смерти. Примерно через час он посмотрел на компас, со стрелкой которого творилось что-то неладное. Она, словно сумасшедшая, не останавливаясь, вертелась вокруг своей оси. Вдруг... Охотник обернулся, услышав за спиной чье-то тяжелое дыхание. Нет, кажется, ему это причудилось от усталости, гложущей одновременно все его конечности. За спиной никого не было. Он, немного успокоившись, снова посмотрел на собак. И, о ужас, вместо пятерки, теперь бежала только четверка лаек. Куда-то исчез вожак Блек. Оторвался? Провалился в полынью? Лабелль чувствуя неладное, потянулся к походному мешку, в котором лежал заряженный, длинноствольный "кольт". Он просунул руку в отверстие мешка и тут же нащупал холодный металл грозного оружия. "Кто бы ты ни был, - подумал охотник, - в начале тебе придется познакомиться со свинцовыми семечками, которые мой друг с превеликим удовольствием выплюнет в тебя..." Он крепко сжал рукоять в руке. Но тут... В следующую секунду упряжка, словно подхваченная невидимой волной, подпрыгнула высоко в воздух и... Джо почувствовал, что если сейчас не выпустит поводья из рук, то будет увлечен в пропасть, которая внезапно разверзлась перед его упряжкой. Он разжал руки вывалился наружу, ударился головой и на некоторое время потерял сознание...

1
{"b":"55618","o":1}