ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старичок целый день сидел на деревянном стуле за прилавком, на котором были разложены апельсины, яблоки, батат, кочаны капусты, лук и чеснок. Товар у него славился необыкновенной свежестью, а лавка отличалась опрятностью, поэтому от покупателей отбоя не было.

В свободные минуты мосье Жерар вечно что-нибудь чинил, штопал, клеил. Он сам стирал белье, чинил свою одежду и штопал носки. Нисколько не смущаясь покупателей, какое бы общественное положение они ни занимали, он хладнокровно откладывал в сторону носок, иголку с ниткой и отпускал товар.

Однажды утром не слишком общительный торговец удивил леди Джейн, предложив ей посидеть у него в лавке и съесть апельсин, пока он починит свою куртку. Есть апельсин девочка отказалась, объяснив, что она привыкла делиться всем с Пепси, а посидеть охотно согласилась. Поставив цаплю перед корзиной с обрезками овощей, маленькая гостья уселась на стул, поставила ноги на стоявший рядом ящик с морковью, расправила юбку, подперла кулачками пухлые щечки и принялась внимательно изучать лицо своего друга. Наконец, любопытство одолело, и она очень вежливо, но слегка запинаясь, спросила:

– Мо... Мосье Жерар, скажите, вы му... мужчина или женщина?

Леди Джейн - i_005.png

Старик сначала оторопел, а затем громко расхохотался, чего с ним не случалось уже несколько лет.

– Ха-ха-ха-ха! Да я, маленькая моя леди, и сам не знаю, потому что мне приходится дела делать и за мужчину, и за женщину. Но скажите, Бога ради, почему вы спросили?

– Потому, мосье Жерар, – ответила девочка очень серьезно, – что я никак не пойму. Ведь мужчины никогда не шьют и не надевают фартуков, а женщины не носят таких широких брюк. Вот мне и непонятно, кто вы.

– Превосходно! – воскликнул старик, покатываясь со смеху.

– Что здесь смешного? – удивилась леди Джейн и выпрямилась на стуле: похоже, она решила, что мосье Жерар смеется над ней. – Если вы мужчина, вам, должно быть, очень трудно чинить свою одежду и штопать носки.

– Ах, дорогая моя малышка! Я совсем одинокий, обо мне некому позаботиться.

– Тогда я о вас позабочусь! – леди Джейн весело улыбнулась. – Это хорошо, что вы мужчина, потому что когда Пепси научит меня шить, я буду чинить вашу одежду.

– Ах вы мой ангел небесный! – воскликнул старик, пораженный таким великодушием. – Вот, примите от меня еще один апельсин.

– О, нет, нет, спасибо, – сказала леди Джейн. – Я у вас сделала только одну покупку, и мне полагается только один подарок, а больше – будет несправедливо. Мне пора! – спрыгнув со стула, она взяла на руки цаплю, которой, очевидно, очень понравились капустные обрезки, вежливо простилась с лавочником и выбежала на улицу.

А старик в глубоком раздумье еще долго сидел со своим носком. Наконец он тяжело вздохнул, отложил носок и произнес вслух:

– О, если бы Мари была жива! Все было бы иначе!

Поездка на дачу Пэшу

Стояло ясное октябрьское прохладное утро. Пепси и леди Джейн проворно кололи орехи, рядом уже дымился горячий сироп. Вдруг на улице застучали колеса и послышалось знакомое звяканье: это ехала тетушка Моди на своей повозке, заново выкрашенной в красную краску, с ярко начищенными бидонами для молока. Маленький бойкий мул в красивой сбруе выбежал рысцой из-за угла и остановился, как вкопанный, у крыльца дома Мадлон. Тетя Моди спрыгнула с повозки, обмотала вожжи вокруг столбика в заборе и быстрым легким шагом вошла в комнату, свежая и веселая, как весна.

Тетушка Моди и Мадлон были близнецы, поразительно похожие друг на друга: у обеих румяные широкие лица и блестящие черные волосы, гладко зачесанные и уложенные в изящный тяжелый узел на затылке. Даже одевались они одинаково. Тетушка приехала в туго накрахмаленном светлом ситцевом платье; на шее у нее был белый кисейный шарф, завязанный большим бантом, сквозь который проглядывала тяжелая золотая цепь, а в ушах покачивались громадные золотые кольца.

Когда Пепси увидала гостью, она раскрыла объятия, порозовела от радости и весело крикнула:

– Тетя Моди! Как я рада! Я уж думала, ты забудешь приехать за леди Джейн!

Тетушка Моди горячо расцеловала племянницу и ласково прижала к себе леди Джейн – точно так, как это делала каждый день Мадлон.

– Да разве можно про нее забыть? – весело воскликнула тетя Моди. – Я все время о ней вспоминала. Просто заботы одолели.

– Какие такие заботы, тетя? – поинтересовалась Пепси.

– Да ты, милая, не можешь себе и представить, что у нас творится с тех пор, как твоя кузина Мари вздумала строить из себя леди, – тетушка Моди сделала презрительную гримасу. – Она весь дом поставила вверх дном; отец ей не перечит. Мне, например, очень нравилась наша прежняя обстановка. Так нет, подавай ей обои да ковры! Это у нас-то ковры! Потребовала салон ей устроить! Ну ладно, устроим ей салон, только бы она не трогала остальные комнаты. Вообрази, милая, отец ездил в лучший мебельный магазин и купил ей зеркало, письменный стол, диван, а потом еще и ковер купил.

– Какая прелесть! – воскликнула Пепси, всплескивая руками от восторга. – Как мне хочется посмотреть на ее салон!

– Увидишь, увидишь, душенька! Когда у нас будет свадьба, – тетушка Моди выразительно подмигнула, давая понять, что ждать свадьбы осталось недолго, – я так или иначе привезу тебя к нам. Устрою тебе самое удобное сиденье в повозке. Потерпи, милочка, приедешь к нам, непременно приедешь!

– Ах, тетя Моди, какая ты добрая! – воскликнула Пепси, взволнованная предстоящим счастливым путешествием.

– А тебя, малышка, – сказала добрая женщина, обращаясь к леди Джейн, сиявшей от радости за Пепси, – тебя я увезу с собой сейчас же, тебе необходимо проветриться.

– Но ведь тетя Полина не знает!.. Мне надо зайти домой и попросить у нее разрешения, – возразила леди Джейн.

– Я сейчас пошлю к ней Мышку, – вмешалась Пепси, очень довольная тем, что ее подруга побывает на ферме Пэшу.

Маленькая негритянка тут же высунула свою рожицу из-за кухонной двери.

– Слушай, Мышка, – сказала ей Пепси, – беги скорей к мадам Жозен и спроси, может ли мисс прокатиться в повозке с мадам Пэшу. И принеси ее чистенькое платье, пояс и шляпу!

Мышка понеслась через улицу, только пятки засверкали, а Пепси принялась тщательно расчесывать вьющиеся белокурые волосы подруги, так что они заблестели будто золото.

Мадам Жозен не стала возражать и отпустила леди Джейн.

Пока Пепси любовно занималась туалетом девочки, тетя Моди и Мышка перетаскивали из повозки в дом припасы, привезенные с фермы. Тут были свежее сливочное масло, домашний сыр, большое кольцо колбасы, кусок свинины и жирный откормленный каплун. Тетушка Моди никогда не приезжала без деревенских гостинцев.

Все было готово к отъезду, но леди Джейн ужасно разволновалась – она не знала, брать или не брать с собой цаплю.

– Ну, давай возьмем ее, – добродушно сказала тетушка Моди, – однако не забудь, что у меня целый дом ребятишек. Они затискают бедную птицу до смерти. Еще помрет твоя Тони! Ты мне никогда этого не простишь!

– Я понимаю, что брать ее с собой нельзя, – печально вздохнула леди Джейн. – Что ж, пусть остается дома. Смотри, милая, веди себя хорошо, – сказала она, обращаясь к цапле, – я тебе завтра привезу много капустных червей.

Прощаясь, Пепси и Мышка нежно расцеловали леди Джейн, а тетушка Моди все поторапливала их, чтобы успеть вовремя на ферму. Выбежав на улицу, она подняла верх повозки, сама усадила девочку на высокое сиденье, ловко вскочила следом, взяла вожжи, щелкнула ими, и крепенький мул помчал по улице, гремя бубенчиками на потеху уличным ребятишкам и собакам, которые гурьбой помчались за повозкой.

Какое удовольствие было для малышки Джейн выехать из города, по обеим сторонам дороги проплывали коттеджи, засеянные поля и фруктовые сады. Через полчаса они повернули на Френч-стрит – великолепную тенистую аллею, тянувшуюся вдоль берега реки. Повозка остановилась перед двухэтажным коттеджем, утопавшим в зелени.

11
{"b":"55621","o":1}