ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто, кому и о чем - вот, следовательно, и то, что можно узнать, воспринимая речь. Какие общественные роли играюг автор речи и ее адресат, каковы отношения между ними - обо всем этом прямо может и не говориться, текст может быть совсем о другом.

Но в речи все это так или иначе проявится и будет уловлено адресатом.

Мы так привыкли менять тип речи в зависимости от условий общения, что делаем это чаще всего неосознанно, автоматически.

Автоматически происходит и восприятие информации о человеческих отношениях, передаваемой особенностями речи. Но стоит допустить ошибку в выборе типа речи, как автоматизм восприяти нарушается и мы сразу замечаем то, что раньше ускользало от нашего внимания.

Допустим, что родители попросили вас зайти после школы в магазин и что-то купить. Вы так и сделали, принесли покупки домой и, уходя к друзьям, решили оставить записку. Как пишутся такие записки, мы все хорошо знаем. Но представим себе, что вместо обычного текста вернувшаяся с работы мама прочитала бы следующее:

"Настоящим довожу до Вашего сведения, что мною, учеником VIII класса, Ивановым Александром Сергеевичем, проживающим в 85-й квартире дома No 111 по улице Молодежной, сегодня, 18 апреля 198... года, произведена закупка пищевых продуктов в магазине No 42 горпродторга на сумму 3 (три) рубля 21 коп.".

Затем идут названия продуктов, единицы измерения, цены...

Что подумала бы ваша мама?

Согласитесь, это вовсе не похоже на записки, которые оставляют друг другу близкие люди. Перед нами подобие официального документа, докладной подчиненного своему начальнику.

И этот документ свидетельствует о деловых отношениях чужих друг другу и неравных в служебной сфере людей. Напротив, те несколько слов, которые были бы уместны ("Все купил. Масло в холодильнике, сдача на столе. По физике пять! Уроки сделал, иду к Коле. Саша"), передают отношения близости.

Заметим, что ни в первом, ни во втором случае этикетных формул в записке нет, но отношения выражены достаточно ясно. Дело в том, что речь меняется в зависимости от ситуации и через эти изменения мы с большой точностью воспринимаем отраженные речью человеческие отношения.

Вам, конечно, знакомо слово модуляция. Часто этим словом обозначают колебания человеческого голоса, придающие ему выразительность; в музыке модуляция - переход из одной тональности в другую; в технике так называют разного рода изменения, колебания. Изменения речи в соответствии с условиями общения тоже можно рассматривать как ее модуляцию. Речь колеблется в такт человеческим отношениям - это и есть этикетная модуляция речи.

Специальное этикетное общение совершается, как мы уже знаем, лишь время от времени, а вот видоизменения (модуляция)

речевого и неречевого поведения под влиянием человеческих отношений происходят всегда. Значит, это одно из самых важных средств выражать этикетное содержание - средство, которое всегда в нашем распоряжении, аппарат, который всегда включен.

Тому, как он работает, как совершается этикетная модуляци речи, посвящены следующие главы.

А пока вот вам маленькая задача. В рассказе Виктории Токаревой "Самый счастливый день" (мы его уже упоминали)

мама, когда она не может встретить дочь после школы, оставляет ей в двери такие записки: "Ключи под ковриком. Еда на плите.

Буду в шесть. Ты дура. Целую, мама". Какие, по-вашему, у них отношения? Почему вы так думаете? В журнале "Новый мир"

(No 2, 1980) можно найти этот рассказ и проверить свои предположения.

ТОН, ТЕМА И ПУСТЫЕ РАЗГОВОРЫ

Мать зовет сына. "Иду!" - отвечает он, а сам никак не оторвется от занятия, которое захватило его. Приходится звать еще раз. Бросать начатое не хочется, мальчик спешит скорее все доделать, но именно поэтому у него перестает получаться.

Все портится, ломается и вызывает досаду. Теперь его ответ звучит раздраженно:

- Иду! Иду!

- Как ты разговариваешь? Не груби!

- А что я такого сказал?! Я же сказал: "Иду!"

Дело здесь, конечно, не в том, что сказал, а как сказал.

Одни и те же слова могут звучать вежливо, доброжелательно, ласково или подчеркнуто сухо, дерзко, высокомерно в зависимости от их общей звуковой окраски. Звуковая окраска - очень тонкая и выразительная характеристика речи, легко поддающаяся модуляции. Она так тесно связана с разными типами общения, так хорошо передает направленность речи, что, собираясь заговорить, человек, как полагают некоторые ученые, выбирает прежде всего общую окраску речи и в соответствии с ней создает высказывание в целом. Советский филолог М. М. Бахтин (1895-1975) писал: "Интонация всегда лежит на границе словесного и не-словесного, сказанного и не-сказанного. В интонации слово непосредственно соприкасается с жизнью. И прежде всего именно в интонации соприкасается говорящий со слушателями: интонация социальна par excellence (по преимуществу) ".

Удивительно ли, что слово накричать означает в одно и то же время тип общения (выбранить, сделать резкий выговор)

и громкий, повышенный голос? О слове ворчать в словаре В. И. Даля сказано: "изъявлять неудовольствие свое полугласным бормотом". И здесь, как видим, соединились в одном слове знак типа общения и знак интонации, звуковой окраски речи.

Мы легко различаем тон покровительственный и презрительный, участливый и холодный, открытый и вкрадчивый, вызывающий и кроткий. В "Юности" Л. Н. Толстого Николенька Иртеньев рассказывает:

...И вдруг я пришел в какое-то особенное, кроткое состояние духа и подошел к Николаю.

- Позволь, я тебе помогу, Николай,- сказал я, стараясь дать своему голосу самое кроткое выражение; и мысль, что я поступаю хорошо, подавив свою досаду и помогая ему, еще более усилила во мне это кроткое настроение духа, Подавленное желание поворчать, рассердиться, кроткое настроение и кроткий тон совершенно соответствуют одно другому, и при этом каждому читателю понятно, что значит "дать своему голосу самое кроткое выражение".

Общая звуковая окраска речи может подкреплять смысл, переданный составом слов высказывания, но иногда противоречит ему, заставляет нас понимать это высказывание совершенно подругому. Представим себе, что в разговоре по телефону один из беседующих спрашивает: "Ты на меня не сердишься?" Ему отвечают: "Нисколько". Это "нисколько" можно произнести таким тоном, что спрашивающий совершенно успокоится, но можно придать ответу и другую окраску, не оставляющую никаких сомнений в том, что говорящий сердится, и очень сильно. Фраза "Я в восторге!" без интонации восторга сразу приобретает иронический смысл, противоречащий ее буквальному значению.

Ласково, с улыбкой сказанное "Мучитель ты мой!" выразит гораздо более близкие и теплые отношения, чем холодно произнесенное "Мой друг".

Конечно, значительно чаще тон речи и ее словесное содержание действуют "заодно". Причем им соответствуют мимика, жесты, позы и все наше поведение. Не случайно словом тон мы передаем и свое впечатление от речи в целом. Например: "Мне не понравился тон его письма!" В прошлом слово тон обозначало и общий характер поведения человека. Говорили: хороший тон, дурной тон. Выражение "задавать тон" толкуется у В. И. Дал так: "франтить, пускать пыль в глаза". Хлестаков, испугавшись, что все увидят, как его ведут в тюрьму, говорит: "...нет, нет, не хочу! Там в городе таскаются офицеры и народ, а я, как нарочно, задал тону и перемигнулся с одной купеческой дочкой...

Нет, не хочу..."

Очень часто в соответствии с человеческими отношениями модулируется (колеблется) и содержание речи: с одним и тем же человеком можно говорить "как со взрослым" и "как с ребенком", то есть по-разному отбирать темы, доводы, доказательства.

Есть темы, которые обсуждают лишь со своими. В разных общественных группах неодинаково, если можно так выразиться, "тематическое расстояние", на которое допускается партнер.

Бывают темы престижные, обсуждать которые считается приметой хорошего тона.

16
{"b":"55643","o":1}