ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В то время как грузовики со стеклами парковались у монумента Вашингтона, история в завтрашнем «Вашингтон пост» расскажет всем о вандале, который выбил все окна вдоль Эспланады и устроил взрыв газопровода в самом центре Вашингтона, так что необычный огненный шар видели аж в Вифезде[80].

Это была типично военная операция по обеспечению секретности – мероприятие, сокрытое с точки зрения безопасности, и совершенно невероятное, если данные о нем просочатся. Но, как и в большинстве секретных операций, только дураки и слизни не знали о ней еще пару дней назад.

Один за другим, Говард, Брамби и я прошли вдоль Эспланады, а потом метнулись к трейлеру бакалеи, припаркованному перед Национальным воздушным и космическим музеем.

Внутри трейлера и в самом деле пахло бананами, потому что это и в самом деле был трейлер бакалеи, если не считать того, что лампа на потолке была заменена красной лампой, более подходившей для ночного времени.

Говард и Брамси быстро разделись, а потом нацепили ярко-красные скафандры пехоты. Оружие и рюкзаки с оборудованием вынули из полиэтиленовых мешков.

Мое облачение заняло времени больше, чем обычно, потому что у меня на одной руке было всего три пальца, и я все время пытался подхватить что-то своими обрубками. Джиб высунул голову из моего рюкзака, извиваясь, освободился, а потом упокоился на моем плече поверх скафандра. Он цинично жужжал словно комар, залетевший внутрь шлема, в то же время раз за разом проводя внутреннюю диагностику своих систем.

К тому времени как я облачился, я едва мог двигаться в трейлере. Еще сорок семь задниц, «ночные сторожа» и «дворники» по одному и группами присоединялись к нашему костюмированному шоу. Стоило им забраться в трейлер, как их внешность менялась. Одни одевали летные костюмы пилотов «Звезды», другие – форму орбитальных служащих Космических сил.

– Озейва на борту? – прошептал я, обращаясь к Говарду.

– Она уже давно на «Звезде».

– Я имел в виду…

– Это тоже. Я говорил с ней десять дней назад.

Одна фигура в форме орбитального служащего отступила, давая нам дорогу, но этот место тут же занял другой человек в такой же форме.

Брэйс с удивлением уставился на нашу троицу.

– Гиббл, я не понимаю, почему Пентагон приказал мне взять на борт вас троих и этот механизм, во время выполнения этой миссии.

Говард сдвинул лицевую пластину, так что теперь смог сфокусировать взгляд на Брэйсе.

– Вы видели приказы. Если ваши истребители смогут подбить корабль слизней, мы должно тот час перебраться к нему на борт для сбора информации. То что удастся нам добыть, будет стоит дороже золота.

Ложь достойная настоящего шпиона. Однако в ней имелась крупица истины, достаточная, чтобы обмануть любого, кто мыслил прямолинейно по типу Брэйса. Казалось логичным, как можно скорее запустить программу по изучению технологии псевдоголовоногих. Как и в остальных случаях, эта ложь могла остаться не раскрытой лишь пару дней. Но мы и в самом деле были тремя самыми величайшими экспертами по слизням на Земле. Кого еще могли послать? Очевидно, наша «легенда» пока работала. Было бы очень обидно проиграть. Говард умел классно лгать, и он прикрывал нашу троицу. По крайней мере, ему нужно было продержаться всего несколько дней.

Сержант-техник Космических военных сил, просунул голову в дверь трейлера.

– Посадка через минуту!

В течение шестидесяти секунд в трейлере был слышен лишь шорох застежек обмундирования, тяжелое прерывистое дыхание и чей-то шепот, возносящий молитву Всевышнему.

Вновь сержант-техник открыл дверь трейлера.

– Дамы и господа, настало время шоу.

Глава тридцать третья.

Мое сердце трепетало, когда мы – пятьдесят человек, прошли по Эспланаде к «Звезде». Модуль со спущенным трапом застыл посреди газона черной травы. Внутри «Звезда» была залита бледно-красным светом. Теперь только крошечный отряд людей стоял между человеческим родом и концом того мира, который мы знали.

Я с трудом волочился в скафандре в сорок кило весом в земной гравитации.

Все мы, с трудом ступая, поднялись на борт. Потом каждому из нас пришлось открыть рот, и медик вложил нам под язык противоперегрузочные пилюли, размером с добрую горошину. Свою последнюю прогулку по Луне я тоже совершил, находясь под действием какой-то дряни… Эти пилюли должны были удержать нас от тошноты. Внутри модуля мы сидели очень плотно: нос к носу, бок к боку. Таблетки должны были помочь и в том случае, если бы забарахлила система жизнеобеспечения «Звезды», рассчитанная на вдвое меньшее число пассажиров. К тому же спускаемый модуль не предназначался для дальних перелетов таких, как путешествие между Землей и Луной.

Мини Озейва и ее второй пилот уже давно находились на борту, проверяя все системы. Если модуль не сможет вытащить нас на орбиту, если пилоты не смогут дозаправить модуль, или случиться еще какое-то «если», это будет конец всему. Все мои встречи с Озейвой обычно заканчивались тем, что она ругала меня, но мне это почему-то нравилось. А вообще, во время полета полагалось спать.

Офицер Космических сил, выполняющий роль стюарда, втиснул меня в кресло, затем его рука скользнула вниз по моему скафандру. Он отыскал на грудной пластине соответствующие гнезда и подсоединил меня к бортовому компьютеру и медицинскому монитору.

Я сладко зевнул.

– Сладких снов, генерал.

Очень сомневаюсь.

Глава тридцать четвертая.

Через три дня Говард, Брамби и я сидели среди офицеров «Эскалибура» и потягивали горячий, бодрящий кофе, дрожа в застоялом, ледяном воздухе. Система восстановления воздуха не работала несколько месяцем, и это чувствовалось. Нам предоставили неубранный зал. Каждый из пилотов был занят проверкой собственного модуля, а тем временем Брэйс и его двадцать пять членов команды получили судно по размеру много большее, чем стадион «Янки»[81].

Неудивительно, не смотря на то, что эта миссия считалась самой важной в человеческой истории, трое из нас – точнее четверо, если считать Джиба, который сидел у меня на плече – не собирались ничего делать. Мы отдыхали, плетя нити заговора.

Брамби откинулся на спинку стула и едва ли не плавал на нем. До тех пор, пока «Экскалибур» полностью не раскрутился, он весил около трех киллограммов.

– А что собираются делать остальные?

Говард, которому никогда не мешала ни пониженная гравитация, ни пехотное снаряжение, снял шлем и водрузил его на стол. Его дисплей сверкал в визоре словно вопросительный знак. Я перегнулся через сто, вытянул палец и нажал на выключатель.

Брамби и я знали официальную версию наших планов… Если кто-то из Космических сил дознается о том, что мы затеяли, мы вернемся домой не осуществив наши планы.

– Говард, каким образом «Звезда» может повредить «Огненнуюведьму»? – спросил я.

– «Звезда» была разработана много лет назад. Запасные части этих машин до сих пор хранятся здесь, на «Эскалибуре». Готовые. Установить их на поврежденное судно не так уж долго, – он подтянул к себе наладонник и вывел что-то на экран. Передо мной оказалась распотрошенная «Звезда». На этом чертеже были видны все трубы, резервуары, приборы… – Маневренность достаточная. Эти стабилизаторы и гладкая форма бесполезны в космосе. И… – Говард показал на стойку по центру корпуса «Звезды», – …они добавили системы вооружения.

Я покосился на белые стрелки, по форме напоминающие плавники.

– Ракеты «воздух-воздух»?

Говард кивнул.

– Их лучше всего использовать для маневрирования в вакууме. Но они могут работать и как обычные ракеты. Пилот выводит «Звезду» на цель и стреляет. Они словно неуправляемые разрывные пути. Просто.

вернуться

80

купальня в Иерусалиме с целебной водой, упоминается в Библии у Иоанна, 5. 2-4

вернуться

81

Стадион в г. Нью-Йорке на 57,5 тыс. зрителей, база бейсбольной команды «Нью-Йоркские янки». Находится в Южном Бронксе. Открыт в 1923, реконструирован в 1970-е.

42
{"b":"5565","o":1}