Содержание  
A
A
1
2
3
...
53
54
55
...
60

Говард тяжело вздохнул.

– Пока ты занимался альпинизмом, я послал Джиба обследовать помещение и попытаться определить балансировку корабля, а так же провести минимальную оценку систем «Тролля». Это палата – их главный инкубатор. Ты был прав.

Шпионы полагали, что слизни размножаются клонированием. Я всегда считал, что инкубатор слизней должен напоминать какой-то гигантский госпиталь с многочисленными рядами крошечных кроваток, к которым присоединены приборы жизнеобеспечения. Ну, или что-то в таком духе.

– Выходит слизней выращивают в огромной бадье с удобрениями?

– Проще говоря, да.

– Если это не двигатели и не силовые установки, то куда же нам теперь идти, чтобы взорвать корабль?

Говард ударом кулака задействовал голопроектор Джиба, и перед нами в воздухе вновь возникло миниатюрное, схематичное изображение «Тролля».

– Если базироваться на информации Джиба, это здесь, – объявил он, ткнув пальцем. После этого Говард закашлялся, сделав вид, что ему нужно прочистить горло.

– И насколько это достоверная информация? – поинтересовался я.

– Настолько, насколько вообще можно говорить об этом, находясь в нашем положении, – ответил Говард.

– Если мы сейчас ничего не решим, то потом будет поздно.

– Мы уже давно определились, что слизни не используют реактивной тяги.

– Поэтому их корабли и могут развивать скорость близкую к скорости света.

Говард кивнул.

Мы пошли назад – верх по дорожке. Мерцающая зеленоватая голограмма «Тролля» плыла по воздуху, чуть впереди. Говард так и не отключил проектор Джиба. Издали голограмма напоминала фонарь ночного стража из фантастического средневекового города.

– Похоже, псевдоголовоногие манипулируют гравитацией.

– Дерьмо собачье! Объясни мне, что это значит.

– Гравитация – одна из основных сил во вселенной. Она существует повсюду, таится во всем. Мы уже давно выдвинули гипотезу, что существуют особые частицы – гравитоны. Правда, мы никак не можем их обнаружить.

Говард и дальше говорил что-то об использовании слизняками несуществующих частиц. Я же с трудом дышал. Мы ведь теперь поднимались.

– Было бы замечательно, если бы эти мерзкие гравитоны не давили мне на плечи.

– Ты ближе к истине, чем тебе кажется. Судя по всему, псевдоголовоногие удаляют гравитоны с пути своих кораблей, – Говард показал на жало, на спине голограммы «Тролля». – Думаю этот выступ и этот пузырь с левой стороны – генерирует поле, которое словно зонтик защищает корабль от гравитации с этой стороны, – тут ему вновь пришлось прокашляться. – Представь, что корабль находится между двумя резинками, привязанными к нему с разных сторон. Это – комбинация сил, которые со всех сторон воздействуют на тебя, на меня и на каждый атом в галактике. Если же нарушить равновесие, разрезав резинку привязанную сзади…

– Гравитационное поле половины вселенной потащит корабль вперед, – выпалил я на одном дыхании. Если слизни и в самом деле смогли сделать так, что половина вселенной послужила им двигателем, можно считать, что они вновь поразили меня.

Говард снова кивнул.

– При этом не надо брать с собой топливо, кроме как горючее для переносного гравитационного генератора, – он что-то переключил в голопроекторе, и перед нами появилось крошечное изображение «Огненной ведьмы». Он показал на широко разведенные «руки» в передней части корабля. – Это своего рода корзины, которые собирают случайные гравитоны и превращают их в энергию пригодную к употреблению. Элегантное решение.

Неожиданно Говард остановился и поднял руку. Пыхтел он, словно паровоз.

– И где же уязвимое место у этой элегантной, смертоносной машины? – поинтересовался я.

Говард пожал плечами.

– Если бы мы смогли повредить этой машине, если бы смогли пробиться через охрану. Но, похоже, я недооценил сто тысяч…

– Где она, Говард?

Он вновь вернул голоизображение «Тролля», и опять пустился в объяснения.

– По прямой, в пятнадцати километрах отсюда. Но самый короткий маршрут, который смог прочертить Джиб – шестьдесят километров.

Я закатил глаза к потолку. Луч моего фонаря сверкнул на открытом люке, до которого было еще очень далеко. Когда мы подошли чуть ближе, то услышали, как Брамби позвал нас. Скорее всего новости, которые мы несем, не понравятся ему, так же как мне. Через пятнадцать минут мы встретились.

Брамби расхаживал взад-вперед по площадке возле люка. В каждой руке у него было по автоматической винтовке, и он то и дело заглядывал в черное отверстие люка.

– Не понимаю, почему они не нападают. Не понимаю, почему они не смели меня в один миг… А как дела у вас? Вы нашли топливные баки или что-нибудь в таком духе? Может быть, я смогу изготовить импровизированную взрывчатку…

Я покачал головой. Мы оказались запертыми в детской «Тролля». Не было тут никаких силовых установок. Уязвимое место этого судна находилось далеко-далеко. Сто тысяч слизней не дадут нам пройти эти шестьдесят километров. Наш поход походил на побег через канализацию, когда преступник в итоге выбирается на поверхность на заднем дворе начальника тюрьмы. Неудивительно, что слизни даже не пытались убить нас. Если бы они могли смеяться, то сейчас умирали бы со смеху.

Глава сорок пятая.

Я отправил Джиба патрулировать, и мы втроем смогли перевести дух.

Мы сели по-турецки в тускло освещенном коридоре. Брамби вытащил минипакет и вытряхнул на пол его содержимое. Там было несколько кругов колбаски Мегатеха, с дырочками через определенные интервалы для установки электрических детонаторов или, в худшем случае, старомодных детонаторов со шнуром, типа «поджигай и беги со всех ног». Еще у нас оказалась пачка палочек термита, предназначенных для того, чтобы прожигать дыры в корпусах космических кораблей, но не слишком подходящих для того, чтобы разнести какой-то корабль на куски. Рулон качественного, пропитанного магнием бикфордова шнура. Его было слишком много для нашего запаса термита, а воспользуйся мы им для детонации Мегатеха, нас самих разнесет на куски.

Оглядев свой скудный арсенал, Брамби вздохнул.

– Говорили, что ты можешь сделать бомбу из чего-угодно. Похоже, сейчас мы нуждаемся именно в такой большой бомбе. А если мы не сможем взорвать этот корабль, то не пора ли нам удирать со всех ног? Сможем ли мы выбраться отсюда?

Сложный вопрос. Если мы вернемся к дыре в корпусе и попросим Мими вернуться, забрать нас, существовал шанс, что мы сможем вернуться на Землю и умереть как настоящие пехотинцы в грязи родной планеты. С другой стороны слизни рано или поздно вновь нас атакуют, или незаметно для нас перекинут достаточно сил через боковые коридоры.

Мы могли бы спуститься в питомник и тогда они смогли бы или уморить голодом, или прикончить каким-нибудь другим пассивным способом. Если бы они напали, мы, конечно, унесли бы с собой множество врагов. Однако это никому не смогло бы помочь, потому что в питомнике у нас за спиной слизни воспроизводились быстрее, чем пена в ванне.

Но сдаваться и бежать было не в моем стиле.

– Что собираешься делать? – спросил я, посмотрев на Брамби.

Тот лишь покачал головой.

– Не слишком уж хочется отступать, сэр. Мне все равно сдохнуть здесь, в тюрьме или в больнице МВ[93].

– Говард? – повернулся я ко второму своему спутнику.

– Если бы вернувшись на Землю, я получил шанс выиграть войну, я непременно так и сделал бы. То, что мы узнали здесь даст человечеству огромный научный толчок, но… Но как только отряды с этого судна высадятся на Землю, все станет бессмысленным…

Единодушно. Мы собрались умереть прямо здесь. Я достал свой М-60 и начал протирать его в последний раз.

* * *
вернуться

93

Министерство по делам ветеранов США

54
{"b":"5565","o":1}