Содержание  
A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
60

Но вот одна «пуля» просвистела мимо моего уха, потом другая.

Переключив оптику шлема в пассивный, инфракрасный диапазон, я поднял голову, посмотрев назад. Тридцатью метрами выше, в перекрестье инфракрасных прожекторов оказался пурпурный слизень. Без сомнения твари охотились на нас. Вновь вокруг застучали «пули» слизней, но они стреляли скорее наугад, а не прицельно. Слизни не могли видеть в том же световом диапазоне, что и человек, а их собственные прожектора были слишком слабы, чтобы они смогли различить нас в инфракрасном спектре. Оказавшись в инкубаторе, они стали двигаться медленно. Тут для них, точно так же как и для нас, было очень темно. Я прикинул, что у нас фора минуты три.

Я догнал Брами на широкой площадке примерно там, где я нашел слизня-личинку. Он стоял, согнувшись, уперев руки в колени, задыхаясь, пакет с термитными палочками и бикфордовым шнуром болтался у него на шее. На поясе его висела маленькая саперная лопатка.

– Отсюда нам придется спускаться вниз на веревке, Брамби.

Он посмотрел вверх, потом повернул фонарь так, чтобы видеть мое лицо.

– Да, сэр.

Я вновь посмотрел наверх. Наверху спирального спуска слизни остановились, словно выжидая чего-то. Лучи их фонарей шарили по залу, пытаясь нас отыскать.

– Посмотри-ка Брамби. Их там должно быть всего лишь дюжина. Мы не можем использовать лучи наших фонарей, чтобы разглядеть их хорошенько, иначе они увидят нас… Они не могут сражаться с нами один на один, так как наши оружие и броня лучше. Нет никакой необходимости торчать тут вдвоем. Ты сможешь пробиться назад, – тут я протянул руку к пакету со взрывчаткой. – Дай-ка ее мне.

– Сэр? Кажется, вы, как генерал, обладаете больше квалификацией для борьбы со слизнями, а я, как младший по званию, займусь самой дерьмовой работой.

Он выпрямился. Без сомнения он не собирался отдавать мне пакет.

Я снял с плеча скатку веревки.

– Брамби, это армия, а не дискуссионный клуб. Отдай мне пакет.

Луч слизней фиолетовым пятном скользнул по стене над нашими головами.

Брамби покачал головой, и свет его фонаря качнулся во тьме.

– Что ждет меня дома, сэр? Тюрьма? Клиника? Я сделал ошибку… А вам… большое вам спасибо за все.

Тот факт, что слова Брамби были совершенно справедливы, не заставил меня отступить. Если ты лидер, то самое глупое в твоем положении то, что ты вынужден совершать глупости.

– Брамби, я приказываю тебе отдать взрывчатку.

Бздыньк!

Пуля слизня ударила в пол в каком-нибудь полуметре от нас.

Брамби засунул палец под ремень своей сумки со взрывчаткой и внимательно посмотрел мне в глаза.

– Да, сэр… Вы знаете, что я никогда не выполнил бы такой приказ.

Потом Брамби шагнул во тьму и упал вниз.

Глава сорок восьмая.

Я пристально всматривался во тьму, но ничего не видел. Влажный всплеск подсказал мне, что Брамби упал в грязь из студенистых личинок слизней и сиропа нитрата аммония. Этот всплеск эхом разнесся по всему залу.

Огни слизней заметались, а потом нацелились в мою сторону. Они стали обстреливать пандус.

– Сукины дети! – услышал я в наушниках голос Брамби. Он ревел как раненный бык.

– Брамби? С тобой все в порядке?

– По крайней мере, ничего не сломал, сэр.

Я попытался отогнать слезу.

– Брамби, зачем ты это сделал…

– Расслабьтесь, сэр. Все уже случилось. Генерал нужен для того, чтобы держать слизней от меня подальше. Пусть эти твари не мешают мне.

Я повернулся и направился вверх по пандусу. Пули слизней застучали по моему боевому скафандру. Три моих выстрела и слизень с фонарем полетел вниз в темную яму.

Один зрячий солдат против команды слепых слизней – едва ли справедливая схватка.

* * *

Через двадцать минут, я уже шел по коридору, который, быть может, вел к Мими, Говарду, Джибу и, возможно, к дому.

– Брамби?

– Только зарыл в грязь последний заряд, сэр. Скоро всему наступит конец. Собираюсь поджечь первый шнур. У вас десять минут. Поспешите.

Я глубоко вздохнул. Губы у меня дрожали. За десять минут Брамби мог бы, конечно, если бы мы очень постарались, подняться на пандус. Но оттуда полчаса ходьбы до выхода из зала.

– Удачи, Брамби!

Когда я подходил к бреши в стене, которую проделали слизни, из прохода, стреляя на ходу, вынырнуло штук десять тварей. Подхватив вырезанную из стены секцию, я спрятался за ней, как за щитом и открыл ответный огонь, уложив всех. Я использовал последнюю обойму М-60, и с грохотом отшвырнул винтовку в сторону.

Если я сбираюсь прикрыть Брамби, то единственный для меня выход обложить этот коридор остатками Мегатеха. А потом я отступил бы туда, где мы первый раз схлестнулись со слизнями. Но у меня не было взрывчатки… Задыхаясь, я бежал изо всех сил. Услышав подозрительные звуки, я несколько раз выстрелил в темноту ближайшего коридора, потом переключил рацию в шлеме на командную сеть.

– Мими? Говард? Прием.

Если Говард добрался до цели, то мне не зачем мчаться со всех ног, чтобы уберечься от взрыва, которому суждено спасти человечество.

Я попробовал вызвать модуль в другом диапазоне. Может, Говард и слышал меня, только не мог переключиться на нужную частоту, чтобы ответить мне.

Ничего.

Новая волна слизней покатилась в мою сторону. Я угощал их иголками из М-20, пока не вышли заряды. И вот мои магазины пусты. Три слизня рванулись вперед, но я вытащил сорок пятый Орда и расстрелял всех трех, хотя последнему удалось сильно ударить меня по бедру. Если бы не скафандр, он бы мне ногу оторвал.

Хромая я миновал последний поворот. Желтая пластиковая заплата, которой мы запечатали двухметровое отверстие похоже осталась на месте. Хотя это ничего не значило. Она осталась бы на месте независимо от того, забрала бы Мими Говарда и Джиба или нет.

Я привалился плечом к этой пробке и обратился к своему наладоннику.

Если Брамби хорошо сделал свою работу то мне и ему осталось всего пять минут жизни. Если Говард и Джиб постарались и сделали все как надо, человечество победит.

Потом я посмотрел вниз, на плиты пола и мое сердце сжалось.

Глава сорок девятая.

Встав на колени, я поднял с пола квадратик бумаги, чуть больше чем старая почтовая марка. Но я узнал его с первого взгляда.

Я улыбнулся. Обертка он никотиновой жвачки Говарда Гиббла. Он и Джиб добрались сюда, и видимо им пришлось какое-то время ждать, раз Говард успел достать жвачку. Если бы их настигли слизни, то вокруг валялись бы гильзы, а может даже тела. Говард, если его загнать в угол, защищался бы отчаянно. Он бы не сдался без хорошей перестрелки.

Значит, они выбрались.

Я высыпал гильзы из барабана «кольта». Действовал я неловко. А вы попробуйте перезарядить револьвер тремя пальцами, действуя к тому же без должной сноровки. Потом я поискал патроны, и ничего не нашел. Я попробовал вызвать Брамби, но он мне не ответил. Правда, я подозревал, что такое могло случиться. Переборки инопланетного корабля, разделяющие нас, отлично глушили всю радиосвязь.

Там, где я находился, было полно следов первого сражения со слизнями, которое произошло, как только мы поднялись на борт. Но тележка со взрывчаткой, которую мы закатили на борт, исчезла. Слизни были не так глупы. Все что я мог сделать, лишившись боеприпасов, так это попытаться забаррикадировать коридор. Натащив со всех сторон обломков плит, отвалившихся от стен, я попытался возвести жалкую баррикаду.

Поскользнувшись, я скатился с пластикового листа и так и остался сидеть на палубе, раскинув ноги в стороны и прислонившись к нашей «пробке», закрывающей дыру в борту. Потом я взял «кольт» за дуло здоровой рукой. Сжал его покрепче. По крайней мере, я смогу отбиваться им от слизней, словно маленькой дубинкой. Я так и не мог понять, отчего я так беспокоился. Если не случиться ничего непредвиденного то через четыре минуты и слизни, и я станем трупами, кружащимися среди обломков в межпланетном пространстве. Разница будет лишь в том, что их – сто тысяч, а я – один.

57
{"b":"5565","o":1}