ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это, конечно, не в Мексике, а на территории штата Нью-Мексико, США. (А. Панфилов)

200 могли пренебречь требованием Сталина вернуть России территории, захваченные Японией в войне 1904 - 1905 годов. Трумэн и Черчилль решили, что президент сообщит Сталину эту новость в неофициальной обстановке после одного из совещаний. Через неделю Трумэн с переводчиком подошел к Сталину и сказал ему о новой бомбе необычайной мощи. Черчилль, находясь в пяти метрах, внимательно наблюдал. Сталин выразил удовлетворение и не задал ни одного вопроса. Казалось, он не понял значимости нового оружия. Сталин, возможно, не сразу осознал из замечания Трумэна всю важность события, но он быстро заметил изменение в отношении союзников к России. Один американский генерал писал, что "мы могли теперь себе позволить несговорчивость и равнодушие". Возможность того, что русские сами могут создать атомное оружие и быть " несговорчивыми", не рассматривалась или рассматривалась как весьма отдаленная перспектива, так как считалось, что они слишком отставали в технологии, чтобы разработать такую сложную систему вооружения. Изменение в отношении союзников беспокоило и глубоко оскорбляло Сталина как акт неблагодарности. Он считал, что Россия спасла Запад от нацистского варварства. как в XIII веке Россия заслонила Европу от орд монголов. Ему и всем русским было ясно, что если бы Россия не уничтожила боевую мощь Германии, Гитлер завоевал бы Британию и перенес войну в Северную Америку. Россия заслуживала благодарности и уважения союзников, а не высокомерия и снисходительности. На тридцати пленарных заседаниях конференции возникло множество мелких разногласий. Многие вопросы были переданы для принятия решений на мирной конференции или на Совете министров иностранных дел. Самые серьезные разногласия возникли по Германии и Польше. Все три державы признали временное правительство Польши. Спор теперь возник по поводу ее западных границ. Черчилль категорически возражал против расширения границ до Одера и Западной Нейсе. Но после поражения Черчилля и его партии на выборах новый премьер-министр Великобритании Клемент Эттли поддержал Трумэна и принял предложение Сталина. Еще раньше союзники договорились, что Германия будет разделена на четыре зоны, которыми будут управлять США, Англия, Советская Россия и Франция, и все четыре державы будут управлять Берлином как пятой зоной. Германия не будет иметь центрального правительства, а все вопросы, касающиеся страны в целом, будут решаться Контрольной комиссией союзников. Таким образом, Германия должна была остаться единой под строгим контролем четырех держав, чего и добивался Сталин. Однако, когда решался вопрос о репарациях, было принято предложение госсекретаря США Джеймса Бирнса, согласно которому каждая держава удовлетворяла свои репарационные претензии из своей зоны контроля. Тем самым политика сохранения единой Германии под совместным контролем союзников была похоронена. Германия была поделена на Восточную и Западную. В самый разгар конференции, 25 июля, Черчилль и Иден уехали в Лондон для подведения итогов выборов. Через четыре дня приехали новый премьер-министр Эттли и новый министр иностранных дел Эрнст Бевин. С их приездом атмосфера на конференции стала ухудшаться. Позиция западных союзников становилась все жестче, все более силовой. 6 августа на Хиросиму была сброшена атомная бомба. Сталин и большинство русских сразу поняли истинную цель этой бомбардировки. Это был шантаж и угроза России. Япония была уже на грани капитуляции и через несколько дней, вероятно, сложила бы оружие и без бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, и даже без объявления ей войны Россией. Впоследствии Бирнс признал, что эта бомба была нужна не столько против Японии, сколько для того, "чтобы сделать Россию управляемой в Европе". Сталин остро чувствовал уязвимость России. Он вызвал пятерых самых сильных советских физиков и приказал им сделать атомную бомбу в кратчайшие сроки и любой ценой. Советские войска под командованием Василевского быстро продвигались по Маньчжурии. Это были закаленные в боях и превосходно оснащенные войска, японцы не смогли сдержать их натиск. Они быстро овладели районами, указанными Сталиным еще в Ялте, и вынудили капитулировать 5-миллионную Квантунскую армию. Советские военно-воздушные войска овладели Дайреном и Порт-Артуром, прорвались в Северную Корею, а советский тихоокеанский флот занял Южный Сахалин и Курильские острова. 2 сентября на борту американского линкора "Миссури" в Токийском заливе был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. За последующие месяцы отношения с западными державами резко ухудшились. 6 марта 1946 года в Фултоне, США, Черчилль произнес речь, ставшую впоследствии известной под названием "Речь о железном занавесе". Эта речь очень встревожила Сталина. В ней говорилось о разделении мира на коммунистический и западный блоки, о необходимости "братской ассоциации" США, Великобритании и стран Британского содружества для сохранения баланса силы и обеспечения мира. Это была декларация враждебности на грани войны. Сталин осудил эту речь как "опасный акт, рассчитанный на то, чтобы посеять семена раздора и затруднить сотрудничество между союзными странами. Она нанесла ущерб делу мира и безопасности. Господин Черчилль занял позицию поджигателя войны". Начался трагический период "холодной войны", время взаимных обвинений, подозрений и удручающей враждебности. Высшим проявлением антисоветской политики западных держав стало подписание 4 апреля Северо-Атлантического пакта. Он учреждал военный союз двенадцати стран и организацию Северо-Атлантического договора (НАТО) для содержания объединенных вооруженных сил. Этот военный союз был объявлен чисто оборонительным, но для Сталина и всех русских была очевидна его агрессивная направленность. Зловещим событием стало включение в состав НАТО ФРГ в качестве равноправного члена через три года после образования блока.

В этот сложный, напряженный период произошли два обнадеживающих для Сталина и его народа события. Первое - создание в сентябре 1949 года советской атомной бомбы, второе - установление на всей территории Китая коммунистического режима во главе с Мао Цзэдуном.

29. Великое возрождение (1946 - 1953)

29. Великое возрождение (1946 - 1953)

К Потсдамской конференции Сталин физически устал. Сказалось невероятное напряжение войны. Он не был холодным, бесчувственным человеком. Как все нормальные люди, он был подвержен депрессиям, срывам, всплескам эмоций и даже приступам бешенства. Но он также умел сохранять хладнокровие, владеть собой, проявлять терпение. Его дочь Светлана свидетельствует, что после окончания японской кампании Сталин серьезно заболел. Как и вся страна, он нуждался в передышке, но для него передышки быть не могло. После войны перед страной встали новые грандиозные задачи, но возникли и новые крупные проблемы. Уже через несколько месяцев после окончания войны из вооруженных сил было демобилизовано 8 миллионов человек. 4,5 миллиона человек вернулись из германских лагерей. Из эвакуации за Урал возвращались на запад в родные жилища 8 миллионов человек. 18 марта 1946 года был принят четвертый пятилетний план. Достижения этой пятилетки были впечатляющи, хотя и сильно преувеличены советской пропагандой. Быстро росло производство. К марту 1947 года был восстановлен и дал энергию Днепрогэс. К 1950 году советская промышленность превзошла довоенный уровень и была готова к начинающейся гонке вооружений. Однако восстановление сельского хозяйства шло удручающе медленно.

Положение Сталина было самым высоким и незыблемым. Он был премьер-министром и фактически* Генеральным секретарем партии. Он не видел необходимости в созыве всесоюзного съезда партии, который по уставу являлся высшим органом. С 1939 года съезды не проводились, а очередной был созван только в октябре 1952 года. Пленумы ЦК созывались редко. Формальные заседания Политбюро тоже проводились редко, но его члены регулярно собирались на даче в Кунцево. После Сталинградской битвы советские средства массовой информации еще усерднее начали превозносить Сталина как великого вождя и отца нации. Его называли "наш любимый отец", "наш дорогой вождь и учитель", "наш дорогой и горячо любимый Сталин" и "величайший вождь всех времен и народов". Началось беспредельное восхваление и всяческое превознесение заслуг Сталина, что впоследствии было осуждено как "культ личности". Хотя в основном Сталин жил и работал на даче в Кунцево, свет в кремлевском окне горел всю ночь. Любой прохожий, прогуливающийся по Красной площади, мог видеть и знать, как постоянно твердили по радио, что "он живет, думает и работает для нас". Он при жизни стал мифом, божеством. Появляясь на людях, Сталин воспринимал почести как должное, но в личном общении держался скромно и с достоинством. Более других качеств он ценил в людях именно скромность и достоинство в сочетании с профессионализмом. Он старался привить эти свойства новому поколению советской элиты. Из западных лидеров его особым уважением пользовались американский генерал Маршалл и англичане Алан Брук и Теддер, которые как раз этими качествами и отличались от других. Он всегда сурово относился к своим людям, когда они проявляли нескромность. Жукова Сталин считал самым выдающимся из советских военачальников, и его деятельность была оценена по заслугам. Но, будучи сильной и энергичной личностью, Жуков иногда проявлял нескромность. На одном из заседаний Высшего военного совета в 1946 году Сталин выступил с осуждением "одного из наших самых главных

31
{"b":"55653","o":1}