ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь имеется в виду не марксисткий термин, означающий изъятие капиталистической собственности у буржуазии после победы революции, а обычные грабежи банков с целью пополнения партийной кассы - так называемые эксы. (А. П.) агентом Центра на Кавказе, превратившемся в арену интенсивных действий. С 1905 по 1908 г. зарегистрировано не менее 1150 актов терроризма. Коба, возможно, имел отношение ко многим из них, но точных сведений об этом нет. Меньшевики в России, а после 1921 года за границей много раз оценивали его деятельность как экспроприатора. Однако Охранка, видимо, не связывала его имя с волной ограблений. Еще в начале 1908 года кавказские меньшевики пытались судить Кобу партийным судом за нарушение запрета на экспроприацию. Суд не состоялся, Коба уехал из Тифлиса в Баку, где 25 марта был арестован. Об этом периоде его жизни официальные источники хранят молчание. В 1907 году Коба принял участие в V (Лондонском) съезде РСДРП. Он не выступал на съезде. Троцкий, пытаясь нарисовать портрет Сталина того периода, писал о нем как о "пустом месте", утверждая, что "он был совершенно неизвестен не только партии, но и тремстам делегатам съезда". Но Коба заметил Троцкого и сразу же невзлюбил его. По возвращении со съезда в газете "Бакинский пролетарий" он писал, что "Троцкий проявил красивую ненужность". К 1907 году волна революции, которая угрожала охватить всю страну, спала. Были восстановлены закон и порядок. Несмотря на апатию, охватившую большую часть народа, появилась надежда, что правительство во главе со Столыпиным при активной поддержке Думы приведет Россию к жизни в новой, конституционной эпохе. В период с 1907 по 1912 год социал-демократическая партия практически распалась. Основными причинами этого явились аресты членов партии, сокращение пополнения, дезертирство тех, кто стал считать революцию химерой. Однако Ленин, а с ним и Коба повели решительную борьбу с ликвидаторами и отзовистами, выдвинув план преодоления кризиса. В январе 1912 года на Пражской конференции было положено начало большевистской партии под руководством Ленина. Конференция избрала Центральный комитет в составе Серго Орджоникидзе, Сурена Спандаряна, Романа Малиновского (агента Охранки, раскрытого после революции и расстрелянного) и пяти кандидатов в члены ЦК.* Позднее в его состав были кооптированы И. С. Белостоцкий и И. В. Джугашвили.

Здесь приведен далеко не полный список членов ЦК. Подробнее об этом см. у Троцкого (с. 256 - 257 настоящего издания). (А. П.)

9. Кавказский период жизни завершается (1907 - 1912)

9. Кавказский период жизни завершается (1907 - 1912)

После сенсационного ограбления банковского кассира в Тифлисе, осуществленного Камо, Коба перебрался в Баку. Ему под тридцать. Хотя он женат и имеет ребенка, но живет по фальшивым документам под постоянной угрозой ареста. Чрезвычайно трудны и условия работы в революционном движении. В России наблюдается его спад, в Баку борьба еще продолжается. Рабочие нефтяной промышленности требуют повышения зарплаты и улучшения условий труда и добиваются уступок от нефтепромышленников. Этой борьбой руководит Сталин. Но подход его более умеренный и практичный, чем в прошлые годы. Он нашел отражение в девяти статьях в газете "Гудок" о совещании между рабочими и нефтепромышленниками при заключении коллективного договора. "Последние могикане массовой политической стачки!" - так характеризует их Ленин, не заметив того факта, что они не бастовали, а вели переговоры. В то же время он не мог не обратить внимания на руководителей большевиков в Баку, которые без устали работали, не поддаваясь апатии, охватившей многих революционеров. Наиболее выдающимися из них были Коба, с которым он встречался в Таммерфорсе и Лондоне, Орджоникидзе и Климент Ворошилов, секретарь профсоюза нефтяников и близкий друг Кобы. 25 марта 1908 года Кобу снова арестовали. В тюрьме он и другие политические заключенные создают дискуссионные группы, соблюдая при этом осторожность. Полиция внедряла в их ряды своих агентов, что усиливало подозрительность революционеров. С заключенными, заподозренными в связях с полицией, жестоко расправлялись. Коба привычен к таким условиям. Они закалили в нем самоконтроль и беспощадность к товарищам. В тюрьме он пишет статьи, которые тайно выносятся и публикуются в газетах "Бакинский пролетарий" и "Гудок". 9 ноября 1908 года его высылают на два года в Сольвычегодск Вологодской губернии. По дороге он заболевает тифом. Но через четыре месяца, 24 июня, Коба бежит в Петербург. Несколько дней он живет у Сергея Аллилуева, а затем, получив фальшивый паспорт, возвращается в Баку, где снова включается в активную подпольную деятельность. Он начинает думать уже не о местной партии, а о создании партии всей страны. В "Бакинском пролетарии" появляется его статья "Партийный кризис и наши задачи", в которой ставится вопрос о созыве общепартийной конференции, издании легальной партийной газеты и создании нелегального практического партийного центра в России. В это время Коба отказывается от своей жесткой позиции и ратует за единство всех фракций. Критикует он и Ленина за его разногласия с Богдановым (врачом, марксистом и большевиком) и раскол в редакционной коллегии газеты "Пролетарий". Он не стремится к разрыву отношений с Лениным, у него нет и мысли бросить вызов ему как руководителю. Как реалист он понимает, что Ленин является единственным руководителем движения. Он просто честно пишет о причинах кризиса и предлагает пути выхода из него. В серии "Письма с Кавказа" (ноябрь - декабрь 1909 года), опубликованной в "Социал-демократе" в Париже и Женеве, Коба доказывает, что в целом он согласен с Лениным. И все же Ленину он внушает опасения. Ленин признает и ценит его приверженность большевистскому курсу, способности и самостоятельность. Ему крайне нужен именно такой человек. Но Коба очень независим, и, когда он критикует или не соглашается, Ленин считает это не самостоятельностью, а отсутствием партийной дисциплины.

23 марта 1910 года Кобу вновь арестовывают и после полугодового тюремного заключения отправляют обратно в ссылку в Сольвычегодск, где он и находился до 27 июня 1911 года. Ему запрещено возвращаться на Кавказ, проживать в Петербурге и Москве. 6 сентября 1911 года И.В.Джугашвили нелегально выезжает из Вологды, где жил после ссылки, в Петербург. Но через несколько дней его опять арестовывают и на три года ссылают в ту же Вологду. Так заканчивается кавказский период карьеры будущего вождя. На Кавказе он получил опыт революционной борьбы и перерос его узкие рамки. Он еще возвращался туда, но все-таки с этого времени стал принадлежать общероссийской партии.

10. Появление Сталина (1912 - 1913)

10. Появление Сталина (1912 - 1913)

В середине февраля 1912 года, находясь в Вологде, Сталин, как он начал себя называть, получил сообщение из первых рук о Пражской конференции, на которой Лениным была учреждена самостоятельная и независимая партия большевиков. О решениях конференции Сталина информирует лично Орджоникидзе. От него он узнал, что кооптирован в члены Центрального комитета. Сталин поддержал требования о перенесении организационного центра и издания газеты в Россию. ЦК создал Русское бюро с задачей контроля и возрождения партийных организаций по всей стране. Сталин был назначен членом бюро. Для него это был период активной деятельности. 29 февраля 1912 года, совершив побег из ссылки, после непродолжительной остановки в Петербурге Сталин поехал в Баку. Цель поездки - убедить социал-демократов, что только большевистская партия под руководством Ленина является истинно революционной партией. В начале апреля Сталин опять прибывает в Петербург, чтобы организовать по указанию Ленина выпуск новой газеты. 22 апреля (5 мая) 1912 года вышел первый номер "Правды" с передовой статьей, написанной Сталиным. Секретарем редколлегии был Вячеслав Скрябин, молодой человек, позже известный как Молотов. Название новой газеты преднамеренно взяли у очень популярной "Правды" Троцкого, которая издавалась за рубежом и тайно доставлялась в Россию. Троцкий протестовал, но сделать ничего не смог и прекратил выпуск своей газеты. В тот же день, 22 апреля, Сталина арестовали. Через некоторое время арестовали и остальных членов бюро. Только Малиновский остался на свободе, но большинство правдистов не подозревало, что он агент полиции. После ареста Молотова на его место был назначен Мирон Черномазов, еще один агент полиции. Сталина приговорили к трем годам ссылки в Нарымский край. Прибыл он туда 18 июля, но уже 1 сентября снова бежал - в Петербург. И сразу же приступил к работе в "Правде". Ленин присылал свои статьи, в которых нападал на меньшевиков как на "ликвидаторов" и "соглашателей". Сталин и другие члены редколлегии рецензировали его статьи, что вызывало гневные тирады Ленина, перебравшегося в Краков, чтобы быть поближе к России. Осенью 1912 года Сталин руководил избирательной кампанией большевиков по выборам в IV Думу. Он написал предвыборный манифест для кандидатов от своей партии - "Наказ петербургских рабочих своему рабочему депутату", высокую оценку которому дал Ленин, забыв свой гнев на "Правду". В письме в редакцию Ленин указывал: "...непременно поместите этот наказ на видном месте крупным шрифтом". По приглашению Ленина Сталин и члены ЦК дважды выезжали в Краков в ноябре и декабре 1912 года. Когда члены ЦК и депутаты-большевики в Думе после последнего совещания возвращались в Россию, Сталин по просьбе Ленина задержался в Кракове. Первый раз они оказались вдвоем, но сведений и записей их разговоров и впечатлений друг о друге нет. Во многом они были очень похожи. Оба невысокого роста, коренастые, со слегка азиатскими чертами лица; оба обладали огромной силой воли; вскоре и у Сталина проявилась та же тяга к власти, которая сделала их крупнейшими лидерами первой половины XX века. Ленин, полный энергии, был динамичной личностью. Сталин, умевший держать себя в руках, с непроницаемым лицом, еще не полностью осознавший свою миссию, выглядел намного спокойнее. Но он обладал внутренней силой, был жестоким и холодным как сталь. Поэтому его характер был более сильным. Ленина интересовали не люди, а только их взгляды и то, мог ли он рассчитывать на их поддержку. Ленин хотел побольше узнать о Грузии. Ему нужна была помощь Сталина, чтобы решить трудный национальный вопрос. После националистических выступлений в Польше, на Украине, в Финляндии и на Кавказе Ленин стал беспокоиться, что российская партия может потерять свое единство и распасться на федерацию национальных групп, каждая со своей отдельной точкой зрения на то или иное событие. Пришло время вести борьбу с этой угрозой. Вопрос был в том, как совместить усилия национального движения за независимость с единством российской партии и централизованной российской республикой, которая будет создана после революции. Прибытие Сталина было своевременным. Как грузин он не мог быть обвинен в великодержавном русском шовинизме; кроме того, он приехал из региона, где была только лишь одна социал-демократическая организация, в которую входили грузины, армяне, русские, татары и другие. Жордания и группа грузинских меньшевиков предложили принять австрийский принцип "национально-культурной автономии". Сталин был человеком, способным доказать ошибочность этой идеи. Январь 1913 года Сталин провел в Вене, где написал свою работу "Марксизм и национальный вопрос". Написана она доходчивым языком, в резкой манере противопоставлены два мировоззрения в национальном вопросе. Сталин писал ее с уверенностью, что больше знает об этой проблеме, чем Ленин или Троцкий или Бухарин, с которым он встречался в Вене. Ленин высоко оценил работу. В партийных кругах Сталина стали считать одним из теоретиков марксизма.

7
{"b":"55653","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сновидцы
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Верные враги
Чистовик
Трансляция
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Изобретение науки. Новая история научной революции
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта