ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Весь народ был на работе, на лугу никого из взрослых не оказалось; на счастье, пастух случился в ту пору.

Под впечатлением неожиданно свалившегося несчастья расходилась толпа, в души закрадывалось сожаление: такого дорогого человека оттолкнули, обидели. Кремень-человек, неутомимый правдоборец, спас племенное стадо. Конечно, не каждый это открыто признает, не каждый станет об этом вслух говорить - побоятся рассердить председателя. Хватит того, что Савве с Марком председатель отомстил.

- Станет ли Родион слушать нас? Виданное ли дело, чтобы он вернул пастуха к стаду? Слышали, как Савва сцепился сегодня с председателем? При всех осмеял.

На берегу снова наступила тишь да гладь. Печально журчала вода в Псле, Савва принес рыбы, пастушата услужливо помогали ему, набрали дров, развели костер, ароматный дымок стлался по траве. Наварили вкусной ухи с молодой картошкой, луком, укропом и жирной рыбой, дружно расселись, пообедали и, усталые, но довольные, легли отдыхать.

За горой, над междуречьем, садилось солнце, повеяло вечерней прохладой. Измученное стадо лежит на траве, спасенные от смерти коровы смотрят на мир усталыми глазами, но уже спокойно жуют свою жвачку.

Пастух зорко стережет колхозное стадо.

22

Горевала, мучилась обманутая девушка. У Мавры сил нет смотреть на Теклю: бродит дочка как потерянная вокруг хаты, плачет, с тоски сохнет, лишние толки на себя навлекает. Пока в поле, в работе - носится что ветер, везде надо порядок навести, а уж как доберется до дому - сейчас в садик и уж тут дает сердцу волю. Никого не подпускает к своему горю - ни мать, ни подругу.

И когда встречалась с Тихоном, таилась от матери. Да разве ж мать враг ей, разве она не предостерегала: "Одумайся, доченька, встретила парня - и сразу голову потеряла, а еще не известно, любит ли он тебя?"

Поначалу-то он и сдерживает себя. Вроде порядочный и рассудительный. Прикидывается, лишь бы завлечь. И что ты за девушка, если не сумела раскусить парня? Приласкал, обманул - и не мила стала. А девушке невдомек, что парень тяготится ею! Еще не нагулялся досыта, а тут жена по рукам свяжет. Семьи испугался. А ты в тоску ударилась. На работе ишь какой порядок навела, вытянула бригаду, а как надо было парня проверить, так не сумела.

Галя забегала за дрожжами, ну и сказала, что Тихон связался с Санькой. Смазливая, добилась своего. Привязала, завлекла. Распутная девка. Рыли погреб. Тихон захмелел, уснули... Мать-сыра земля скажет, кто у кого ночевал. По нраву пришлась. Еще не нагулялась девка. На песни, на частушки, на пляски - первая. А в работе дуб дубом. Хоть бы чем отличилась. В чем можно ее в пример поставить? Урожай вырастила, коров раздоила или, может, телят выходила? Спихнула Марка, захватила его коров. Надолго ли? На одни гулянки падка. Набалованна. Блудлива. Ее и на базаре бабы горшками били, чтобы не приваживала чужих мужей. А Тихон? С жиру бесится, вечно пьяный, разгульный. Для него тот и не парень вовсе, кто с одной девкой водится! Да и отца взять, Игната, ни одной молодки не пропустит. Верховодят с Селивоном, вертят людьми.

Мавра теперь частенько вспоминает Павлюка: оберегал колхоз от склок и всякого вольничанья. А при Родионе никакого порядка. Непутевый. Окружил себя бесчестными, корыстными людьми, зазнался, а хозяйством заправляют Игнат с Селивоном.

Тихон совсем отбился от рук, пустился во все тяжкие. И с той, смотришь, уже нагулялся, и другая не та. Рано, дескать, еще обзаводиться ему семьею. Ведь бывает же: вроде и несогласно живут, а родится ребенок и наладилась семья.

Тихону все сходит безнаказанно. До поры до времени. В конце концов одумается - да не поздно ли будет? Побоится общественного суда. Побоится ли? Ну, да время покажет. Веками гуляла по деревням разудалая вольница, но теперь уже скоро, скоро выведут эту дурь начисто.

А Марко - парень душевный, башковитый - так лицом не вышел!

- Не горюй, доченька. Что ты, не вольна над собой? Что, над тобой муж измывается и нет выхода? Или хозяйства держишься, как встарь бывало? Руки у тебя связаны?

Мавра знает: не о парне дочь тужит, изверилась в человеке. Не могла распознать. Нежданно-негаданно нанесли обиду.

- Не унывай, доченька, еще все твое впереди. Дай я тебе голову помою.

23

Дорош стоял посреди двора и лениво ворочал мозгами: куда бы этого проклятого Марка заткнуть, чтобы сбить с него спесь? Кому он только не насолил! И вдруг нашел - и голову больше ломать нечего: куда же, как не навоз возить. Недаром впал он в немилость у председателя и его прогнали с фермы, отдали в руки Дороша. Вот уж натешил бригадир свою душеньку, было что вспомнить, за что воздать сторицею - и за себя и за дружков своих. Известное дело, не каждого Дорош на навоз поставит. Разве придет ему в голову ставить кума Гаврилу на одну доску с Марком? Пойди сыщи попробуй другого такого дельного, как Гаврила. И сравнивать-то не с кем. И Дорош теперь пришло его время командовать - приказывает Марку взять вилы.

- Хватит тебе, парень, молочком лакомиться, засиделся под своими коровами, теперь покажи себя на деле!

Марко понимает - слепому и то видно - не из уважения бригадир его на навоз посылает. Но другого выхода нет, надо подчиниться, показать свою дисциплинированность, а то, долго ли, еще выговор вынесут комсомольцы. Ему и без того влетело за драку и выпивку. Нет, вторично такого удовольствия Марко не доставит своим недругам. Разве мог он иначе поступить? Не подчиниться и схватить штраф? Чтобы подумали - отлынивает, тяжелой работы испугался.

Когда Марко с вилами в руках шел к коровнику, девчата несли в бидонах молоко, душистый пар бил в нос: девчата остановились, поздоровались, сочувственно посмотрели ему вслед. Сколько здоровья, сколько сил положил и теперь мимо фермы идет и заглянуть не решается. А коровы-то, между прочим, отощали, молока сбавили. Кто другой так сумеет присмотреть за ними, как Марко. Все повадки знал, телят выпаивал, пас на лугу. Невзлюбили коровы Саньку, никудышная она доярка, не умеет с коровами обращаться орет, сапогами в бок тычет. Думает - крику ее побоятся, больше молока давать станут. Когда Марко ходил за ними, голосу его не слыхать было. Зато теперь пустили ненавистники слушок, будто пастух с сыном хотели перевести племенное стадо.

Санька, ошпарив кипятком бидоны, развешивала их на тыну для просушки. Увидела Марка, шедшего с вилами, все в ней так и взыграло, глумливо запела:

Я полезла б на березу,

Да боюся высоты...

Чуть не млела, с задором выводила:

Рассмотрела я милого,

Нету в милом красоты!

Разопревшая, бесстыжая, подбоченясь, выкрикивала ему вслед частушки, одну забористей другой, досыта натешилась, наозоровала. Видно, Марку-то не очень приятно слушать - даже шея покраснела.

Отомстила-таки своим притеснителям Санька, поставила на своем. Вот и прогнали Марка с фермы, а теперь уже и Павлюк ничто. Санька на ферме заправляет, орудует. Доярки ей угождают, некоторые и побаиваются. Наперекор стать никто не смеет. Вот только Мавру давно бы надо выжить с фермы. Так и пышет от нее неприязнью. Вечно хмурая, непокорная. Не то чтобы угодить Саньке, а все норовит с подковыркой, с насмешкой.

Как знать, куда еще шагнет Санька? У начальства на виду, лучших коров себе забрала, первая на знаменитой ферме, - в пример поставят на выставке, прославится. Вернется из Москвы с грамотой, в почестях. Вот тогда все перед ней стелиться будут, никто не посмеет слова сказать поперек, взгляда ее будут бояться. Сладко тешить себя надеждой, что не какая-нибудь рядовая судьба ей выпала, наконец-то раскрываются перед ней волшебные горизонты. Сколько неизведанных соблазнов таит в себе жизнь! Санька крепко держит в руках свое счастье, в бараний рог скрутила ненавистников своих. Родион Ржа всегда рад ублажить ее - так неужели пожалеет он подкинуть кормов для рекордисток? В райцентре он свой человек, руку имеет.

Марко яростно отдирал слежавшиеся пласты перепревшего навоза; острый пар шибал в нос, забивал дыхание. Лучшего удобрения желать нельзя. Побегут питательные соки по стеблю, поля заколосятся тучными хлебами. Набрав полные вилы, Марко с натугой поднимал их. Он взмок, запыхался и все же внимательно ко всему присматривался, ничто не ускользало от него. Изрядную кучу навоза наворочал Марко, но никто этого даже не заметил, доброго слова не сказал.

48
{"b":"55654","o":1}