ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Рунный маг
Возвращение в Эдем
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Квартирантка с двумя детьми (сборник)
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму
Как в СССР принимали высоких гостей
A
A

Родион взывает к здравому рассудку:

- Что за бригадир, которым помыкают? Нет, пусть люди за тобой идут!

Кучу обвинений взвалил председатель на Теклю: не воспитывает массы, не пользуется авторитетом, не справляется с работой, развалила бригаду...

- Это Текля-то, которая вырастила самый высокий урожай?

Не иначе как издевается пастух над председателем! Забивает людям головы, они тоже хороши, слишком снисходительны к старику, а председателя слушают со смехом!

У Селивона лицо налилось гневом, да ничего нельзя поделать с пастухом: его все собрание защищает.

- А помимо всего прочего, скажите, люди добрые, - спрашивает председатель, обводя глазами хмурые лица присутствующих, - какой может быть авторитет, когда дивчина за парубками бегает? Вокруг хлопцев так и вьется! Сама вешается... Пристает... Встретит хлопца - дрожит вся. Голову теряет.

Тихонова компания - захмелевшие хлопцы Яков Квочка, Хведь Мачула, Панько Смык, Санька с подругами, дебелые молодки Селивониха, Игнатиха, Дорошиха вволю натешились над дивчиной, сладостно лоснились лица. Текля куталась в платок, готова была сквозь землю провалиться.

- На непристойные выходки пускаешься, председатель! Как шут ярмарочный! - ворвался зычный голос пастуха в этот шум и гам.

И опять собрание встало на сторону Текли: незаслуженно оскорбил ее председатель!

Да Текле от того не легче! Потемнело в глазах, словно в полузабытьи слушала, как бесчестят недруги.

Выставив Теклю на позор, Тихонова компания на том не успокоилась. Выдержка девушки выводила Тихона из себя. Он пригнулся за спинами сидевших впереди. Дикий свист резанул уши. Парни визжали, верещали, упитанные кумушки отвечали тем же, - как только потолок в клубе не рухнул?

Санька за всю свою жизнь большего развлечения не получала. А уж о Татьяне, жене кладовщика, о Селивонихе с Дорошихой и говорить нечего. До колик натешились молодицы. Не собрание, а смех один.

А что пришлось пережить матери с отцом, слушая, как бесчестят дочь? При этой мысли у Текли в глазах потемнело. Спасибо, нашлись добрые люди потребовали, чтобы председатель говорил по существу, а не нападал зря на девушку. Особенно возмущался пастух:

- Председатель сам, что ни вечер, как пес, по задворкам носится, аж плетни трещат!

Из-за невероятного галдежа, поднявшегося в зале, Пастуховы слова не долетели до ушей Родиона. Хоть бы кто и путное что сказал, разве в этом шуме услышишь?

Санька, сидевшая в кругу своих девчат, весь вечер такая разговорчивая и веселая, почувствовала на себе презрительные, полные насмешки, косые взгляды, насупилась.

Поведением председателя возмущались все же с оглядкой. Да и Саньке на глаза попасть остерегались: пока в силе, может отомстить. Одному пастуху бояться нечего - его давно прогнали с фермы.

Председателя, однако, мало смущало происходящее.

После выступления Родиона поднялась настоящая буря, такой кутерьмы он сам не ожидал. Видно, проняло людей. Опостылела колхозникам девка с ее выходками. Вот до чего может довести непокорство. Он таки предъявил ей ряд убедительных обвинений. Записанные в протокол, они хоть кого убедят, что не на месте девка в должности бригадира. Мало того, еще, пожалуй, заинтересуются, как до сих пор не замечали, мирились с таким безобразием.

А тут еще Селивон подлил жару в огонь:

- Ежели дознаются в райцентре, нас не похвалят, могут и даже очень просто влепить председателю выговор. Кому это нужно получать неприятности?

Известие, что Родион согласовал увольнение бригадира в ответственных инстанциях, подействовало на присутствующих удручающе.

И Родион вынужден был признать свою вину перед собранием.

- Убаюкали меня, уговорили. Дивчина - и командует в поле. Нам только почет. Нынче везде так заведено. Неужели я против того, чтобы дать женщине дорогу? Опять-таки какой женщине? Текля не оправдала наших надежд. Мы и помогали ей и учили - нет, к развалу ведет бригаду! Мало того, назло делает, не хочет признавать старших, не подчиняется председателю, подрывает авторитет.

И Родион, багровея от натуги, бухает себя в заплывшую жиром грудь:

- Я эту павлюковщину выведу!

Или у него пороху не хватит сломить дух непокорства, что нашел себе пристанище в артели! Всех последышей Павлюка по ветру развеет!

И никто в том не сомневается - давно имели случай убедиться, как решителен председатель в своих действиях. И все же люди встревожены - кого думает председатель поставить на место Текли?

Председатель начал наставлять на ум собрание:

- Достойного человека надо выбрать, чтобы пользовался уважением у людей... Справедливого, умелого, чтобы хорошо знал дело хлебороба, мог прославить артель достижениями. Толкового, опытного, твердого, который бы сумел поднять дух у колхозников, вывести бригаду в передовые.

Заинтригованное собрание ломало голову - кто бы это мог быть? Кого Родион имеет в виду? Некоторых даже сомнение берет: найдется ли у них такой человек?

Селивон с приятной улыбкой обращается к собранию. И всегда-то он прозорливо проникает в глухие закоулки чужой мысли. Помогает выпутаться из беды.

- И думать нечего, нет среди нас более достойного бригадира, чем Дорош!

Окончательно сбитое с толку собрание не может постичь:

- А вместо Дороша кто?

Тут уж, чтоб долго не морочить людей, пришла очередь Игната высказать свое мнение; оно удивительным образом совпало с мыслью Родиона. Трогательное единение душ кладовщика и председателя давно известно.

- Перфил! - сказал кладовщик.

Наконец-то все прояснилось, все стало на свое место. Однако люди еще долго не могли опомниться.

Высокий строй мыслей и на этот раз был нарушен заурядным голосом пастуха:

- Дорош и так уж "прославил" колхоз - замусорил поле сорняками. Теперь на чистое поле хочет сесть? Мало еще расплодил бурьяна?

Больше он ничего не сказал, и, однако же, этого было достаточно, чтобы поднялась буря - негодующие выкрики, ропот, шум, - возмущение нарастало, конечно, не в пользу Дороша.

Председатель призывает пастуха к порядку. Селивон настаивает, чтобы пастуха выставили за дверь, - пока он на собрании, порядка не жди. Но пастуха не очень-то возьмешь угрозами, и он снова заводит неугодный начальству разговор, на этот раз против Перфила:

- Руководить бригадой потруднее, чем присматривать за председателевым конем да возить на базар Селивониху!

Послышался хохоток - вот так поддел пастух новоявленного бригадира!

- А что? Конь у него что змей, ничего не скажешь! - не вытерпел, вступился за Перфила Игнат.

- Наша обязанность - воспитывать новые кадры! - выкрикнул Селивон.

- А на место Перфила кто? - посыпались вопросы.

- Гаврилу!

- Тот, что приходится кумом председателю?

Нет, поистине сегодня день неожиданностей! Настоящий переворот задумал совершить Родион в колхозе.

- За счет чужих достижений думаете Дороша на выставку протащить? прозвучал с порога язвительный голос - то был Марко. Без всякого уважения прямо так и брякнул. - Родион хочет своего прихвостня поставить в Теклину бригаду, чтобы присвоить чужие показатели.

Текля невольно сжалась, заслышав Марка. Все время дрожала - не случился бы Марко на ту беду, не услышал бы, как ее позорят. И не подозревала, что здесь где-то притаился. И не только все слышал, но даже поднял голос против неправды. Вступился за нее. Хотя сам обижен ни за что.

Расшевелил Марко собрание, всколыхнул дремавшее в каждом чувство справедливости. Не смогли больше молчать люди. За что на девушку гонение? Вырастила просо - метелки что у калины! Овес - как частый дождичек! И яровые у нее не погорели. А что ветер закрутил, положил хлеба - не ее вина.

- Найдите-ка хоть одну овсюжину на девичьем поле! - повернулся к собранию седоголовый дедусь.

- А у Дороша овсюга разве что в борще нет! - острит пастух. Да погромогласнее старается, чтобы все слышали. На смех поднимает Дороша. Кабы не Дорош, - не унимается пастух, - колхоз на всех полях с гектара по двести бы пудов зерна взял. Смогла же ваять Текля! Тогда все бы в Москве были!

60
{"b":"55654","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Случайный лектор
Подсознание может все!
Принципы. Жизнь и работа
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Княгиня Ольга. Зимний престол
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
Прошедшая вечность