Содержание  
A
A
1
2
3
...
42
43
44
...
65

Этих удивительных существ вовсе не считали бессмертными. Напротив, выполнив свои задачи, они умерли, и их место заняли их дети, совершив положенный ритуал погребения. Таким вот образом, подобно «последователям Гора», поколения «богов-строителей», «мудрецов», «призраков», «владык Света», описанных в текстах Эдфу, могли постоянно обновляться, передавая в будущее традиции и мудрость, которые коренились в предыдущей эре. Таким образом, сходство между «старшими» из Эдфу и Шемсу Гор из преданий Гелиополиса так велико, что трудно избежать вывода, что оба эпитета, равно как и многие другие, описывают одно и то же призрачное братство.

Это впечатление подкрепляется постоянными ссылками в текстах Эдфу на «мудрость мудрецов» (кстати, это свойство было одной из основных характеристик последователей Гора) и неоднократным подчеркиванием того, что их особым даром было знание — которое включало в себя архитектурные познания, но ими не ограничивалось. Аналогичным образом, о мудрецах говорится, что именно они разработали планировку и конструкцию всех будущих храмов; та же роль в других текстах приписывалась «последователям Гора». Например, в храме Дендеры (чуть севернее Эдфу) имеются собственные тексты строителей, которые гласят, что «великий план», которому следовали его строители, был «записан в древних писаниях, которые дошли от последователей Гора».

Корни – в Гелиополисе

Самые ранние упоминания о последователях Гора встречаются в «Текстах Пирамид». Поэтому вряд ли случайно, что Великий первобытный курган из текстов Эдфу, выглядывающий из вод всемирного потопа, точь-в-точь совпадает с образом, который сохранен и в «Текстах Пирамид». О последнем Реймонд говорит так: «Землю на ее ранней стадии изображали в виде холма, который поднимался над первобытными водами. Этот холм сам почитался как божественное существо и первичная суша, на которой обитал творец Атум».

Как хорошо известно, компиляция «Текстов Пирамид» была предпринята жрецами Гелиополиса. Поэтому интересно отметить, что египетские предания приписывают основание Гелиополиса последователям Гора, причем в период задолго до династических времен, и что имеется египетский папирус (он хранится в Берлинском музее), в котором ясно говорится, что Гелиополис в какой-то форме «существовал до того, как Земля была создана». Здесь вновь прослеживается прямая связь с центральным положением текстов Эдфу о том, что «новый мир», созданный Мудрецами после потопа, был задуман и спроектирован, его творцами как «воссоздание прежнего мира богов».

Имеются и другие связи. Например, то, что Реймонд называют «воссозданием прежнего мира богов», принимает в текстах Эдфу вид вертикальной колонны, столба, «насеста», на котором отдыхала великая птица, божественный Сокол. Так вот, в Гелиополисе действительно стоял столб (египетское название Гелиополиса Инну дословно и означает «столб»), на котором, как верили, периодически отдыхает другая божественная птица – Бонну, или феникс. Интересно, что иероглиф, означающий «Гелиополис», – колонна, увенчанная крестом, стоит над или рядом с кружком, разделенным на восемь частей, – практически идентичен иероглифу, обозначающему «шест-насест» в Эдфу, как его воспроизводит Флиндерс-Петри в своей книге «Царские гробницы ранних династии».

Исходя из всех этих причин (а также многих других), Реймонд делает вывод, что «документальные источники Эдфу являются… еще одним аргументом в пользу гипотезы, что ритуалы египетской церкви происходят из Гелиополиса… Мы придерживаемся мнения, что записи Эдфу хранят память о додинастическом религиозном центре, который некогда существовал вблизи Мемфиса, который египтяне считали родиной египетской церкви».

Что же может быть лучшим кандидатом на звание «додинастического религиозного центра вблизи Мемфиса», «родины египетской церкви», чем священный город Гелиополис и связанные с ним пирамиды и другие сооружения на плато Гизы? Более того. Как помнит читатель, комплекс Гиза-Гелиополис расположен к северу от древнего Мемфиса. В этом свете совершенно особенно звучит хорошо известный текст на внутренней стороне ограждающей стены храма Эдфу, где говорится, что храм был построен «по воле предков» и в соответствии с тем, что было написано в некоей «книге», что «спустилась с неба к северу от Мемфиса».

Правда, в известном смысле космические монументы Гизы сами могут быть названы своего рода каменной «книгой», сошедшей с небес, поскольку, как мы уже знаем, три великих пирамиды являются земными аналогами трех звезд Пояса Ориона, а Сфинкс является земным отображением царственного льва, небесного созвездия.

Цикл феникса

Первобытный курган, отождествляемый с Великой пирамидой и природным холмом из скального грунта, который вписывается в основание этого монумента, представлен в «Текстах Пирамид» одновременно как место рождения и смерти, а также как место возрождения. Эти идеи хорошо сочетаются с древнеегипетскими ритуалами «пробуждения Осириса» и достижения астрального бессмертия, а также поиска царя-Гора, которые мы описывали выше.

Они гармонируют с ощущением того, что тексты отражают некий циклический ритм Вселенной, в соответствии с которым грандиозная «мельница» зодиака перемалывает судьбы мировых эпох.

В теологии Гелиополиса все эти процессы были собраны воедино, суммированы и выражены в едином образе птицы Бенну, легендарного Феникса, который через большие промежутки времени «устраивает гнездо из ароматических ветвей и благовоний, поджигает его и сам сгорает в этом пламени. Из погребального костра чудесным образом рождается новый феникс, который собирает пепел своего отца в яйцо из мирры и летит с ним в Гелиополис и сжигает себя в огне алтаря, откуда затем возникает молодой феникс… У египтян феникс символизировал бессмертие».

В разных источниках фигурирует разная продолжительность интервала между возвращениями Бенну, но в своем авторитетном исследовании вопроса Р. Т. Рандл Кларк упоминает 12 954 год. Отметим, что это число очень близко к полупериоду прецессии (полный цикл которой, как мы видели, составляет 25 920 лет). В таком случае «возвращение феникса» в астрономических терминах может быть описано либо как медленное «переползание» точки весеннего равноденствия через шесть знаков зодиака (например, от начала Льва до начала Водолея), либо, на меридиане, как число лет, которое требуется звезде, чтобы переместиться между наивысшим и наинизшим положениями относительно горизонта.

Рассматривая эти небесные координаты, мы вспоминаем некрополь Гизы – как взгляд Великого Сфинкса прослеживает весеннюю точку на восточном горизонте и как звездные колодцы Великой пирамиды с точностью машинного века «привязывают» ее к меридиану. Более того, вряд ли можно считать случайностью, что замковый камень, или пирамидной, устанавливаемый на верхушке всех пирамид, назывался на древнеегипетском языке Бенбен и считался символом птицы Бонну (а также возрождения и бессмертия). Эти камни были копиями первого Бенбена (возможно, конического, «нацеленного» метеорита), который, как утверждали, «свалился с небес» и хранился в Гелиополисе, установленный на столбе храма, который называли «Дворец Феникса».

Таким образом, представляется бесспорным, что в данном случае мы имеем дело с целым клубком взаимопереплетающихся идей, причем все это дополнительно осложняется проявлениями пресловутого египетского дуализма, когда камень обозначает птицу, птица обозначает камень, а вместе они символизируют возрождение и «вечное возвращение».

Увы, замковый камень отсутствует на вершине Великой пирамиды в Гизе. А в Гелиополисе Бенбен считался давно пропавшим еще во времена греков…

Вернутся ли когда-нибудь эти сокровища, «возродятся» ли они?

43
{"b":"5567","o":1}