ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 14

Пространственно-временные координаты

«Как затуманилась наша мысль! С трудом мы понимаем древних»

Грегуар де Тур, VI век

В астрономическом смысле точка весеннего равноденствия – это «адрес», по которому Солнце находится в этот день на фоне зодиакальных созвездии, расположенных вдоль эклиптики (то есть наблюдаемой «дороги» Солнца). Так случилось, что зрительно все эти заметные созвездия расположены в небе в плоскости эклиптики, то есть в плоскости земной орбиты вокруг Солнца, причем более или менее равномерно. Что касается точки равноденствия, то она не зафиксирована, а в результате явления прецессии постепенно ползет по «циферблату» зодиака с точно предсказуемой скоростью.

Между 3000 и 2500 годами до н. э., в эпоху, когда в Египте произошла внезапная вспышка гения, инициировавшая самые блистательные достижения эпохи Пирамид, точка весеннего равноденствия находилась прямо на правом (то есть «западном») берегу Млечного Пути и неощутимо медленно ползла мимо Гиад, образующих голову Тельца – небесного Быка.

Это означает, что в это время точка весеннего равноденствия прибыла в тот участок неба, где доминируют созвездия Тельца и Ориона, и в особенности три звезды Пояса Ориона. И, как мы видели в части I, три великих пирамиды Гизы, которые стоят на западном берегу Нила, были задуманы как земная модель, «дубликат» этих трех звезд.

Но вот что интересно. Если рассматривать пирамиды Гизы (по отношению к Нилу) как часть «карты» правого берега Млечного Пути, то, чтобы изобразить на этой «карте» Гиады и Тельца, потребовалось бы расширить ее миль на 20 (32 километра) к югу. Оказывается, что как раз в этом месте находятся еще две огромные пирамиды – так называемые Изогнутая, Красная пирамиды Дашура. Случайно ли это? Вероятность случайности очень невелика, ибо, как показано в книге «Тайна Ориона», расположение этих монументов на земле в точности соответствует положению в небе двух самых ярких звезд из скопления Гиад.

Наше мнение – что все это не случайно, что «небесный сигнал», по которому в эпоху IV династии в Египте началась программа интенсивного строительства пирамид, был дан прецессионным дрейфом точки весеннего равноденствия в район Гиад—Тельца, и что пирамиды Дашура, символизирующие Гиады, были, естественно, построены первыми.

Такая гипотеза объясняет мотивировку гигантской программы возведения пирамид IV династией. За этот период было заготовлено около 25 миллионов тонн камня в виде блоков – более 75 процентов всего, что пошло на пирамиды за всю эпоху Пирамид96 . Кроме того, это хорошо согласуется с археологическими данными, которые свидетельствуют, что две прекрасных пирамиды в Дашуре были построены Снефером (2572—2551 годы до н. э.), основателем IV династии и отцом Хуфу. Иначе говоря, Изогнутая и Красная пирамиды были действительно построены до всех пирамид Гизы. Именно этого и следовало ожидать, если пусковым сигналом для всего предприятия действительно послужило вхождение точки весеннего равноденствия в Гиады—Тельца. И имеется кое-что еще.

Путешествие во времени

Район Гиад—Тельца вместе с его земным аналогом фигурирует в «Текстах Пирамид» как стартовая позиция «поиска» царя-Гора, его великого двойного путешествия, разыгрываемого в небе и на земле, как мы описывали в части III. Как помнит читатель, тексты дают Гору в его солнечной ипостаси (то есть солнечному диску) точную и неукоснительную инструкцию: от стартовой позиции двигаться к Горахти, то есть странствовать на восток, в направлении созвездия Льва. И, как мы видим, солнце действительно ведет себя именно таким образом, проплывая по эклиптике в течение солнечного года в направлении Телец—Близнецы—Рак—Лев.

Такая последовательность созвездий характерна для «прямого» движения во времени, которого придерживаются описываемые в Текстах легко узнаваемые астрономические события: побывав возле Тельца, Солнце пересекает Млечный Путь и позднее достигает Льва – позднее во времени. Та же последовательность находит свое зеркальное отражение на Земле, когда царь-Гор неизбежно оказывается у груди Великого Сфинкса после того, как пересекает Нил, то есть позднее по времени.

Но и в «Текстах Пирамид», и в расположении монументов Гизы (как, впрочем, и во многом другом, что доходит до нас из Древнего Египта) не все может быть таким, как кажется. Знание последователями Гора (а позднее – и жрецами Гелиополиса) явления прецессии вполне могло повлиять на обрядовость, связанную с «путешествием» к Горахти-Льву. Такое путешествие вперед во времени в масштабах года оказывается путешествием назад во времени в масштабах тысячелетий: от века Тельца около 3000 года до н. э., когда солнце в день весеннего равноденствия вставало на фоне созвездия Тельца, назад к веку Льва, около 10 500 года до н. э., когда солнце всходило на фоне небесного Льва.

Поэтому когда мы читаем в «Текстах Пирамид», что последователи Гора убеждают царя-Гора совершить путешествие от Тельца ко Льву, то они вполне могут иметь в виду нечто непростое. Иначе говоря, предлагая посвящаемому вступить на путь, в конце которого грудь Сфинкса, они могут предложить ему знание о медленном обратном движении, за которым стоит путешествие назад к Первому Времени.

И это не просто предположение. Как мы видели в части III, путешествие царя-Гора к груди Сфинкса происходило в эпоху Пирамид в день летнего солнцестояния, когда происходило великое совпадение Солнца с Львом Горахти. Но мы также видели, что посвящаемый, который точно следовал инструкциям и добрался до Сфинкса перед рассветом в день летнего солнцестояния, немедленно обнаружил бы странное «расхождение» между небом и землей. Так, он заметил бы, что Сфинкс смотрит точно на восток, а вот его небесный собрат, Лев-Горахти, восходит на горизонте градусов на 28 севернее, чем чисто восточное направление. И еще бы он заметил, что три великих пирамиды точно выставлены по меридиану, а их небесные аналоги, три звезды Пояса Ориона, низко висят в юго-восточной части предрассветного неба намного левее меридиана. Учитывая астрономический характер его религиозного настроя, он вполне мог почувствовать сверхъестественный позыв «поставить небо и землю на место», то есть сделать так, чтобы Сфинкс смотрел прямо на предрассветного Льва; при этом и три звезды Пояса Ориона оседлали бы меридиан точно так же, как их земные аналоги. Если бы это удалось сделать, то монументы точно отображали бы небо, как учили старые «герметические» доктрины, а земля египетская, «которая некогда была святой, земля, которая любила богов и лишь в который боги снисходили до временного пребывания», могла бы вновь стать, как ранее, «учителем человечества».

Но как мог царь-Гор надеяться объединить небо и землю?

Такую возможность давало ему лишь знание о прецессии; он мог бы использовать ее (хотя бы в качестве мысленного инструмента), чтобы совершить путешествие назад во времени.

Потому что, как помнит читатель, было такое время, когда все в небесах сходилось: и момент восхода солнца, и созвездие Льва, и прохождение трех звезд Пояса Ориона через меридиан. И было это время, когда начиналась эра Льва, около 10 500 года до н. э., примерно за 8000 лет до начала эпохи Пирамид.

Царь-Гор снаряжается

В древнеегипетских «Текстах Пирамид» речи под номерами 471, 472 и 4-73 содержат информацию чрезвычайно важного характера, которую мы полностью здесь воспроизводим:

«Я – сущность бога, сын бога, посланец бога, ( говорит царь-Гор ). Последователи Гора очищают меня, они моют меня, они осушают меня, они произносят для меня заклинание (формулу) того, кто на правильном пути, они произносят для меня заклинание того, кто восходит, и я восхожу на небо. Я поплыву на корабле Ра (Солнечном корабле)… Каждый бог возрадуется, встретив меня, как они радуются, встречаяPa, когда он восходит с восточной стороны неба в мире, да, в мире. Небо дрожит, земля трясется передо мной, ибо я волшебник, я владею волшебством… Я пришел, чтобы восславить Орион, чтобы поставить Осириса во главу, чтобы посадить богов на их трон. О, Махаф, Бык богов (Телец-Гиады), принеси мне этот (солнечный корабль) и переправь меня на другую сторону… Тростниковые плоты неба везет мне корабль-день, чтобы я (солнечный царь-Гор) мог подняться на них к Ра на горизонте. Тростниковые плоты неба везет мне корабль-ночь, чтобы я мог подняться на них к Горахти на горизонте. Я поднимаюсь на восточной стороне неба, где рождаются боги, и я рожден Тором, Тором Тори-зонта… Я нашел Акху, чьи рты снаряжены…

46
{"b":"5567","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наемник
Загадочные убийства
Она
Почему Беларусь не Прибалтика
Зависимый мозг. От курения до соцсетей: почему мы заводим вредные привычки и как от них избавиться
Выдающийся лидер. Как закрепить успех, развивая свои сильные стороны
Византиец. Ижорский гамбит