Содержание  
A
A
1
2
3
...
55
56
57
...
65

Переведем теперь свой взгляд с неба на землю. Глядя с той же точки на юго-восток, мы увидим, что дорога постепенно идет вниз вместе с уклоном местности и подходит к месту чуть южнее южного края траншеи, окружающей Сфинкса. При этом сам Сфинкс – Гор – эм – Акхет – стоит наполовину скрытый, захороненный в этой траншее (и в «горизонте Гизы»), и над поверхностью земли виднеются лишь его массивная голова и плечи.

И снова оказывается, что образы земные и небесные идеально соответствуют друг другу в 10 500 году до н. э., и больше ни в какую другую эпоху.

Карта сокровищ

Мы уже Говорили, что в архитектурно-астрономической системе строителей пирамид положение точки весеннего равноденствия на эклиптике, которое называлось «славное место Первого Времени», определялось положением Осириса-Ориона на меридиане: «передвинь» Пояс Ориона вверх с его положения в 2500 году до н. э., и точка весеннего равноденствия «переедет» по эклиптике на запад (а по времени – вперед) в направлении «Телец -> Овен –> Рыбы -> Водолей»; «передвинь» его вниз, и точка весеннего равноденствия переедет на восток, то есть назад по времени, в направлении «Телец –> Близнецы -> Рак –> Лев. Таким образом, в 10 500 году, когда визир звезд Пояса максимально сдвинут вниз по отношению к горизонту, как далеко по эклиптике оказывается «отодвинутой» точка весеннего равноденствия? Мы знаем, что во Льва.

А куда точнее?

Компьютерная имитация показывает, что она находится на 111,111 градуса восточнее места, которое занимала в 22 500 году до н. э. Тогда она находилась в голове Тельца (Гиады) вблизи правого берега Млечного Пути; за 8000 лет до этого она находилась прямо под задними лапами созвездия Льва.

Как мы уже отмечали, у этого места имеется земной «двойник». Двойниками трех звезд Пояса Ориона служат три великих пирамиды. Созвездие Льва – Горахти имеет двойника в виде Гор – эм – Акхета, Великого Сфинкса. Земным двойником «горизонта неба» служит «горизонт Гизы». А Великий Сфинкс припал к земле буквально в пределах этого «горизонта».

Именно к груди Великого Сфинкса вел поиск царь-Гор в день летнего солнцестояния в эпоху Пирамид. Там он встречался с Акху:

«Как случилось, – говорят они, эти Акху, чьи рты подготовлены, – что ты привел в это место, которое благороднее любого другого?»

«Я прибыл… ибо тростниковые суда неба были спущены на воду для Ра (диск. Солнца и космический двойник царя-Гора/, чтобы Ра мог пересечь (Млечный Путь) на них к Горахти на горизонте…»

Иными словами, царь-Гор сумел понять ключи ритуала и воспользоваться ими. Он выявил путь Солнца в течение солнечного года, который, согласно текстам, должен начинаться в Гиадах – Тельце, то есть у «небесного быка», а затем проходить через Млечный Путь вплоть до встречи с Регулом, звездой – сердцем Льва. Затем он взял эту небесную карту сокровищ, перенес ее координаты на землю, переправился через реку Нил, поднялся на плато Гизы и, в конце концов, оказался у груди Сфинкса.

Мы думаем, что там он получил необходимые ключи или инструкции, как найти вход в земной Дуат, в «царство Осириса» на земле – короче, в «славное место Первого Времени», где ему следовало завершить свой поиск.

Думаем также, что ключи были задуманы таким образом, чтобы побудить его отследить точку весеннего равноденствия (как мы с вами только что проделали) вплоть до ее местонахождения в 10 500 году до н. э., когда Пояс Ориона достигал крайнего нижнего положения в цикле прецессии.

Иначе говоря, наша гипотеза сводится к тому, что монументы Гизы, простертые над ними небеса прошлого, настоящего и будущего вместе со связывающими их древними погребальными текстами образуют контуры послания. В своих попытках прочитать это послание мы всего лишь следовали дорогой посвящения египетского царя-Гора. И, подобно древним царям-Горам, мы прибыли на прелюбопытный перекресток. След посвящения вел нас, направлял нас и, наконец, заманил к самому Сфинксу, где мы, подобно Эдину, стоим перед последними загадками: «Откуда мы пришли?» и «Куда идти теперь?»

Загадка Сфинкса. Или хранитель бытия  - img_.69.jpg

Взор Сфинкса побуждает нас проникнуть в туман прошлого и поискать Первое Время. Но, кроме этого, он провоцирует нас вопросом: а нет ли в Гизе чего-то физического, в чем нашла бы конкретное выражение странная аура невероятной древности, присущая этому месту.

Вспомним отрывок из погребальных текстов, который содержит намек на возможность того, что где-то среди монументов Ростау – Гизы (или под ними), в «запечатанном» вместилище может быть спрятан некий великий «секрет» Осириса: «Вот нечто запечатанное, которое находится во мраке, помещенное в Ростау. Рядом – огонь, внутри – эманация Осириса. Оно скрыто здесь с тех пор, как было им выделено и пало на песок пустыни; и то, что принадлежало ему, было помещено в Ростау».

Что же такое могло быть помещено в Ростау?

Что было спрятано рядом с огнем?

Где оно лежит в темноте?

Ответ у нас под самым носом, стоит только внимательно посмотреть на компьютерную имитацию неба над Гизой в 10 500 году до н. э. В этом году перед рассветом в день весеннего равноденствия можно было увидеть, как на востоке медленно восходит созвездие Льва. Около 5 часов утра оно уже просматривалось полностью – огромный лев разлегся на востоке. В этот же момент Солнце, отмечая точку весеннего равноденствия, находилось примерно на 12° ниже его задних лап.

Попробуем теперь разглядеть земное отражение этого небесного образа, по сути, карту сокровищ царя-Гора. Эта карта не закопана в землю, а скрыта во времени.

Заветным крестом на ней отмечено место под задними лапами, огромного льва, лежащего на скале; исходя из масштаба карты, сокровище, как мы считаем, должно находиться на глубине около 30 метров.

Если мы верно прочли послание последователей Гора, то там хранится нечто огромной важности, в ожидании того, что его найдут – сейсморазведкой, бурением, раскопками. Тайные коридоры и камеры земного «царства Осириса» ждут открытия и исследования. За такой приз стоит побороться.

Заключение

Возвращение к началу

«Я стою перед владыками, что были у истоков, которые были авторами собственных форм, которые шли темными, извилистыми путями собственного становления… Я стою перед владыками, которые были свидетелями превращения тела человека в тело духа, свидетелями воскрешения, когда мертвое тело Осириса вошло в гору, а оттуда вышла его сияющая душа… когда он восстал из смерти, лицо его было раскалено добела… Я стою перед владыками, которые знают историю мертвых; которые решают, какие рассказы услышать вновь и какие книги жизни полны, а какие пусты; которые сами являются творцами правды. Это Исида и Осирис, воплощения божественного разума. И когда рассказ будет дописан, а конец окажется хорошим, а душа человека – совершенной, они с криком восторга поднимут его в небеса»

Древнеегипетская «Книга Мертвых» (перевод Нормаиди Эллис)

Словари утверждают, что слово «чары», кроме ходового современного значения, имели еще традиционный смысл, нечто между «магическое заклинание» и «очарование». В старошотландском варианте слово «glamour» было близко к «grammar» (грамота, наука), «поскольку магические заклинания, оккультная практика ассоциировались обычно с обучением».

Не могло ли быть, что в далеком прошлом мужчины и женщины великой мудрости и учености сеяли свои «чары» где-то в некрополе Гизы? Может быть, они владели какими-то непредсказуемыми пока тайнами, которые желали там скрыть? Удалось ли им совершить это, причем почти на виду? Иначе говоря, не хранило ли кладбище древнеегипетских царей в Гизе в течение тысяч лет нечто, имеющее невероятно большое значение для истории человечества?

56
{"b":"5567","o":1}