ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Загадка Сфинкса. Или хранитель бытия  - table_2.jpg

Строго говоря, термин «колюры» означает две больших окружности на небесной сфере, которые лежат во взаимоперпенднкулярных плоскостях, проходят через полюса и соответственно через две точки равноденствия и две точки солнцестояния.

Направление видимого ежегодного движения Солнца – с востока на запад. Годичное видимое движение намного медленнее и направлено с запада на восток по отношению к звездному пейзажу по траектории, называемой эклиптикой, или зодиакальным кругом, содержащим 12 знаков зодиака. Кроме того, вследствие явления прецессии равноденствий четыре точки на колюрах (два равноденствия и два солнцестояния) зрительно дрейфуют на запад с очень малой скоростью (50,3" в год, полный цикл за примерно 25 920 лет).

Разумеется, эти видимые небесные движения вызываются не перемещением самого неба, а суточным вращением Земли вокруг своей оси, годичным вращением по околосолнечной орбите и медленным волчкообразным движением с периодом в 25 920 «солнечных» лет («Великий год»). Как мы уже говорили, наиболее заметным результатом последнего является то, что четыре точки на колюрах, отмечающие два равноденствия и два солнцестояния на эклиптике, дрейфуют по часовой стрелке вдоль огромной эклиптики, или зодиакального круга.

Каждый день существует момент, когда эти четыре точки на колюрах оказываются в точном соответствии с четырьмя характерными точками земного шара, определяющимися направлениями на восток, юг, запад и восток на окружности горизонта. Именно тогда небо и земля являются «отражением» друг друга. Пользуясь устаревшей «герметической» терминологией, можно сказать, что при этом «наверху, как внизу».

В этот самый момент колюр с двумя точками солнцестояния находится над головой наблюдателя, соединяя север с югом и становясь, таким образом, меридианом наблюдателя. Тот колюр, что проходит через две точки равноденствия, соединяет восток с западом и становится параллелью наблюдателя. При этом, пользуясь опять же устаревшими терминами, наблюдатель оказывается «в центре видимой вселенной».

Простой, но довольно точный способ узнать, когда это идеальное состояние «наверху, как внизу», состоит в том, чтобы воспользоваться какой-либо яркой звездой, находящейся на колюре, проходящем через две точки солнцестояния. При этом лучше выбрать ее как можно ближе к точке земного солнцестояния, что позволит наблюдателю лицезреть небо в самый благоприятный момент восхождения на востоке точки весеннего равноденствия. Для этого нужно просто дождаться, когда рассматриваемая звезда будет пересекать южный меридиан. Когда это случится, точка зимнего солнцестояния будет находиться точно на юге, а все остальные колюры окажутся расположены по оставшимся сторонам света.

Однако явление прецессии точки весеннего равноденствия приводит к тому, что выбранная звезда со временем поменяет положение, так что через столетие или около того ею уже нельзя будет пользоваться.

Про Великую пирамиду часто говорят, что она идеально ориентирована по четырем сторонам света. Но, пожалуй, вероятнее, как мы увидим, что она идеально ориентирована по четырем точкам колюров, когда они пересекают главные направления. Поэтому «привязки» пирамиды выполнена не просто по направлениям, но и зависит от времени, что, может быть, даже более существенно.

В 1934 году французский астроном Э. М. Антониади справедливо отметил, что «астрономический характер пирамид (Гизы) определяется следующими фактами:

1. Они почти идеально (причем сознательно) расположены на 30-й параллели северной широты.

2. Они прекрасно ориентированы по сторонам света.

3. Их проходы вместе с закрытием представляют колоссальный прибор, ориентированный по меридианам, намного превосходящий все, что когда-либо было сооружено.

Эти имеющие подтверждение факты, а также то, что Великая пирамида представляет собой почти идеальную математическую модель небосвода, или небесной сферы, делают монумент материальным и наземным изображением небесного пейзажа. Если же связать его с конкретной звездой, то в уравнение вводится и элемент «времени».

Вспомним, что древние строители нацелили главную ось Великой пирамиды, проходящую в направлении «север—юг», на яркую звезду Аль-Нитак, самую нижнюю из трех звезд Пояса Ориона. Вспомним также, что в целом три пирамиды Гизы размещены под углом 45° к меридиану, причем та же ориентация характерна для трех звезд Пояса Ориона, как они находились в небе в 10 500 году до н. э. Эта дата была выбрана не произвольно, а потому, что она соответствовала нижней точке Первого Времени в прецессионном цикле Ориона. С точки зрения древних, Орион – это Осирис, и у последнего тоже было свое Первое Время, свои истоки.

Компьютерная реконструкция древних небес 10 500 года до н. э. показывает, что звезда Аль-Нитак располагалась точно на колюре солнцестояний, ближе к зимней точке. Если бы какому-либо наблюдателю удалось запечатлеть в памяти небесную картину тех времен и сравнить с нынешним пейзажем в Гизе, он обнаружил бы полное соответствие «верха» и «низа». То, что такая идеальная корреляция не может быть результатом простого совпадения, подтверждается восходом Льва в день равноденствия, который происходил в ту же самую эпоху, причем именно в тот момент, когда Аль-Нитак пересекает южный меридиан. Это приводило точку весеннего равноденствия в полное соответствие с Великим Сфинксом, земным аналогом образа Льва. Так что представляется неизбежным вывод: древние «привязали» глобальный меридиан Гизы к эпохе 10 500 года до н.э.

Все это заставляет предположить, что древние пытались обеспечить «навигацию» не только в пространстве, но и во «времени». Что же было у них на уме? Как можно «плавать» во времени?

По крайней мере гипотетически, система колюров 10 500 года до н. э., привязанная ко времени, могла продемонстрировать «перевоплощенному» царю-Гору в наивысший момент его посвящения некий подсознательный пейзаж, «магический театр», который позволил бы ему интуитивно оценить, сколь далеко во времени удалилась его душа от своих истоков. В частях III и IV книги мы показали, каким образом царь-Гор мог воспользоваться явлением прецессии равноденствий для решения подобной задачи, заставив свои разум пуститься в странствие с целью найти своих «предков», для чего следовало опереться на архитектурный ансамбль – «космическое окружение» Гизы в качестве устройства «звездной памяти». Сегодня для воссоздания древнего неба мы используем компьютер с телевизионным монитором. Что же касается посвящаемого в цари-Горы, то мы предполагаем, что он мог интуитивно решать задачу, используя «компьютер» своего разума в комплекте с «монитором» внутреннего восприятия. Мы считаем это вполне вероятным, так как обнаружили, что, закрепив в своей памяти видимое движение небесных тел и постоянно реконструируя древние небеса при помощи компьютера, можно добиться того, чтобы образы, координаты и эпохи запечатлелись в сознании и плотно «записались» в памяти. Мы открыли для себя, что эти «файлы» могут легко раскрываться по желанию без механистической подсказки компьютера. И тогда гипотетически, обладая подобной «звездной памятью» и попав, скажем, в «зону будущего», например, в 6000 году, мы смогли бы сравнительно легко «вычислить», куда именно мы пропутешествовали во времени.

Таким образом, развивая эту мысль, можно сказать, что назначение «проекта Гизы» состоит в том, чтобы предоставить практически нерушимый «голографический» аппарат, позволяющий пробуждать у посвящаемых потомков Гора «воспоминания» о «божественном» генетическом происхождении, относящемся к периоду около 10 500 года до н.э. Однако конечной целью, по-видимому, является увековечить «бессмертие» их душ во «времени» посредством опыта абсолютного знания, завершающего освобождение духовной части живого существа от его материальной, инертной части. Иначе говоря, «живой» человек есть результат голографического единения вещества и духа. И очень похоже, что Последователям Гора было известно что-то о космическом механизме, который был способен воссоединить эти два начала.

63
{"b":"5567","o":1}