ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Как вы посмели? Кто вы? - воскликнул пожилой мужчина, театрально жестикулируя. Самой примечательной чертой его лица, которая бросилась в глаза Сергею была бородка. Бородка смешно подергивалась в такт словам, которые произносил старик.

- Волков Сергей Александрович. Две тысячи девятьсот восьмого года рождения. Родился такого-то числа такого-то месяца в такое-то время в двадцать девятом роддоме города... - голос был неприятно механическим, это компьютер наконец сопоставил хранящиеся в нем данные с данными полученными в коридоре.

- Родители: мать - Волкова Наталья Сергеевна. В девичестве...

- Заткнись, - прервал механические излияния старик со смешной бородкой.

Сергей не обратил на этот диалог, как и на адресованный ему ранее вопрос ни малейшего внимания, он ногой выдвинул из-за стола, за которым сидели семеро кресло и уложил в него Марину.

- Кто эта женщина? - спросил мужчина помоложе. У него было совершенно не примечательное лицо.

Сергей посмотрел на любимые черты.

Светлый локон свалился на лоб Марины и закрыл пулевое отверстие.

- Моя жена, - тихо ответил он.

- Что с ней? - почему-то тоже шепотом спросил мужчина.

- Спит, - Сергей сунул руку в карман и наткнулся на уютно устроившийся там пистолет. Лицо Сергея казалось озарилось изнутри, так как будто в его голове кто-то зажег лампочку.

Он плавным движением выхватил лазерный пистолетик и ткнул его в лицо мужчине, который приставал к нему с расспросами.

- Что в-вы делаете? - взвизгнул тот.

Сергей не слышал того, что ему говорят, а продолжал начатый монолог:

- А почему она спит, - голос Сергея был подобен раскату грома. - мы сейчас узнаем.

В зале установилась тишина, семеро замерли. Сергей оглядел их безумным взглядом, повел пистолетом из стороны в сторону. Пистолет пробежался хищным дулом по членам правительства, задержавшись хоть на секунду на каждом и вернулся к мужчине, который больше не пищал, а замер, застыл, окаменел, только глаза еще жили на его лице и в глазах этих были страх и мольба.

Сергей захохотал. Безумный смех разнесся по залу, отразился от стен гулким эхом, вернулся назад. Сергей вдруг резко перестал хохотать и забормотал под нос:

- Сейчас. Сейчас-сейчас. А то народ мрет, как мухи... по всей стране, а они странички из книжек в библиотеке дергают, секреты у них. Устроили тут тайны мадридского двора. Ну ничо. Ни-че-го! Будут вам секреты. Сейчас на себе попробуете, что это такое, когда боишься заснуть и не проснуться.

Рыхлая полная женщина с некрасивым лицом всхлипнула и осела в кресле.

- Чего это она? - удивился Сергей.

- Потеряла сознание, - объяснил старик со смешной бородой.

- А-а-а, - протянул Сергей. - А чего так быстро?

Старик пожал плечами. Этот жест почему-то взбесил Сергея и пистолет уперся в голову с трясущейся бородкой. Кто-то вскрикнул. Сергей ухмыльнулся.

- Ты тут у нас самый главный? Вот и объясни, как это понимать.

Старик поник, потом набрал в легкие побольше воздуха и зашевелил бородкой:

- Ты, друг, спроси чего полегче. Я не знаю.

Сергей подошел ближе. Пистолет ткнулся в грудь старика, скользнул по горлу, приподнял бородку и дернулся кверху, уперся в лоб. Старик едва заметно вздрогнул.

- Ты не знаешь? Ты глава правительства, и не знаешь? Хрен ты старый, если не ты, то кто? - Лицо Сергея замерло и тут же на нем проступило понимание. - Так ты же совсем ничего не знаешь, сейчас я тебя просвящу.

Палец Сергея нарочито медленно приблизился к спусковому крючку и слегка надавил на него. Старик сидел спокойно, только слегка прикрыл глаза, но ни один мускул на лице его не дрогнул. Сергей еще чуть прижал курок, а потом резко опустил пистолет. По залу пронесся вздох облегчения, казалось даже стены громко выпустили воздух из своих каменных легких и только старик со смешной бородкой не шевельнулся. Он сидел спокойно и недвижно и в нем чувствовались сила и мудрость. "Памятник, монумент, каменное изваяние," пронеслось в голове у Сергея.

- Ты не боишься? - удивился Сергей.

- А чего мне бояться? - вопросом на вопрос ответил старик.

- Ну как же? У меня пистолет и я могу выстрелить. Вон посмотри на них, - Сергей ткнул дулом в остальных членов правительства.

Старик повернул голову. Да, жалкое зрелище. Все шестеро сидят и трясутся, лица бледно-зеленые с подергивающимися щеками и веками, искаженные страхом. Этот, его правая рука, в которого пистолетом тыкали весь в испарине, хорошо хоть не обоссался, а толстуха как брякнулась, так и лежит недвижимо.

- Друг Волков...

- Не называть меня другом! - рявкнул Сергей. - Я тебе не друг. Развелось друзей, понимаешь ли, а на проверку, так каждый первый готов меня засадить в психушку, за решетку, а то и просто похоронить живьем. Засунуть в ящик и пустить в пояс астероидов.

- Откуда он знает? - воскликнул кто-то.

Старик вскинул руку и вновь наступила тишина.

- Ну хорошо, парень, - снова задергалась смешная бородка. Не хочешь быть другом, не надо, хотя если ты и сможешь найти здесь друга, то это я. Ты говорил, что я не понимаю тебя и не боюсь. Не боюсь - да, но знай, что никто не сможет тебя понять лучше меня.

- Ты самоуверен, - пистолет Сергея в который раз устремился в старческое лицо.

- Да убери ты пушку, - взорвался старик.

- или пристрели, но только смерть меня не страшит. Я знаю, что такое бояться заснуть и не проснуться, более того я чувствую и понимаю твою боль. Это твоя жена или... или не жена, не важно... У меня сын также заснул. Ты знаешь, что такое потерять единственного сына? А мой сын... сынок... сынуля... он... - старик всхлипнул. - Так что стреляй.

Сергей стоял чернее тучи, на его лице наконец появилось осмысленное выражение. Рука с пистолетом опустилась вниз.

- Прости, - выдавил он. - я не знал и даже подумать не мог.

Взгляд Сергея упал на остальных шестерых, сжавшихся в углу в трясущуюся кучу. В глазах Сергея снова загорелся сумасшедший блеск.

- Тогда я постреляю этих отморозков, - хищное дуло взметнулось вверх и уставилось на кучку людей.

- Зачем? - старик поднял голову, глаза его были сухими, а голос звучал ровно и твердо. - Зачем тебе это надо? Что тебе это даст? Пойми ты наконец, что они может еще несчастнее тебя. Да, ты потерял близкого человека, ты можешь потерять и всех близких тебе людей, и сам можешь каждый миг погибнуть. Да, ты чувствуешь ни с чем не сравнимую боль, когда болит не тело, а душа, все это так. Но посмотри на них. Посмотри! А теперь на себя. Знаешь в чем разница? Ты живешь, а они существуют. Они только жрут и гадят. У них вся жизнь распланирована, разложена по полочкам. У них запланировано все. У них распланированы даже любовь и наука. Ты считаешь, что может быть запланированное счастье?

44
{"b":"55670","o":1}