ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Анджело, я хотел тебя спросить. Э-эй, ты меня слышишь?

- Хотел - спрашивай.

- Ты здесь давно?

- Я здесь давно.

- Сколько?

- Много.

- И все же?

Анджело повернулся к нему, секунду смотрел ему в глаза, потом взгляд его прошел сквозь Сергея и остановился где-то совсем далеко.

- Ну чего пристал? Я не в настроении, - голос его тоже звучал отсутствующе.

- У психов настроение быстро меняется.

- Да? - в голосе Анджело снова появились живые нотки, взгляд его сфокусировался на Сергее.

- Да, - уверенно ответил Сергей. - Так сколько ты здесь паришься?

- Полтора года, даже чуть больше.

- И не надоело?

- Не-а...

- А мне, представь себе, уже осточертело. Есть предложение.

- Какое? - в глазах Анджело загорелась искорка любопытства.

- Слинять отсюда не хочешь?

Искорка потухла также быстро, как и зажглась.

- Нет, не хочу.

- Как? - растерялся Сергей.

- Очень просто. Ну ладно, тебе здесь надоело, это я могу понять, но ответь мне на несколько вопросов.

Первое: куда ты собрался бежать? Второе: как? И наконец: зачем тебе это?

- Если я останусь здесь еще на неделю, ты сможешь издеваться и надо мной, как над этими, потому что я от них отличаться не буду.

- Охотно верю.

- Ну так давай дадим деру.

- Ну допустим у меня будет желание, но как ты это собираешься сделать?

- Очень просто. Вызываем сестру, дверь открывается, проход свободен.

- Ага, а дальше? Там между прочим санитары имеются.

- Но нас-то семеро, а их двое.

- Это ты видел двоих, а сколько их на самом деле? И потом, с чего ты взял, что все решат с тобой бежать?

Анджело развернулся носом к стенке.

Сергей попытался возобновить разговор, но из этого ничего не вышло.

Ближе к вечеру Анджело подошел к нему и сказал:

- Я поговорю с ребятами.

Сергей испытал некоторое подобие радости.

Он засыпал с облегчением.

Во сне была война, как и все последние годы. Он бегал стрелял в других, стреляли в него, а потом, уже под утро, произошло то, чего не должно было происходить...

...Он уже не спал, но он еще и не проснулся. Вокруг была дымка серая, блеклая, однообразная.

Он огляделся: глазу не за что зацепиться если не считать мутного зеркала, настолько мутного, что оно уже почти не отражает серость.

Сергей подумал о том, что не плохо бы подойти и посмотреть, но только подумал и сам не заметил, как оказался возле зеркала.

Сергей всмотрелся в мутное отражение и уловил легкое движение. В зеркале что-то зашевелилось и оно чуть посветлело. Сергей увидел фигуру проступившую сквозь серую дымку стекла.

- Интересно, - голос Сергея прозвучал также бесцветно, как и все вокруг.

- Что же тебе интересно? - спросил кто-то.

Сергей дернулся. Голос был мерзкий, писклявый до истеричности и явно исходил со стороны зеркала.

- Кто ты? - поинтересовался Сергей.

- Я никто и ничто.

- Да? А с кем я тогда разговариваю?

- Сам с собой.

Зеркало еще посветлело, а может потемнело? Во всяком случае фигуру находящуюся по ту сторону зеркала можно было теперь разглядеть. Он, а фигура явно была мужская, был одет во что-то черное, плотно обтягивающее тело, позади него по ветру развивался черный плащ, в руке он сжимал черную резную трость с потрясающе красивым черным резным набалдашником. Голова его была опущена и лица было не разглядеть, но были видны черные длинные волосы трепещущие на ветру. Вокруг фигуры была тьма, лишь слабый подрагивающий свет, как от пламени свечи, шел откуда-то снизу, выхватывая фрагменты фигуры.

- Интересная игра светотени, - заметил Сергей.

- Спасибо, мне тоже нравится.

- Черт тебя дери, - взорвался Сергей. - Кто ты? С кем я говорю?

- Я уже сказал: сам с собой!

- Когда я говорю сам с собой, я всегда спорю, а не соглашаюсь.

- А когда ты со мной согласился?

- Это не я с тобой, а ты со мной.

- Когда?

- Когда мне понравилась игра света и тени.

Зеркало чуть помутнело, воцарилась тишина. Сергей ждал.

- Ты не ответил, - возобновил он разговор.

- Что тебе еще?

- Я хочу знать где я и кто ты.

- Я уже устал повторять: ты нигде, а я - никто.

- Я это уже слышал и слышал, что говорю сам с собой.

- Так что ты хочешь?

- Проснуться и понять.

- Ты проснешься. Чуть позже.

- А как насчет понять?

Молчание.

- Я не хочу больше этих снов.

- Каких "этих"?

- Не говори, что не знаешь о чем я.

- Ладно, не буду.

- Так когда все это кончится.

- Для тебя это кончится скоро...

Сравнительно скоро, но тогда для тебя кончится не только это.

- Что это значит?

- Ничего.

- Ложь! Ты лжешь!

- Нет, я не лгу. Это ты лжешь сам себе.

Я это ты! Я твое отражение в этом зеркале!!!

- Ложь! Вранье!

- Ведь знал же, что все этим кончится, - невпопад сообщил голос и обратился к Сергею. - "Вранье" говоришь, да?

А что ты скажешь на это?

Тень, фигура по ту сторону зеркала, отражение, черт подери, да как не назови... Оно подняло голову.

Сергей отшатнулся. На него смотрело его собственное лицо! Его овал, его рот, его нос, брови, лоб, глаза... Нет! Это были не его глаза!

Они были черные, абсолютно черные! Черные, как два масляных пятна.

Раздалось мерзкое хихиканье. Сергея трясло, но он сдержался, взял себя в руки:

- Прекрати этот дурацкий маскарад!

В ответ раздался злой истеричный смех.

- Я сказал: "прекрати"!

- Ха-ха-ха! А что тебе не нравится? Что хотел, то и получил!

- Я хотел не этого!

- А чего? Вы всегда хотите того, чего вам знать не положено.

- Положено, не положено - дурацкое слово.

- Не цепляйся к словам. Вы хотите знать то, чего вам знать не надо. Это в лучшем случае, а то и вообще не знаете чего хотите.

- Я знаю чего я хочу. Кто ты?

- Я - это ты! Хи-хи-хи! А ты - это я!

- Чушь! Я - это я, и ничего общего с тобой не имею.

- Ой ли, посмотри на меня!

И Сергей увидел свое лицо с чужими глазами и чужой улыбкой. Сергей отвернулся, но везде, куда он не поворачивался, он видел свое лицо и дикую улыбку, и смех уже звучал со всех сторон. Сергей упал, закрыл глаза, заткнул уши. Он лежал долго, потом он открыл глаза, встал, отряхнулся. Вокруг была тишина, ну почти тишина, если не считать всхлипов и хихиканья со стороны зеркала.

54
{"b":"55670","o":1}