ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дорога кончилась, машина стала подпрыгивать на колдобинах, сильно потряхивая людей, находившихся в кузове. Вскоре грузовик остановился. Их выгнали на мороз. Сергей с нехорошим предчувствием смотрел по сторонам. Неширокая дорога уходила вперед через поле, скрывалась далеко впереди за деревьями. Здесь же, перед полем, с одной стороны дороги вниз убегал обрыв, с другой из подмерзшего болота торчала скудная растительность. Немцев было много, больше чем их, это Сергей отметил сразу. Трое автоматчиков караулили десяток обессиливших людей. Остальные ушли вперед. Один из них что-то зло объяснял офицеру, который приехал вместе с ними. Сергей не мог понять суть разговора, но тот, что говорил с офицером указывал вперед, жестикулировал, что-то горячо объяснял. Офицер слушал, мрачно кивал, потом повернулся к Сергею, его соседям по бараку и автоматчикам, махнул рукой.

Автоматчик ткнул одного из людей-теней в спину, погнал вперед. Они дошли до толпы немцев, автоматчик остановился и пихнул человека вперед. Несчастный боязливо огляделся, сделал несколько неуверенных шагов, обернулся назад. Автоматчик гаркнул на него, прорычал только одно слово. Это было одно из немногих слов, смысл которых Сергей понимал.

- Быстро! - перевел для себя Сергей повторившуюся команду.

Человек дернулся и потрусил вперед, не понимая и оглядываясь. Сергей наблюдал за семенящим через поле, с нарастающей тревогой. Несчастный пробежал метров сто, он так и не понял, что произошло. Зато понял Сергей и остальные. Взрыв страшным громом разнесся по окрестностям, и там, где стоял человек, появилась воронка. Сергея затрясло, он молча смотрел на автоматчика, который вернулся к ним и ткнул автоматным стволом в спину очередного приговоренного. Обреченный брел спотыкаясь, падая и поднимаясь. У этого человека было знание, которого не было у первого смертника.

Тот, первый, не знал, что с ним будет и шел боязливо и неуверенно.

Этот, второй, получил знание, которое обрекало его на смерть. Он был приговорен и шел со страхом и отчаянием, которые угадывались в каждом его движении. Он шел мучительно медленно, касаясь ногой земли, делая каждый последующий шаг так, как будто делал последний шаг в своей жизни.

Он прошел немногим дальше первого.

Грянул взрыв, звук был точно такой же, как и от первого взрыва, но Сергею послышалось в нем нечто новое, злорадно-обрекающее. Сергея передернуло судорогой. Стоявший рядом с ним заметил это, сказал тихо:

- Не боись, Серега, прорвемся...

Договорить он не успел, подошедший автоматчик ткнул ему между ребер стволом автомата, сделал приглашающее движение. Тот пошел напряженно, но не дергаясь, как его предшественники. Вместе с автоматчиком он дошел до уже знакомого рубежа, где автоматчик остановился, а обреченному следовало идти дальше, с каждым шагом приближаясь к своей смерти. Несчастный сделал несколько напряженных шагов, обернулся, подмигнул Сергею. Этот жест не соответствовал ситуации настолько, что Сергей даже чуть расслабился. Приговоренный сделал еще несколько напряженных, взвешенных шагов, потом резко дернулся в сторону и в несколько прыжков оказался у края обрыва, покатился вниз. Автоматчик без суеты шагнул в сторону, поймал скатывающегося вниз человека в прицел, нажал курок. Раздалась пронзительная, долгая очередь. Сергей видел, как тело несущееся вниз дернулось и покатилось дальше уже не по собственному желанию, а под действием земного притяжения.

Автоматчик проследил падение, вернулся к уменьшающейся кучке обреченных людей. В голове у Сергея все затуманилось. Он видел еще пять неуверенно, боязливо или обреченно идущих фигур. Он слышал еще пять раскатистых гулких взрывов, которые то рычали, то смеялись, то приговаривающе обрушивались на него. Он был близок к сумасшествию.

Их оставалось теперь только двое, и когда подошел автоматчик дуло уперлось в живот Сергею. Сергей поглядел на упершийся в него автомат, засмеялся. Короткий смешок перешел во всхлип, Сергей захлебнулся. Автоматчик понимающе, но с брезгливостью смотрел на него, потом ткнул автоматом в живот чуть сильнее. Сергей заковылял к минному полю. Каждый шаг давался с неимоверным трудом. Он спотыкаясь дошел до невидимого рубежа, на котором остановился автоматчик. Медленно, очень медленно пошел дальше.

- Быстро, - ударил в спину злой голос.

Сергей сделал три поспешных шага, потом заковылял еще медленнее, чем прежде.

- Быстро, - теперь крик прозвучал на ломаном русском.

Сергей, как в тумане преодолел то пространство, которое проходили до него. это пространство было безопасно, но дальше... Сергей обогнул последнюю воронку, седьмую.

Моя будет восьмая, мелькнула последняя мысль. Туман закрыл весь мир вокруг, Сергей не помнил, как шел навстречу смерти через минное поле, не помнил, как его поторапливали злые крики, он только шел и ощущал туман в голове.

И Сергей шагал в этом тумане, заволокшем весь мир, шел ничего не ощущая и ничего не соображая. Ощущение чего-то материального появилось, когда ноги подогнулись и он упал на колени. Туман потихоньку развеивался. Сергей отряхнул остатки туманной завесы и огляделся. Он не поверил глазам: поле осталось позади, справа и слева от него возвышались оголенные зимой деревья.

Сергей оглянулся. Через все поле к нему шла нервно болтающаяся из стороны в сторону дорожка следов. Его следов! Сергей передернулся, затрясся мелкой дрожью, попытался подняться, но ватные ноги не слушались и он снова упал на колени.

В оцепенении он сидел на снегу, в оцепенении вернулся к грузовику под дулом автомата, в оцепенении трясся всю дорогу в кузове грузовика. Оцепенение прошло, когда его начали трясти руки Виктора. Виктор ни о чем его не спрашивал, Сергей сам попытался рассказать, но не дойдя и до середины рассказа завсхлипывал, всхлипы сменились нервными смешками, перепутались с ними, началась истерика.

Это была последняя капля.

Немного прийдя в себя после этой поездки, Сергей стал по новому глядеть на место своего заточения. Безумная мысль, зародившаяся в терзаемом истерикой мозгу, начала обрастать мясом. Сергей осматривал каждый метр своей тюрьмы.

66
{"b":"55670","o":1}