ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джафарзаде Азиза

Звучит повсюду голос мой

Авторизованный перевод с азербайджанского М. Гусейновой.

КНИГА ПЕРВАЯ

ВСТУПЛЕНИЕ

Ширван начинается с дорог. Дороги... Бесконечные, бескрайние дороги...

Ведущие в Ширван дороги с незапамятных времен известны торговцам всего мира. И поныне на Востоке вспоминают о караванных путях в Шемаху - сердце Ширвана. До сих пор живут выражения: "караванная дорога в Ширван", "Шемахинская дорога", "Ширванское ханство", "Шемахинский салтанат", "дворец Ширваншахов"...

Приходившие из Индии караваны проделывали долгий путь от левого берега Ганга через Иран, другая дорога шла через Сирию и Месопотамию, по долине Аракса через Армению. Индийские купцы привозили шемахинским красавицам сотканные в Бенаресе тончайшие, переливающиеся всеми цветами радуги шелковые шали, нежную воздушную ткань, предназначавшуюся в Индии для сари.

От берегов Черного моря караванные дороги вели через Грузию к Белокану и Нухе, а уж затем в Шемаху. Из Кафана и Тифлиса везли медь и серебро, из Дагестана свинец и олово. Из близкой Кабалы по этой дороге привозили орехи грецкие, фундук и каштаны.

Сухопутные дороги перемежались водными. Сначала по Волге до Астрахани, а уже из Астрахани через Баку везли в Шемаху шерстяные сукна, красильные материалы, бумажное и холстинное полотно, листовое железо, хозяйственную металлическую утварь.

Ширван пересечен дорогами. Идущие по этим дорогам путники останавливаются на привалы у источников Сеюдлю, Нанели, Гюллю, Минахор, расположившихся с четырех сторон света вокруг Шемахи, ках будто специально для того, чтобы под сенью купы деревьев путешественник мог смыть с себя пыль долгих дорог, привести в порядок одежду.

Да... Ширван начинается с дорог... Шемаха начинается с Базара...

Мы входим в Шемаху тех лет, когда ее еще не потрясли землетрясения 1859, 1872 и 1902 годов, превратившие в развалины лучшие здания и мечети столицы Ширвана, лишившие крова большинство жителей, вспучившие мощенные камнем некогда ровные улицы...

Да, вы вошли в Шемаху, славящуюся веселыми работящими мастерами, из ста пятидесяти тысяч жителей здесь только четыре тысячи мастеров-ремесленников, ткущих полотно, шелковые платки-келагАй, красочные ковры и паласы, ковровую узорчатую ткань для хурджинов и многое, многое другое.

Жители Ширвана славятся гостеприимством, радостными свадебными празднествами, талантом народных певцов и поэтов.

Зайдем в Шемаху тех лет, и если нам повезет, то услышим похожие на легенды рассказы Зейналабдина Ширвани о его путешествиях в Индию, Афганистан, Иран и Аравию. Молодые ширванцы стремились проехать по его следу... Зато чужестранцы из Кашмира, купцы-огнепоклонники облюбовали Шемаху для постоянного места жительства, хотя и не порывают связей с родиной, закупают в Шемахе разнообразные экзотические для Индии товары и с караванами отправляют.

Шемаха начинается с Базара... Здесь много базаров... Бакалейный и мануфактурный, башмачный и медный, столярный и портновский и даже... Грузинский базар. На Грузинском базаре местные жители общаются с русскими, армянами, молоканами и грузинами, короче говоря, с иноверцами, что не очень-то поощряется в те далекие годы.

Нередко сюда заглядывают подсматривающие и подслушивающие... Стоит появиться здесь молодому мусульманину, как по Базару ползет слух: "Ада, клянусь тобой, чтобы ты увидел мой труп, если вру, только что видел сына Гаджи Мухаммеда, он выходил с Грузинского базара, чтоб он развалился, да еще в обнимку с тем армянином. Чтоб мой язык отсох, если хоть малость наврал!"

Базар... Он похож на живое существо... У него есть голова, сердце, руки... Сердце Базара - Весовая площадь...

Весовая площадь непрерывно работает с утра и до вечера, от вечернего намаза - молитвы до утреннего азана - призыва к молитве.

Главный весовщик Базара Ага Расул держит в памяти все что проходит перед его глазами, о чем просят его купцы и мастера. Он наблюдает за своими учениками, взвешивающими и распределяющими грузы. Первый помощник Ага Расула - Мирза Саттар, заносит сведения в учетную-тетрадь, чтобы потом подсчитать поступающие товары, хотя цепкая память Ага Расула фиксирует все: и что нужно продать завтра, и что следует подготовить для погонщиков верблюдов, и какая часть пошлины с проданного и перевешенного товара пойдет в казиу, а какая останется служащим Базара.

Честность и правдивость Ага Расула стала притчей во языцех. И грамотные, поднаторевшие в вычислениях купцы, и безграмотные погонщики верблюдов доверяют Ага Расулу: "Главный весовщик еще не присвоил крошки чужой!" Даже если забыть у него что-нибудь, можешь быть абсолютно спокоен и заниматься своими делами, а по возвращении, хотя бы по прошествии года, Ага Расул встретит тебя и скажет: "Брат, товар твой я дал такому-то продать, вот твои деньги за вычетом весового сбора, а мешки твои у меня дома, подожди, сейчас пошлю мальчишку - принесет". Или: "Знаешь, брат, цены настоящей за твой груз не давали, так я не продал, подумал, а может, до твоего возвращения подождать, вдруг и цена повысится? Вот я и припрятал твои мешки в хранилище. Эй, Алмардан! Тащи-ка на весы товар нашего приятеля!"

Все знают, что доброе имя дороже всего на свете для Ага Расула. Он готов пойти на смерть, если понадобится защитить свою честь.

Шемаха начинается с Базара... Медные ряды слепят глаза ярким блеском изделий лагичских мастеров: здесь и казаны для плова, с круглым дном, здесь и похожие на шлемы рыцарей высокие крышки для сохранения горячими приправ для плова, дуршлаги огромных размеров, в которых можно промыть целый пуд риса, а у ряда кувшинов мы должны задержаться подольше. Каких только форм не придумали древние художники по меди: похожий на лебедя, вытянувшего тонкую шею, весь устремленный вперед люлеин; гююмы, удобные для переноски на плече; крутобокие пузатые серниджи с двумя ручками по бокам, в них удобно хранить масло, молоко; афтафа - кувшинчик с носиком для ритуального омовения; кувшины и кувшинчики, маленькие и многоведерные, украшенные орнаментом и арабскими и фарсидскими письменами... Рисунки и орнамент восхищают и сегодня.

Да... Ширван начинается с дорог... Шемаха - с Базара... Есть у Базара свои горести, свои тайны, свои печали и радости. Конечно, с непривычки здесь можно и обмануться, ошибиться... Может подвергнуться осмеянию то, что для иного сокровенная тайна, человеческая беда... Но чаще Базар справедлив. Здесь помогут кроткому, беспомощному, неумелому, а негодяй, попытавшийся обмануть, будет с позором отторгнут, изгнан с Базара.

Базар - это живой единый мир. У него свои неписаные законы, свои обычАй, возведенные в ранг закона...

У Базара есть свои постоянные обитатели, свои продавцы, свои покупатели, свой мошенник и юродивый, свой поэт и мудрец, свой толмач и аксакал, свой адвокат и своя стража, свой староста... Базар - это громадная семья с родными детьми и пасынками, с близкими родственниками и приезжими гостями, с умными детьми и горе-детьми, уродами в семье... У него свое горе, свои хвори, свои праздники и радости. Но чужаку этого не понять, не увидеть, и горе тому, кто захочет поведать чужаку эти тайны.

Страшен гнев его обитателей... И мы не раз увидим, как порой послушна толпа какому-нибудь невежде.

Вы чувствуете ароматные запахи Бакалейного ряда? Пахнет пряностями и свежими чуреками! Из халвовой лавки, что на углу, вышел босоногий высокий мужчина с лотком на голове, по его застиранной, выцветшей одежде вы сразу догадались, что он из бедняков. Его господин держит в Бакалейном ряду лавку восточных сластей, а он служит у господина лотошником: зимой и летом в любую погоду на протяжении всего дня не снимает лоток с головы, У него вы можете купить исфаганские пряности, кун-жутовую и ореховую халву из Нухи, тающую во рту пахлаву и другие сладости, а летом вдобавок ко всему он продает лед. В обязанность лотошника входит обслуживание Мануфактурных рядов. Переходя из лавки в лавку, он распродает свой товар.

1
{"b":"55681","o":1}