ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По всем шести частям города звучала серебряная труба городского герольда, призывавшая разрушить дома изгнанных государственных преступников и врагов народа. Где был в это время Данте? Остался ли он на обратном пути из Рима в Сьене или заблаговременно бежал из родного города, скрываясь в его окрестностях? Дом его был разрушен. Жена Данте, близкая родственница Корсо Донати, не подверглась преследованиям. Ей удалось спасти часть имущества. 10 марта 1302 г. было вынесено новое решение суда Черных: если Данте Алигьери вернется во Флоренцию, то пусть его "жгут огнем, пока не умрет" ("igne comburatur sic quod moriatur").

Следы Данте в первые годы изгнания Белых находим в Ареццо и в Сьене, в апеннинских замках вождей гибеллинов, с которыми нужда заставила сблизиться Белых. Одним из них был Угуччоне делла Фаджуола, гибеллин незнатного происхождения, опытный военачальник, человек хитрый и жестокий, захвативший власть в Ареццо. Он сначала ласково принял флорентийских изгнанников. Вскоре правитель Ареццо пошел на примирение с папой Бонифацием, обещавшим сделать сына тирана кардиналом. Обманутый папой, Угуччоне утешился тем, что выдал одну из своих дочерей за овдовевшего Корсо Донати. Белые флорентийцы стали не ко двору в Ареццо. Они устремились в горы, к замкам в истоках Арно. Данте в это время находился, в окружении Черки, во владениях сеньоров Убальдини. 8 июня 1302 г. Данте присутствовал вместе с 18 предводителями флорентийцев в церкви Сан Годенцо при заключении договора между Белыми и старшим в роде Убальдини -- Уголино. Особенно важна для феодальных союзников Белых была подпись Виера Черки, который своими богатствами гарантировал феодалам возмещение военных убытков. Подпись Данте Алигьери, бывшего приора, имела, конечно, только морально-политическое значение.

Убальдини владели плоскогорьем Муджело северо-восточнее Флоренции. Там начались стычки с Черными в июне 1302 г. Вторжения Танно дельи Убальдини во владения Флорентийской республики сопровождались насилиями и грабежами; рыцари и наемники поджигали дома, в которых заживо сгорали беззащитные жители. Черные перешли в контрнаступление, им удалось за большие деньги подкупить Карлино де'Пацци, который сдал им 15 июля замок Пьянтравинье вместе со всем гарнизоном, среди которого было немало Белых (за что Данте осудил Карлино -- еще до смерти -- на вечные муки во льдах Коцита как предателя своей партии; "Ад", XXXII, 68--69). Войска Черных опустошили владения Убальдини и осадили крепость Монтеччанико. Однако ополчение из Пистойи, рыцари Убальдини и многочисленные флорентийские Белые оказали Черным жестокое сопротивление; им удалось удержать в своих руках этот важный опорный пункт. В отместку Черные приступили во Флоренции к казням пленных и сторонников Белых. Изгнанники успешно обороняли также замок Филиччоне, однако исход этой первой муджеланской войны 1302 г. был неясен. Успехи Белых незначительны. Следовало готовиться к походу следующего года.

Вероятно, Данте был одним из организаторов первой муджеланской войны. Осенью 1302 г. он отправился в Форли (на границе Апеннин и Романьи). В этом городе с 1296 г. правил гибеллин Скарпетта дельи Орделаффи. Он стал предводителем Белых изгнанников и местных гибеллинов и против черной Флоренции. Гуманист Флавио Биондо (1380--1463), родом из Форли, сообщает, что Данте был секретарем нового вождя Белых. Вряд ли это верно, вероятнее, что Данте помогал в канцелярии Орделаффи подготовлять вторую муджеланскую войну. Зимой 1302 г. он был послан Белыми в Верону, чтобы испросить помощи мощного правителя этого ломбардского города Бартоломео делла Скала (умер 7 марта 1304 г.). На небе Марса предок Данте Каччагвида пророчествует:

Твой первый дом в скитальческой судьбе

Тебе создаст ломбардец знаменитый,

С орлом святым над лестницей в гербе.

("Рай", XVII, 70--73)

Затем Каччагвида хвалит доблесть, великодушие и щедрость Кан Гранде, младшего брата Бартоломео делла Скала.

По всей вероятности, Данте покинул Тоскану и вторично направился в Верону к Великому Ломбардцу весною 1303 г., в начале второй муджеланской войны. Отвергнув гражданские распри между Белыми и Черными, поэт стал "сам для себя своей партией". Уже зимой 1302/03 г. он советовал не пускаться в опасные и плохо подготовленные военные действия; этими советами, по свидетельству Оттимо, одного из старейших комментаторов "Божественной Комедии", он вызвал раздражение вождей Белых. В терцинах Данте звучат жалобы на тягость изгнания и горькие обвинения по адресу его бывших единомышленников:

Ты будешь знать, как горестен устам

Чужой ломоть, как трудно на чужбине

Сходить и восходить по ступеням.

Но худшим гнетом для тебя отныне

Общенье будет глупых и дурных,

Поверженных с тобою в той долине.

Безумство, злость, неблагодарность их

Ты сам познаешь; но виски при этом

Не у тебя зардеют, а у них.

("Рай", XVII, 58--63)

Весною 1303 г., когда виски Белых обагрились кровью, Данте не было среди них. Скарпетта дельи Орделаффи во главе гибеллинов и Белых проник на территорию Черных. Они заняли выси Пульчано в 15 км от Флоренции. Командование силами Черных принял новых подеста Флоренции Фульчери да Кальболи. Фульчери с небольшим отрядом предпринял быстрые и решительные действия против вооруженных сил своего заклятого врага Скарпетты. Союзники Белых, болонцы, отступили в Романью. Сам Скарпетта заперся в замке Монтеччанико. Белые бежали. Крестьяне убивали и вязали беглецов, рассчитывая на награду флорентийцев. Пленников подвергали во Флоренции страшным пыткам, а потом казнили. Среди них был мессер Донато Альберти, судья, один из авторов "Постановлений справедливости". Его пытали и умертвили по правилам, которые он сам предписал.

В дальнейшем мы не находим следов Данте в Тоскане в течение многих лет. Он не участвовал в собрании Белых в Болонье, и его имени нет среди 131 подписи флорентийских изгнанников под декларацией о союзе и военной помощи 18 июня 1303 г.

В Вероне, где Данте жил и при наследнике Бартоломео делла Скала -Альбоине, он внимательно следил за событиями на родине. Он слышал рассказы о зверской расправе Фульчери да Кальболи над пленными Белыми. Борьба между гвельфами казалась ему бессмысленной. Он ждал часа примирения. На это указывает одна из лучших его канцон, написанная в это время,-- "Мое три дамы сердце окружили" ("Tre donne inttorno al cor mi son venute"). Эти аллегорические дамы -- Справедливость, Щедрость и Умеренность -- облачены в лохмотья и всеми гонимы и напрасно ищут пристанища в раздираемой смутами Италии. Поэт говорит, что стремится к примирению. Он верит, что "прощенье -наилучший лавр войны" (62 [CIV], 107).

Казалось, что после смерти униженного французами в Ананьи Бонифация VIII (11 октября 1303 г.) шансы на мир возросли. Новый папа, Никколо Боккасино, принявший имя Бенедикта XI, происходил из незнатной семьи гибеллинов. В марте следующего года папа Бенедикт, стремившийся примирить гвельфов и гибеллинов, послал в Тоскану кардинала Остии Никколо да Прато, также из плебейской гибеллинской семьи. Кардинал вступил в сношение и с Белыми, чей центр был в это время снова в Ареццо, и с правителями Флоренции. Однако главари Черных не желали мира и переговоры с прибывшими во Флоренцию делегатами изгнанников (среди которых был отец Франческо Петрарки) успехом не увенчались. Черные не остановились перед фабрикацией поддельных посланий от имени кардинала и обвинили его в особом покровительстве гибеллинам и Белым. Наложив интердикт на город кровавой лилии и отряхнув прах со своих ног, кардинал Никколо да Прато оставил пределы Тосканы.

Мы не считаем достоверными сведения Леонардо Бруни о том, что Данте был в 1304 г. в Ареццо среди 12 советников партии Белых при генеральном капитане графе Алессандро Гвиди да Ромена (на самом деле капитаном был его брат Агинольфо). В это время в Ареццо находился не Данте, а его брат Франческо Алигьери, который вскоре вернулся на родину. Известно весьма отрицательное отношение Данте к графам Гвиди да Ромена, которые пользовались услугами фальшивомонетчика магистра Адамо, сожженного во Флоренции на костре (см. "Ад", ХХХ, 73--84). Также мы сомневаемся в том, что Данте написал письмо от имени партии Белых кардиналу Никколо да Прато и от своего имени о смерти Алессандро да Ромена его племянникам (письма No 1 и No 2). Атрибуция этих писем относится к концу XIV в. Она была без достаточной критики принята многими дантологами. Ошибочно приписывать Данте (лишь потому, что он известнее других Белых гвельфов) все, что было написано флорентийскими изгнанниками во время гражданской войны.

5
{"b":"55691","o":1}