ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Во Флоренции бывшие единомышленники поэта теряли свои позиции. Граждане разного имущественного положения постепенно склонялись на сторону Черных, заставивших их подчиниться своей воле запугиваниями и репрессиями. Изгнанные Белые слишком тесно связали себя с феодальными сеньорами. Они выступали единым фронтом с гибеллинами против Флоренции, и поэтому обвинение их в измене родине перестало быть демагогической фразой. Черные правители из числа "жирного народа" стали хранителями "Постановлений справедливости" и не позволили ни одному из магнатов захватить власть в городе и стать тираном. Корсо Донати бесславно погиб в 1308 г. от кинжалов каталонских наемников Черной сеньории, которая в значительной степени была ему обязана своим существованием.

Между 1304 и 1306 гг. гражданская война не прекращалась на подступах к Флоренции, то замирая, то вспыхивая с новой силой. 19 июня 1304 г. Белые вместе со своими союзниками из Ареццо, Пистойи и апеннинских замков едва не захватили Флоренцию. Им удалось проникнуть в сам город, но из-за отсутствия единого руководства и неорганизованности союзникам пришлось отступить со значительными потерями. Двадцатого июня, когда решались судьбы Белых, в Ареццо, в семье одного из флорентийских изгнанников родился сын Франческо Петрарка, ставший вместе с Данте и Боккаччо одним из трех светочей итальянской литературы.

После смерти Бартоломео делла Скала (7 марта 1304 г.) Данте оставался в Вероне еще некоторое время, вероятно до конца 1304-го или до начала 1305 г. Он не очень поладил с братом Великого Ломбардца Альбуином, о котором он довольно пренебрежительно отозвался в "Пире" (IV, XVI, 6). Данте был во враждебных отношениях и с побочным сыном Альберта делла Скала -- Джузеппе, аббатом монастыря Сан Дзено -- "с душой еще уродливей, чем тело" ("Чистилище", XVIII, 125). Затем мы находим следы Данте в разных городах и областях Италии.

Из упоминаний в "Божественной Комедии", а также в "Пире" и в "Народном красноречии" можно установить, что Данте был некоторое время гостем Гвидо да Кастелло, "простодушного ломбардца", отличавшегося щедростью; он посетил также в городе Брешии Куррадо да Палаццо ("Чистилище", XVI, 124--125), бывшего подеста Флоренции и Пьяченцы и капитана гвельфской партии. По-видимому, дальше он пробыл в Тревизо (около Венеции) у правителя этой области Герардо да Каммино (см. "Пир", IV, XIV, 12); можно также предположить, что он некоторое время жил в Болонье и в Падуе, где Джотто создал свой знаменитый цикл фресок в капелле "Арена".

Знакомство Данте со всеми диалектами Италии наводит на мысль, что он путешествовал и по Южной Италии, но об этом мы можем лишь догадываться.

Верховный капитан гвельфской лиги Тосканы маркиз Мороелло Маласпина после капитуляции Пистойи, 1 июня 1306 г., поступил великодушно с побежденными Белыми, что было редкостью в те времена. Маркиз Мороелло стал покровителем Данте, который уже не различал гвельфов и гибеллинов, ища меценатов среди сеньоров Италии, которые не слишком нарушали законы справедливости и прислушивались к голосу совести. Кроме Кан Гранде делла Скала, ставшего после Альбуина владыкою Вероны, ни одной семьи итальянских сеньоров Данте не хвалил так, как род маркизов Маласпина из Луниджаны ("Чистилище", XIII).

6 октября 1306 г. Данте заключил в городе Сардзано от имени маркизов Маласпина договор о мире с Антонио, графом-епископом Луни. Этот договор был подтвержден в Кастельнуово ди Магре в присутствии прокуратора маркизов, Данте и доверенных лиц епископа. В замках семьи Маласпина Данте встретил своего старого друга Чино да Пистойя, поэта "сладостного нового стиля" и выдающегося юриста. Один сонет Данте этого периода написан от имени маркиза Мороелло Маласпина. В так называемой "Горной канцоне" ("La Montanina") и в письме маркизу Данте говорит о новой страсти к прекрасной незнакомке. Эту канцону и письмо следует связать с циклом стихов "О Каменной Даме" ("Donna Pietrosa"). Ее звали, вероятно, Пьетра. Из игры слов в канцоне "К той ныне точке я пришел вращенья" ("Io son venuto al punto della rot"), а именно "I' amorosa spina" ("злой терн любви" -- "malaspina") можно заключить, что она была из рода луниджанских маркизов. Жестокую чувственную страсть Данте, выраженную в секстинах и канцонах, обращенных к мадонне Пьетре, досужие филологи наивно принимали за аллегорию, за упражнения в версификации итальянского поэта, стремившегося превзойти в ухищрениях провансальца Арнальдо Даниело и других трубадуров. Чувственный Амор на время восторжествовал над моралистом. Данте было в чем каяться в III песни "Чистилища". Приурочивать стихи о Каменной Даме к флорентийскому периоду жизни Данте не следует -- и по содержанию и по стилю они могли возникнуть лишь значительно позже.

В связи с военной авантюрой кардинала Наполеоне Орсини, выступившего против Флоренции, Данте отправился к истокам Арно, где расположены были замки графов Гвиди и других враждебных Черным гвельфам феодалов. Некоторые литературоведы ищут мадонну Пьетру среди прекрасных обитательниц этих твердынь. Предприятие кардинала Орсини не увенчалось успехом -- Черные продолжали господствовать во Флоренции.

Вероятно, еще в Вероне Данте начал комментировать канцоны "Пира", написанные во Флоренции в 90-х гг. XIII в. Ему необходимо было прославить свое имя, чтобы оно громко прозвучало на всю Италию. Он уже не хотел быть поэтом любви, предоставляя любовную лирику своему другу Чино. Он должен был стать писателем, избравшим более возвышенные предметы -- мораль, гражданскую доблесть, философию, науку. Он стремился также исправить нравы и показать, что не аристократическое происхождение и богатство, а духовное совершенство и мудрость являются благородством. Данте предполагал написать пятнадцать трактатов и в них комментировать четырнадцать канцон философского содержания. Он написал только четыре трактата, в которых толкуются три доктринальные канцоны. Духовное пиршество Данте было предназначено для всех стремящихся к знанию и совершенству. Он обращался не к ученым латинистам, докторам и магистрам, а к более широким кругам читателей, жаждущих просвещения. Поэтому трактаты "Пира" были написаны не по-латыни, а на итальянском, volgare. Итальянский народный язык должен был стать, утверждал Данте, солнцем, которое осветит новые времена. Параллельно с "Пиром" Данте писал по-латыни трактат "О народном красноречии" ("De volgari eloquentia"). Он разработал в нем поэтику и риторику романских языков (прежде всего итальянского и провансальского). Это произведение также осталось незавершенным.

В "Пире" и в "Народном красноречии" Данте защищал право итальянского поэта писать не только о любви, но также о войне и морали и других великих предметах на родном языке. Тем самым он теоретически оправдал будущую свою поэму о судьбах человечества и строении космоса, написанную на итальянском языке. "Пир" и трактат "О народном красноречии" подготовили "Божественную Комедию" и предвозвестили "Монархию". Горизонты Данте все расширялись. В "Пире" он охватил современные ему проблемы этики, физики, астрономии. В нем, за триста лет до Галилея, мы находим первые страницы итальянской научной прозы. Данте изучил Аристотеля и его арабских и западноевропейских комментаторов. Рационализм Аристотеля он сочетал со свободомыслием Аверроэса. Объективный идеализм "Пира" восходит к арабской философии. В этом произведении встречаем отблеск идей неоплатоников и многосмысленные толкования текстов средневековой философии. Впрочем, систему объяснения по четырем смыслам (буквальному, или реальному, моральному, аллегорическому и анагогическому, или символическому) он применял не к богословским текстам, а к светской поэзии. В этике Данте был в это время последователем стоиков. Стоическая философия утешала флорентийского изгнанника, давала ему силы переносить тяготы изгнания: бедность, унижения, вечные странствия. Центральным в его творчестве этого периода становился образ Катона Утического, защитника добродетели и свободы.

Так же как Чино да Пистойя, Данте полагал, что следует преодолеть феодальную раздробленность, ниспровергнуть захватчиков власти, называющих себя князьями, герцогами и королями, во имя единого государства, в котором навсегда будет побеждено стремление к наживе, частной собственности на землю, восторжествует законность и наступит вечный мир на земле. Рядом с государем мировой империи станет философ, необходимый для доброго и совершенного правления. Он обращается в "Пире" к феодальным правителям: "О вы, несчастные, ныне правящие! И о вы, несчастнейшие, которыми управляют! Ибо нет философского авторитета, который сочетался бы с вашим правлением". (IV, VI, 19).

6
{"b":"55691","o":1}