ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Боккаччо утверждает, что Данте до похода Генриха VII в Италию направился в Париж (по-видимому, в 1307 или 1308 г.) для усовершенствования своих знаний и выступал на диспутах, удивляя аудиторию начитанностью и находчивостью. В "Божественной Комедии" мы находим данные, подтверждающие истинность этого свидетельства Боккаччо. Там встречаются весьма подробные упоминания городов на побережье Средиземного моря, на морском пути от Генуи к Марселю. Данте были известны некоторые подробности из жизни Латинского квартала в Париже; он был основательно знаком с философской и теологической мыслью, центром которой был в это время Париж. Можно предположить, что в Сен-Дени Данте изучал космогонию Псевдо-Дионисия Ареопагита, повлиявшую на последнюю часть "Божественной Комедии", и его комментатора Скотта Эриугену. Следует отметить также, что Данте прекрасно знал латинскую поэму о совершенном человеке французского автора Аллена де Лилля. В Париже Филиппа Красивого флорентийский поэт мог лучше чем где-либо узнать подробности о процессе тамплиеров, начатом в 1307 г. Известно, что Данте в поэме ("Чистилище", ХХ, 91--96) осудил корыстолюбивого Филиппа IV, захватившего сокровища тамплиерского ордена при поддержке папы-гасконца Климента V. В Париже Данте имел возможность познакомиться с учением Сигерия из Брабанта, последователя Аверроэса, осужденного теологами Сорбонны. (Данте отвел Сигерию место в раю -- Х, 136.) По-видимому, в Париже познания Данте в области науки, богословия и философии стали энциклопедическими.

27 ноября 1308 г. был избран "королем римлян" Генрих, граф Люксембургский. Папа Климент V вначале всячески поддерживал Генриха VII. Новый император был германским князем по происхождению, французом по воспитанию и образованию. Он свято верил в свою миссию примирителя всех враждующих и восстановителя римской монархии.

24 октября 1310 г. Генрих VII перешел Западные Альпы и вошел в город Сузу (близ Турина), направляясь через земли савойского графа в Ломбардию и Милан. Тысячи итальянских изгнанников, потерявших семью и родину, чьи дома были разрушены, имущество конфисковано, устремились навстречу императору, который объявил, что не отличает гвельфов от гибеллинов и всем равно обещает свое покровительство. Данте обратился с торжественным латинским письмом ко всем правителям Италии, призывая их подчиниться императору -- "солнцу мира и справедливости". В это время мы снова находим поэта у истоков Арно, в замках графов Гвиди да Ромена и Батифолле (графиня Батифолле была внучкой героя дантовского "Ада" Уголино). В Ломбардии Генрих короновался железной короной Италии. Многие города -- Милан, Генуя, Пиза -- открыли ему свои ворота, но гвельфская лига в центральной Италии не пожелала признать императора. Папа втайне поддерживал Роберта Анжуйского против Генриха.

Данте видел императора в Милане. Он склонился перед ним как перед символом всемирного государства, в котором воцарится мир и будет побеждено стяжательство. В Милане в это время были и покровители поэта -- маркизы Маласпина.

На севере Италии некоторые города оказали вооруженное сопротивление Генриху VII, особенно Брешиа, которую пришлось брать приступом. Вооруженные силы императора были незначительны: он опирался на помощь преданных ему сеньоров из гибеллинских городов. Флорентийские банкиры и купцы встали во главе антиимператорской лиги, в которую вошли, кроме Флоренции, Лукка, Сьена, Перуджа, Болонья. Флорентийцы заявили послам императора, что они "ни пред одним государем еще не склоняли рогов". Полный негодования, Данте отправил письмо "злодеям флорентийцам", датированное 1 марта 1311 г. Он обозвал Флоренцию змеей, блудницей, проклял злобу и жадность своих сограждан, грозил им страшными казнями, исключая их из всеобщей амнистии, объявленной императором. Усмирив Брешию, Генрих отправился в Геную и Пизу, чтобы оттуда достичь Рима и вступить в борьбу за Италию с Неаполем. В Пизе, в доме своего отца, Франческо Петрарка, которому в это время было 7 лет, увидел Данте. Данте был в Пизе между 6 марта и 7 апреля 1312 г.

Напрасно Данте в другом своем послании призывал императора оставить Северную Италию и покорить Флоренцию, чтобы разбить своих врагов в самом центре антиимператорского сговора. Только 29 июня 1312 г. кардинал Никколо да Прато короновал в Риме Генриха VII императорской короной, но в Латеране, а не в Ватикане, занятом сторонниками мощных римских феодалов Орсини и неаполитанцами. Примирение между гибеллинами и гвельфами не состоялось. Император чувствовал себя в Риме как в осажденной крепости. Осенью Генрих VII приступил к осаде Флоренции, которую он принужден был снять 31 октября. Вскоре он вернулся в Пизу, где стал готовиться к борьбе с неаполитанским королем Робертом. Несчастия преследовали императора: в Италии умерла его жена и был убит его брат. По дороге в Рим, в Буонконвенто (12 км от Сьены), 24 августа 1313 г. Генрих VII внезапно скончался. В Райской Розе Данте видит престол, уготованный императору:

Воссядет дух державного средь вас

Арриго, что, Италию спасая,

Придет на помощь в слишком ранний час.

("Рай", ХХХ, 136--138)

Смерть императора вызвала радость во Флоренции и глубокую скорбь Данте и других изгнанников. Для Данте Генрих был носителем высшей идеи справедливости; он должен был основать мировую монархию, не подчиненную власти церкви. Хотя Данте не участвовал в походе императора на Флоренцию, его резкие обличения столь возмутили Черных, что в так называемых реформах Бальдо д'Агильоне (2 сентября 1311 г.) Данте был исключен из амнистии, ему и его сыновьям подтверждались все прежние наказания. Спустя восемь месяцев после смерти Генриха VII скончался папа Климент V (20 апреля 1314 г.), переселившийся в Авиньон, где он был в зависимости от французского короля. Данте обратился к итальянским кардиналам, которые были тогда в меньшинстве, призывая их выбрать папой итальянца. Он считал необходимым возвратить папский престол из Авиньона в Рим.

Затем следы Данте снова теряются. Известно все же, что он был в Ассизи; из Умбрии он направился в монастырь Санта Кроче ди Фонте Авеллано. На склонах Монте Катриа, около Губбио, где некогда был приором Пьетро Дамьяни, обличавший дурные нравы и стяжательство монахов, в гордом одиночестве, среди скал и лесов, Данте, по преданию, писал "Божественную Комедию". Предполагают, что письмо к кардиналам было также написано в монастыре Санта Кроче. Между 14 июля 1314 г. и 10 апреля 1316 г. великий изгнанник жил -как долго, мы не знаем -- в Лукке, где правил Угуччоне делла Фаджоула, бывший владыка Ареццо. В известной сцене с поэтом Бонаджунтой да Лукка в XXIV песни "Чистилища" Данте глухо упомянул некую даму из Лукки, по имени Джентукка, которая должна оказать ему помощь.

Поэт мог бы вернуться во Флоренцию после декрета об амнистии, если бы согласился подвергнуться унизительному обряду покаяния, но он не согласился предстать перед насмешливыми согражданами у врат церкви Святого Иоанна, где он был крещен, в покаянной рубахе, со свечой в руках. Гордый ответ Данте неизвестному флорентийскому другу свидетельствует о том, что никакие испытания не сломили поэта. 15 октября 1315 г. он вместе со своими сыновьями снова был осужден на смерть флорентийской сеньорией.

Латинский трактат Данте "Монархия" был написан между 1312 и 1313 гг., в разгар политических событий, вызванных походом в Италию Генриха VII. Данте настаивает в трактате на разделении церкви и государства. Он отрицает так называемый дар Константина, т. е. власть римского папы над значительной частью Центральной Италии, будто бы дарованную ему первым христианским императором. Константин, по словам Данте, не имел права раздроблять свои владения, а римский первосвященник не должен был принимать земные богатства, если они не предназначались для помощи нищим и убогим. Данте настаивал на том, что светская власть не должна зависеть от духовной. Единая империя необходима для того, чтобы на земле наступил вечный мир и прекратились раздоры князей и королей. Император, являясь единственным законным собственником всей земли, не будет стремиться приобрести чужое. Величайшими бедствиями человечества являются стяжание и алчность (волчица "Ада"). Объединение всего человечества не влечет за собой обезличивающей унификации -- должны быть сохранены местные свободы и самоуправление. Тогда в мировом государстве настанет полнота времен (plenitudo temporis) -- всеобщее благополучие и благоденствие, ибо только законность, справедливость и материальная обеспеченность (а не алчность и стяжательство) могут способствовать высшей цели каждого человека: спасению души. Италии и Риму принадлежит историческое право возглавить все страны мира, но Данте никогда не утверждал, что высшая власть должна принадлежать итальянцам. Итальянские романтики совершенно превратно истолковывали учение Данте о всемирном государстве как программу объединения Италии в ее этнических границах. Националистическое толкование Данте проходит красной нитью в итальянской историографии XIX в. как в эпоху Рисорджименто, так и в период буржуазного позитивизма. В ХХ в. историки литературы довольно непоследовательно стали обвинять Данте то в "отживших средневековых идеях", то -- на Западе -- в "коммунистическом утопизме". Почему бы не решиться сказать, что гениальный поэт предвидел новые пути человечества, преодолевшего феодальную раздробленность и систему вечно враждующих между собой национальных государств. В XIV в. сторонники светской власти церкви обнаружили в произведении Данте опасную ересь. По свидетельству Боккаччо, кардинал Бельтрандо дель Поджетто приказал сжечь попавшие ему под руку рукописи "Монархии" и хотел в 1329 г. подвергнуть сожжению кости поэта.

7
{"b":"55691","o":1}