ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кабинет миссис Герберт. День. Музыка за кадром продолжает звучать. Это первая интимная встреча миссис Герберт и Нэвилла. Последний развалился на канапе, опершись рукой о спинку. В глубине застекленная дверь с частым переплетом; комната погружена в полутьму: ставни снаружи, должно быть, закрыты Появляется миссис Герберт и спешит закрыть внутренние ставни стеклянной двери. Она поворачивается спиной - шнуровка ее платья распущена. Музыка смолкает. Мистер Нэвилл (повелительным тоном). Мадам, я рад, что вы расстегнули платье, как я просил. Он встает, грубо привлекает ее к себе на софу и рвет шнурки ее корсажа, затем бесцеремонно стаскивает с нее платье, дергая за рукава как одержимый. Миссис Герберт прерывисто дышит. Она скорее лежит, чем сидит на канапе в своем головном уборе из белых кружев, напоминающем тиару. Нэвилл срывает с нее платье, обнажает ей грудь. В глубине, справа, апельсины в низкой вазе; ставни стеклянной двери, которые миссис Герберт не успела закрыть до конца, слегка приотворены. Мистер Нэвилл. Вы не знаете, ваш супруг не советовался с садовником мистера Сеймура, когда прививали грушевые деревья? Миссис Герберт (сдерживая рыдания). Мы... Мистер Нэвилл. Простите, мадам, вы говорите недостаточно громко. Миссис Герберт опирается на спинку канапе, задыхаясь и кашляя; - Мы... мы не знакомы с садовником мистера Сеймура... Мистер Нэвилл грубо вытягивая ее обнаженную руку, продолжает глумливым тоном: - Вот как... Миссис Герберт. ...Мистер Нэвилл... 109 Мистер Нэвилл (поднимая ее правую руку над головой). Деревья плохо сформированы - угол между ветвями и стволом слишком острый... (Он поднимает ее вторую руку, как две ветви дерева; она тяжело дышит.) ...но сами по себе они хороши. А как груши, мадам? (Он отводит кружева ее убора, сжав ее груди, целует их. Она сгибает руки, кладет их за голову; его не видно за ней.) Они съедобны, когда поспеют? Сад. День. Через визирную рамку виден освещенный солнцем сад. Его лучезарность резко контрастирует с полумраком помещения в предыдущем кадре. Сидя на стуле и зажмурив один глаз, на нас глядит через визир мальчик в огромном белом парике. Гувернантка, стоя за ним, излагает по-немецки начало мифа о Персефоне: - Давным-давно, в античной Греции... Рука ребенка с тяжелым перстнем на пальце, слишком крупным для детской руки, в кружевной манжете, пытается тоже нарисовать дом, подражая Нэвиллу, но грифельным карандашом на зеленой грифельной доске. - ...жила-была прекрасная царевна по имени Персефона. Ноги мальчика, сидящего на стуле Нэвилла, не достают до земли. На заднем плане деревья и пасущиеся овцы. - Однажды явился злой царь Плутон и унес Персефону в подземное царство... Вдали два раза бьет колокол. В кадре - те же двое, анфас; справа от них угрожающая черная тень. Гувернантка продолжает: - ...Но мать Персефоны, богиня, так плакала, что властелин подземного царства растрогался и вернул ей дочь. Рука ребенка указательным пальцем с перстнем стирает с доски неверную линию, затем проводит новую. Но нажим слишком сильный - грифель противно скрипит по доске. Туалетная комната. День. Прилегающая к будуару туалетная комната. Полумрак; горящие свечи отражаются в зеркалах. На туалетном столике стоит тазик. В раскрытую дверь входит миссис Герберт. Голубоватый свет, просачивающийся через закрытые ставни будуара, контрастирует с золотистым светом туалетной комнаты. Миссис Герберт все еще в полурасстегнутом платье, в приступе тошноты она зажимает рот рукой. Ее тошнит чем-то белым в тазик. Кружева ее головного убора тоже попадают в таз. Она икает, рыгает... Первый день с 2 до 4 часов пополудни. Четвертый рисунок. Южная сторона дома. День. Снова сияющий под ярким солнцем сад контрастирует с удушливой атмосферой предыдущей сцены. На заднем плане -дом. На сей раз это южный фасад, на который выходят окна спальни миссис Герберт и музыкальный салон миссис Тэлманн, где она иногда играет на спинете. Именно ее игру негромко слышно в этой и последующих сценах. Заложив руки за спину, слуга смотрит на четырех садовников, разравнивающих гравий на аллее. Они дви110 жутся справа налево, поднимая за собой облако пыли. Появляется Нэвилл. Филип встает слева от него. Комментарий за кадром: - Для рисунка номер 4 от двух до четырех часов пополудни западное крыло дома и примыкающий к нему участок должны быть свободны. Не позволяется ставить здесь лошадей, кареты и другие экипажи, нельзя трогать гравий на дорожках. Нэвилл отдает шляпу слуге и садится за стол. Филип помогает ему устроиться. - Не должно топить печей, дым от коих может быть виден с фасада. Нэвилл хлопает в ладоши, давая знак садовникам прекратить работу. Те подчиняются и уходят. Белый разграфленный лист бумаги. Нэвилл вытирает его пышной белой манжетой правой руки, затем проводит вертикальную линию... Музыка смолкает. Слышно лишь пение птиц. Первый день с 4 до 6 часов пополудни. Пятый рисунок. Парк и холм. День. Мощная музыка. Уголок парка возле рва. Садовник сметает опавшие листья. Через открытую дверь в стене входит Нэвилл с двумя слугами и направляется к маленькому мостику, перекинутому через канал. В сопровождении своего слуги в белокуром парике, Нэвилл приближается к стоящему на траве низкому черному столику. Рядом с ним визирная рамка. Слышна музыка. Мимо проходят слуги. Один слуга везет тележку с цветами в горшках. Нэвилл приникает глазом к визиру, затем уходит вслед за слугами, удаляясь к железным решетчатым воротам в стене. Они идут через лужайку между живой изгородью с одной стороны и рядом цветущих кустов - с другой. Каменный обелиск, каменные шары на столбах, поддерживающих решетку. Филип толкает решетку, собираясь выйти, затем передает свою ношу слуге в черном парике и возвращается. Мистер Нэвилл, в свою очередь собираясь пройти через решетку, торопит: - Поскорее! Филип поспешно семенит, в то время как остальные исчезают за стеной. Вид холма. Вдалеке за деревьями дом. Прямо на земле, на сухой траве, покрывающей вершину холма, расставлены черный стул с прямой плетеной спинкой, складной стульчик, визирная рамка, папка с рисунками на подставке и чемоданчик Нэвилла. Сам Нэвилл взбирается на холм, раздеваясь по дороге. За ним темноволосый слуга несет его одежду и его черный парик. Музыка, пение птиц. Комментарий за кадром: - Для рисунка номер 5 от четырех до шести часов пополудни... Нэвилл освобождается от длинного шарфа из белого полотна, который он обычно носит на шее, завязывая как галстук, и бросает его на подставку папки с рисунками, затем падает на стул. На той же подставке слуга развешивает одежду и парик Нэвилла, пока тот ерошит рукой свои волосы. В глубине кадра появляется человек в белом; вскоре мы узнаем в нем мистера Тэлманна. - ...та часть поместья, где открывается вид с холма, к северу от дома, должна быть свободна от всех членов семьи, домашней прислуги и крестьян. Животные, которые в настоящий момент пасутся на лугу, могут и дальше оставаться там. Нэвилл развязывает жабо. Тэлманн приближается к Нэвиллу справа, Филип, слуга в белокуром парике, -слева. Мистер Тэлманн, приблизившись на расстояние голоса, здоровается: - Добрый день, мистер Нэвилл. Мистер Нэвилл. Мистер Тэлманн! Темноволосый слуга удаляется. Мистер Тэлманн останавливаясь рядом с Нэвиллом: - Хм... Вижу, вы выбрали прелестный пейзаж из тех, что унаследует мой сын. Тэлманн - слева, Нэвилл - в центре, спиной к нам. В руке у Тэлманна высокая трость с золотым набалдашником. Мистер Нэвилл (нелюбезно). Я предпочитаю, по крайней мере сейчас, рассматривать этот пейзаж как собственность мистера Герберта. Гостиная. День. Темный интерьер. Справа - мистер Ноиз в белом манто с широкими рукавами, слева миссис Герберт, тоже в бе

3
{"b":"55692","o":1}