ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Павлик уклоняется от этого вопроса.

- Почему?

- Значит, есть причины.

- Молодец, Оболенский, мудро. Дальше: у Павлика масса дурных знакомств. Хотя бы Мишка Полупанов, который вполне мог быть не только посредником между Павликом и покупателем шпаги, но даже инициатором кражи.

- Вообще он мог действовать и самостоятельно. Разузнать все необходимое через Павлика не составляло труда...

- Но за футляром-то он не приходил. Приходил за ним скорее всего именно Павлик, - уперся Яков.

- Почему? Раз уж Павлик был дома, он мог любому открыть двери. И тому же Мишке. А что мы, собственно, за него уцепились, за Мишку?

- Кандидатура больно подходящая. Не он ли был у профессора под видом одного из музейных работников?

- Вряд ли. Слишком глуп и не интеллигентен. Такой визит насторожил бы профессора. А вот пошарить в его квартире, когда тот был в отъезде, он вполне мог. Надо выяснить, когда они с Пашкой сошлись и какую информацию Полупанов от него получил.

- Действительно, мы с тобой Пашку с Мишкой вертим так и сяк, потому что у нас больше никого нет. Надо шире забирать, особенно среди Пашкиных дружков. Ты продолжай пока работать с семейством Всеволожских и этого горца с рынка на себя возьми. Сколько у нас рынков? Всего-то? На день работы.

- А горцев на рынках? Всего-то на год?

- Суркова в помощь возьми. Он по рынкам большой спец. И машину дам. Берешься?

- А ты что - в отпуск пойдешь?

- Ишь ты, заревновал. Не бойся, мне тоже спать не придется. Списком займусь, что профессор составил. Я думаю сразу из этого списка коллекционеров выделить. Даже если на шпагу не выйду, следы какие-то все равно появятся. Ну, давай! У тебя адрес Пашкиной жены ведь есть? А телефон? Позвонить бы сначала. А может, ее к нам вызвать, да построже? Жена про мужа гораздо больше знает, чем мать про сына, а?

- Не стоит. Я сам съезжу. Она наверняка вечером дома - у нее малыш.

Лена Всеволожская жила в двухэтажном доме с деревянной лестницей. Во дворе - стриженный "под нуль" старый тополь, в подъезде, как положено, темно.

Дверь в квартиру обита, несколько кнопок для звонков, почтовый ящик с распахнутой дверцей.

Я позвонил наугад.

- Здравствуйте, - сказала Лена.

- Я из милиции...

- С Павликом что-то случилось? - испуганно перебила она.

- Нет, нет, я совсем по другому вопросу. Вы позволите войти?

- Вообще-то вы не вовремя: я Алешку укладываю. Подождете? Только не разговаривайте с ним, а то он очень общительный - в отца - и потом до полуночи не угомонится.

Я обещал, и мы вошли в комнату. Здесь был полумрак, только в углу горел торшер над столиком с разложенными на нем учебниками и тетрадями. Знакомый мне мальчуган поднял с подушки голову и открыл рот. Я подмигнул ему и приложил палец к губам. Он послушно и несколько разочарованно улегся.

- Сейчас, - Лена присела рядом с ним на край кровати, - я только сказку ему расскажу.

- Мам, я сам расскажу.

- Ну ладно, только быстренько.

- Про зайчика. Жил-был зайчик. Он был очень смелый и никого не боялся. И мог превращаться во всяких зверей. В тигров и в лягушков.

- В лягушек, - поправила Лена.

- В лягушек. Вот раз пошел он гулять, а навстречу ему - кто?

- Лиса.

- Лиса. И говорит: "Зайчик, а зайчик, я тебя съем, ладно?" Зайчик взял и как превратится в волка! И... убежал от лисы.

- Все?

- Нет. Лиса - за ним. Вот-вот догонит. Тогда зайчик опять превратился в зайчика и спрятался. И лиса его не нашла. Все. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, - Лена нагнулась к нему и что-то спросила шепотом.

- Нет, - ответил Алешка, подумав, - не буду. Завтра, - и отвернулся к стенке, подложил ладошки под щеку.

Лена поцеловала его и подошла ко мне, села.

- Вы не обращайте на меня внимания. Я буду вас слушать и колготки Алешке штопать. Хорошо?

Я вкратце рассказал ей суть дела. О пропаже шпаги она уже знала, но после моего рассказа сильно встревожилась и категорически заявила:

- Паша тут ни при чем. Он слабовольный, разболтанный, легкомысленный, но совершенно честный. Он к любой лжи относится с брезгливостью и очень тяжело переживает, когда с ней сталкивается, а уж чтобы самому совершить нечестный поступок - нет, это невозможно. Его можно обмануть как ребенка, но заставить украсть - никогда.

- Вам виднее, конечно. - Мне надлежало быть абсолютно нейтральным. Скажите, Лена, позавчера вечером он был с вами?

- Нет, - грустно и просто сказала она. - Павлик теперь редко с нами бывает. Я ему запретила приходить домой пьяным, а он в последнее время почти всегда нетрезв. Вчера он ездил к свекрови - отдал ей билеты в кино, а потом...

- А потом?

- Потом пошел к ней домой, она просила его починить розетку.

- Починил?

Она усмехнулась:

- Конечно. Павлик может цветной телевизор починить. Или новый сделать. Что ему розетка? Конечно, починил. Только ругался очень, говорил, как они ухитрились ее испортить! Вообще, он в последнее время очень много ругается. И жалуется: все его обижают, никто не любит, никому не нужен. И с матерью у него испортились отношения.

- Давно?

- Не очень. Мне кажется, у них был какой-то тяжелый разговор. По-моему, относительно ее предстоящего замужества.

- Имеется в виду профессор Пахомов?

- Извините, но я не считаю себя вправе говорить на эту тему. Это слишком близко к сплетне. - Немножко смягчила свой отказ: - Я мало что знаю об этом и у Павлика никогда не спрашивала, но чувствую, что обстановка дома в последнее время какая-то неспокойная, тревожная. Беда какая-то надвигается, а сделать ничего нельзя. И хуже всех приходится Павлику. Я пыталась помочь ему. Знаете, у него очень много приятелей и знакомых, но совсем нет друзей. Все пользуются его добротой, мягкостью, а взамен - ничего. Когда он институт бросил, никто из его группы даже не позвонил. Теперь эта ужасная работа... Этот Полупанов. Глаша правильно его Полупьяным прозвала. Объявился он недавно, впрочем, у Павлика каждый день новые знакомства. А этот прилип к нему, на работу устроил... Павлик, кажется, даже боится его, а порвать с ним не хочет. Или не может. Хотя, по-моему, главные неприятности начались именно с появлением Мишки Полупанова.

- А конкретно?

- Да стоит ли? Это ведь только мои предположения.

- Поймите меня правильно, Лена. Вовсе не праздное любопытство заставляет меня быть назойливым.

Она вздохнула. Чем больше я говорил с ней, тем больше она мне нравилась. Про таких, как Лена, часто говорят: "Уютная, домашняя женщина". Но я увидел в ней и другое: мужество, спокойную уверенность в себе. Такие женщины бывают очень надежными друзьями, гораздо надежнее многих мужчин. На ее глазах хотелось делать что-нибудь хорошее, чтобы она похвалила или радостно засмеялась. Дурак Пашка.

- Ну, хорошо... Недавно у меня был день рождения. Павлик приготовил мне какой-то необыкновенный подарок и, конечно, не утерпел, проговорился. Нет, он не сказал, что именно, но все время таинственно намекал, что такого я еще никогда не получала и не получу...

- И что же это оказалось? - Мне не удалось скрыть тревоги в голосе. И Лена это почувствовала.

- Я так и не узнала. Он пришел в тот вечер весь в слезах... И в крови... Кто-то очень жестоко и умело избил его... И отобрал подарок... Как большой хулиган у маленького мальчишки. А незадолго до этого, не знаю, почему говорю вам это, Павлик здесь, конечно же, не виноват, свекровь жаловалась, что у нее пропали запонки покойного мужа. С какими-то красными камешками. Не очень ценные, но дорогие ей как память.

- Скажите, Лена, а кража у профессора? Мишка уже появился тогда в вашем доме?

- Нет. - Она подумала. - Нет. После этого. Сразу после этого.

Я встал, время уже позднее.

- Спасибо вам, Лена, за важные сведения. Вы не будете в обиде, если я еще раз навещу вас?

- А если я скажу нет? Тогда вы не придете, конечно? Не беспокойтесь, я все понимаю. Заходите. Лучше вечером.

11
{"b":"55710","o":1}