ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Егор Михайлович встал, повозился в углу с магнитофоном.

- Послушайте, ребятки, полезно вам это знать.

И он включил какую-то запись: не то допрос, не то дружеская, доверительная беседа старых знакомых.

"Н е и з в е с т н ы й: Кто навел, клянусь, не знаю. Но первый интерес был не шпага.

Е г о р М и х а й л о в и ч: Зелененькие?

Н е и з в е с т н ы й: Они, проклятые.

Е г о р М и х а й л о в и ч: И что же - Буров сам туда ходил?

Н е и з в е с т н ы й: Ну, Егор Михайлович, я вас глубоко уважаю, а вы надо мной смеетесь... Или у Бурого нет кем рискнуть? Или он рвал когти, чтобы найти себе еще один срок?

Е г о р М и х а й л о в и ч: Кого же он послал?

Н е и з в е с т н ы й: Знаю только, что двое ходили. Сперва законно понюхали и ушли. После... Ну, да вам это известно.

Е г о р М и х а й л о в и ч: Много валюты взяли?

Н е и з в е с т н ы й (с добродушным смешком): Бурый мне отчет на стол не клал. Вы у него сами спросите.

Е г о р М и х а й л о в и ч (задумчиво): Как бы мне его повидать?

Н е и з в е с т н ы й: Обратно вы смеетесь! При вас и кабинет, и машина, и пистолет на боку. Сами вы мужчина отчаянный, да и хлопцы ваши бравые. Одни козыри, словом. А у меня? Ни силенки, ни характера. Но ведь и такая жизнь хозяину мила, верно?"

- Ну, - спросил Егор Михайлович, - что загрустили? Стыдно стало? То-то. Есть и еще один довод: почерк. У профессора валюту смело взяли знали, что он молчать будет. То же и с Оболенским, с его золотишком. Ведь не побежишь жаловаться, Сергей, если они у тебя кошечку отнимут? Как шпагу у Павлика, а? Сдается мне, берет тебя дядя Степа на пушку.

- Или на мушку, - тактично добавил Яков.

- Не бойся, мы тебя в обиду не дадим. Да и не будет он тебе звонить: нет у него шпаги, у нас она. Кажется...

Саша Линев примчался как угорелый.

- О! - сказал он, когда увидел шпагу. - О! - И взял ее в руки. С трепетным восторгом, бережно, как ребенок, получивший давно обещанный подарок, на который уже и не надеялся. - Позвольте! - даже не вскричал, а, я бы сказал, взвизгнул вдруг он и прыгнул со шпагой к окну. - У вас нет лупы?

Егор Михайлович незаметно достал из глубины ящика лупу - ею он также под большим секретом пользовался, когда приходилось разбирать мелкий шрифт. Ветераны сыскного дела, вспоминая минувшее, поговаривали, что с этой, уже тогда допотопной лупой в медном ободке и на деревянной ручке и с маузером на боку отважный комсомолец Егорка пришел в уголовный розыск. Он, правда, не уверял, что на ста шагах попадет из него в подброшенную копейку... но на пятнадцати - даже с левой руки.

- Так, - севшим и каким-то беспощадным голосом говорил Линев. Клинок - спортивный, современный, гравировка не ручная: или в "Детском мире" делали (надпись на подарке), или бормашинкой. Вот эта медалька, которая держит камешек, она от старого сейфа - такими раньше ключевины закрывали, а сам камешек - из перстня или запонки, дешевенький. Змейка из медной трубочки, тоже из "Детского мира" (отдел умелых рук).

- Что ты говоришь, Саша? - не выдержал я.

- Подделка, - равнодушно резюмировал он. - Никаких сомнений. Но подделка отличная. Сделана золотыми руками. Если хотите, я зачитаю вам описание подлинной шпаги? Я нашел его и взял с собой на всякий случай.

Егор Михайлович кивнул.

- Вот: "...лезвие плоское, узкое, сжатого ромбовидного сечения, гравированно с обеих сторон клинка узорами растительного характера. Ближе к рукоятке - девизы... Рукоять рифленого дерева твердой породы... Эфес, оригинального исполнения и тонкой работы, представляет собой медную чашку, обвитую змеей, из пасти которой выходит лезвие клинка... В головку вправлен крупный рубин, мелкие рубины - в глазах змейки..."

- Достаточно, - сказал Егор Михайлович и посмотрел на нас. - Я очень огорчен, ребята, что оказался прав. Возьмите себя в руки. Продолжайте работу.

- Экспертиза нужна? - спросил Яков, дернув щекой.

- Зачем? Вы, - он обратился к Линеву, - дайте нам письменное заключение, хорошо? Будем обязаны. И включите туда описание, пожалуйста. Оболенский, обеспечьте молодому человеку приличные условия для работы. Всего вам доброго, спасибо.

- Егор Михайлович, но шпага есть, она существует, - жалко упорствовал Яков. - Я уверен.

- Откуда такая уверенность?

- По списку Пахомова я встречался со многими людьми. Следов шпаги действительно нет, тут и правда все глухо. Но у меня создалось впечатление, что кто-то параллельно с нами - вы только не ругайтесь, - а, может и немного впереди, тоже ищет эту шпагу. Нет, ничего конкретного. Правда, один коллекционер - он собирает автографы великих людей - сказал мне задумчиво: "И что это их на воробьяниновскую мебель потянуло". И все, больше я от него ничего не добился.

- Черт знает что! Это не расследование, это какие-то скачки с препятствиями, - сказал Егор Михайлович.

- Конкур, - уточнил грамотный Яков.

- Точно, - похвалил его начальник. - Конкур со шпагой. Вот что, даю слово: выиграете скачки, найдете шпагу - усы сбрею. Идет? И очки в открытую носить буду.

- А разве они у вас есть?

- Чтобы разглядеть вас, Щитцов, без очков обойдусь. А уж усы к тому времени наверняка будут. Идите разбирайтесь с Павликом. И выше нос, у вас еще все впереди.

- Дурак я, - искренне сказал Павлик.

- Наконец-то, - вырвалось у меня.

- Да, дурак. Я Ленке подарок хотел сделать. Попросил мать, чтобы показала ей шпагу. Думаю, Ленка в восторге будет. Ну, немножко огорчится, что у нее такой нет. А я ко дню рождения сделаю ей копию, да еще лучше. Так хотелось ее порадовать. Одни ведь ей неприятности от меня. И сделал сами видели. Запонки, правда, спер. Маман все равно бы их не отдала. Тысячи промотала, а копейки считает... И черт меня дернул, когда Мишка шпагу увидел, похвалиться, что она настоящая! Детство какое-то! Ну вот и доигрался, ребеночек!

- Почему же ты сразу не сказал нам все? - спросил я.

- Потому что вы не видели того, который под аркой. Сейчас бы я убил его, а тогда испугался. Ведь я даже не чувствовал, как Мишка бил меня, я видел только глаза... этого... пока не упал. Если б не он, я бы Мишку двумя ударами свалил.

- Да, Паша, это очень опасный преступник. Но он скоро будет задержан. И никогда уже... в общем, ясно?

- Так где же эта чертова шпага? - вдруг взорвался Яков.

- А что ты орешь на меня? - взвился Павлик. Этого уж я совсем не ожидал. - Лысый!

- Где лысый? Где лысый! - завопил Яков, наклоняя голову.

- Брек, - сказал я. - Шпага есть. По крайней мере, Павлик ее видел.

- Видел один раз, даже в руках держал.

- Ничего себе, - усомнился Яков. - Один раз видел и такую копию сделал?

- Я в детстве рисовал. Очень неплохо. Вообще, я талантливый, я все могу.

- Ну раз уж ты такой, помоги нам. Я чувствую, что нам не хватает малого. Одного звена, - сказал Яков. - Что меня настораживает: я за эти дни столько людей перебрал - и никаких следов шпаги. Профессор действительно хотел передать ее в музей, в дар государству?

- Скорее удавится. Это они с маман что-то крутят. На старости лет. Я тут кусок их разговора услышал: они меня не стесняются, за дурачка считают, так что при мне доругивались. Я, конечно, ничего не понял, но одну фразу запомнил... сказать?

- Какую же?

- Маман в позу стала, руки заломила и изрекла: "Николя, не вздумайте хитрить. Имейте в виду, что у вас есть определенные обязанности по отношению ко мне. Я не прощу обмана. Если пожалеете половину, потеряете все..."

- Ну и что это значит?

- Откуда я знаю? Что угодно может значить. Только я почему запомнил: пан профессор позеленел после этих слов.

"А ведь Пашка что-то знает, - подумал я. - Или догадывается".

- Ладно, - сказал Яков. - Дуй домой, приберись как следует (Сережка мне говорил, какой у тебя беспорядок - ужас! - не стыдно?) и езжай за Леной. Она ведь думает, что ты украл шпагу.

15
{"b":"55710","o":1}