ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Майор что-то пробормотал.

– Что?

Он повторил: – Думаешь, что ты очень умный, да?

– Вы не обязаны мне верить. Машины вон там. Ступайте. Бегите к ним.

Медленно, осторожно я сделал следующий шаг и подбодрил его: – Ну, бегите же. Беллус не двигался.

– А ты бы хотел, чтобы я побежал? Я пожал плечами.

– Насытившись, квартиранты осовеют, и мои шансы резко возрастут.

– Чтоб тебя… – выругался он.

– И выглядите вы плохо, и денег у вас нет, – ответил я и сделал еще шаг.

Он насквозь прожигал меня взгядом, кипя от злости. Посмотрев на транспортеры, майор затравленно покосился на деревья. Похоже, он попал в ловушку. Очень неохотно – у него не было выбора – Беллус высоко поднял ногу в тяжелом ботинке и медленно выпрямил ее. Медленно опустил на землю и неспешно перенес на нее вес тела. Его осторожность граничила с истерией.

– Это – просто деревья, – процедил он. – Долбаные деревья.

– И могут в поисках воды и подходящей почвы за неделю покрыть расстояние в пять, а может и шесть, километров. А квартиранты рыщут, кого бы сожрать, в радиусе двух-трех километров от дерева-хозяина. Волочащиеся деревья имеют около тридцати различных симбиотических взаимоотношений, о которых нам известно, но, возможно, их намного больше. Некоторые считают, что деревья образуют шесть разных экологических ниш – в корнях, стволах, ветвях, листьях, кроне и на шлейфе отбросов, который тянется за ними. Вы не знаете, с чем имеете дело. На Земле нет ничего, хоть отдаленно похожего. Слышали когда-нибудь об армейских пауках?

Беллус промолчал.

– Они могут вырасти до размеров вашей ноги. Представьте себе стаю гигантских красных тарантулов, только потолще, пострашнее и поголоднее. Эти восьминогие вампиры прядут огромные паутины из очень клейкого шелка. Малейшее прикосновение – и на вас обрушится целый выводок. Их яд парализует, но не убьет. – Я медленно шагнул. – Вы не потеряете сознания, пока они будут высасывать ваши внутренности.

– Эти пауки живут на волочащихся деревьях?

– Иногда. Мы считаем, что это вроде временного брака по расчету. Пауки выжидают, когда сформируется более подходящая среда обитания. – Я добавил: – Но пауки не самое страшное. С ними никто не уживается, поэтому мы зовем их оппортунистами. Обычно же волочащееся дерево тащит с собой целый мешок проблем – тут и вампиры, и предсмертные духи, и масса других мелких хищников. Иногда они действуют сообща, – бодро продолжал я. – Вампиры приходят на смену духам. Они ждут, когда духи кого-нибудь повалят, и потом тоже начинают насыщаться. Прежде они охотились на телят, а в этом году мы получаем все больше и больше сообщений о нападениях на взрослый скот. Зрелище приятным не назовешь. Мы проводили эксперименты с защитными костюмами и наноблохами, однако… – Я пожал плечами. – По-прежнему идет падеж скота. Вы когда-нибудь слышали, как кричит лошадь? Или корова?

Майор издал непередаваемый звук. Я понюхал воздух.

– Что? – спросил он.

– Ну, я уже пытался объяснить. Запах означает, что рядом есть горпы.

– Да? Вы вроде бы говорили, что они не опасны.

– И да и нет. Они похожи на адвокатов: не опасны, пока спокойны.

– Насколько опасны эти… горпы?

– Все зависит от того, насколько они голодны. В основном они следуют за волочащимися деревьями. Они любят кормиться отбросами квартирантов. Там, где вы заметите одного, скорее всего обнаружатся и другие. Эти горпы как бы заторможены. Иной раз они начинают жрать, не замечая, что пища еще жива. Они соображают медленно. Попасть в их лапы не сулит ничего хорошего. Не хочу вас пугать, но похоже, наши соседи голодны. Принюхайтесь. Здесь целый выводок горпов. Странно, что мы их еще не увидели. Несомненно, они услышали моторы. Когда они охотятся, то держатся стаями и находят ползучие нервы по вибрации. Хотите знать еще что-нибудь?

Майор Беллус снова опасно побледнел и отрицательно мотнул головой.

Тем не менее я продолжил: – Я думаю, что из квартирантов более всего нам следует опасаться прыгунов и мясных пчел.

Помимо воли майор переспросил: – Прыгунов?

– Гномиков. Малюсеньких таких созданий, похожих на обезьянок. Таких маленьких, что они могут уместиться на ладони. Только милыми их не назовешь. У них потусторонняя внешность: большие ступни, большие уши, непропорционально крупные кисти с когтями и голова. А тельце крошечное. Конечности короткие, как обрубки. У них есть лица, похожие – я даже не знаю – на морду бульдога, что ли; они настолько уродливы и нелепы, что напоминают маленьких горгулий. Каждый в отдельности безобиден, его легко убить. Они питаются личинками насекомых, мышами, ягодами, орехами, листьями – что подвернется. Они теплокровны, но откладывают маленькие кожистые яйца – по сотне зараз. За сезон один набор родителей может оставить тысячи потомков. К счастью, они не делают гнезд и не охраняют свои яйца, так что большую часть молоди поедают, едва она вылупится. Нормальное явление.

Однако если они живут в волочащихся деревьях, хищникам не так легко добраться до яиц, и семьи быстро разрастаются. Очень скоро появляется рой из тысяч, а иногда и сотен тысяч членов – все они голодны, постоянно голодны. Мы считаем, что именно голод изменяет и В поисках пищи гномы превращаются… я не знаю, как описать их. В чем-то они похожи на людей – сливаясь с толпой, вполне уравновешенный человек способен превратиться в монстра. Когда прыгуны роятся, их обу-ревает свирепость стаи обезумевших пираний. Я все ду-маю: не они ли убили того червя, что мы видели? Воз-можно, на этих деревьях есть их гнезда.

– Существуют еще мясные пчелы, – жизнерадостно продолжал я. Взгляд майора слегка остекленел, но я продолжал гнуть свою линию. – Мясные пчелы напоминают шмелей. Они живут в кронах деревьев и кор мятся в основном насекомыми, но как только побли зости появляется падаль, они роятся. Эти существа вы-деляют едкий красный сироп с поистине дьявольским запахом; сироп имеет то же предназначение, что и мед. Его можно есть – если возникнет такая необходимость, – но мне кажется, что большинство людей предпочтут умереть с голоду, нежели проглотить вторую порцию этого зелья.

Плюс к этому – правда, я не уверен, что они есть здесь, – мы наблюдали вылеты лентецов. Они похожи на кусочки ленты, дрейфующие в воздухе, как конфетти или серпантин, – очень яркие, живописные, привлекательные… и смертельно опасные. Они садятся на вас, опутывают и с аппетитом сосут вашу кровь. Они лишают вас зрения, забивают дыхательные проходы, проникают в каждое отверстие в теле, прокалывают кожу и сосут. Существует несколько разновидностей. Лентецы– подвязки слишком малы, чтобы в одиночку причинить вам вред, они чем-то похожи на пиявок и роятся только в период спаривания, но и они способны убивать крупный рогатый скот, так что не надо их недооценивать. Потом есть лентецы-удавы. Мелкие напоминают провода в серебристой полиэфирной оплетке, а крупные похожи на телефонный шнур. Они очень красивы, переливаясь на свету, – словно фейерверк. Но в то же время лентецы ужасно твердые – их практически невозможно раздавить.

– Между прочим, именно их, думаю, следует опасаться больше всего. – Я сделал паузу и, обернувшись, посмотрел на деревья. – Видите, вон те серебристые листья беспокоят меня. Я думаю… Я думаю, они ждут, когда переменится ветер. – И предупредил Беллуса: – Не вздумайте снова падать в обморок.

Он не упал, но был чертовски близок к этому – уже по-настоящему. Я сгреб его за воротник и притянул вплотную к себе.

– Мне наплевать, откуда вы. Наплевать на ваше задание. Наплевать, что вы думаете обо мне. Это больше не Земля. Это – Хторр, и ему тоже плевать – не меньше, чем мне. Либо вы едок, либо жратва. Хотите умереть? Я брошу вас и даже не обернусь.

– Нет, пожалуйста… – задохнулся майор. Это было хуже, чем просто отчаяние. Он был жалок. – Я не хочу умирать. – Он с трудом выдавил первые слова, зато остальные полились вместе с неуправляемым потоком рыданий. – О, ради бога, пожалуйста, я не хочу умирать. Вытащите меня отсюда. – По его лицу бежали слезы, – Просто скажите, что я должен делать, и я сделаю.

11
{"b":"55713","o":1}