ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

5 ЖЕНЩИНА ПРЕЗИДЕНТА

Не важно, кто победил, а кто проиграл – важно, кто в этом виноват.

Соломон Краткий

Лиз не нужно было произносить ни слова. Все было видно по ее лицу.

Когда она вошла, я лежал в ванной, включив подводный массаж на максимум, так что поверхность воды превратилась в пенящуюся гору. Меня почти не было видно, но, увидев выражение лица Лизард, я погрузился в воду с головой.

Это не помогло. Она схватила меня за волосы и выдернула.

Потом поцеловала. Крепко. Но как только я почувствовал вдохновение, Лиз отстранилась.

– Эй, почему ты остановилась? – Я обрызгал водой ее мундир.

– Потому что я так зла на тебя, что могу ненароком удавить.

– Тогда почему поцеловала?

– Потому что люблю тебя – и не хочу, чтобы ты забывал об этом. А сейчас я готова задать тебе чертей.

Лиз начала стягивать с себя одежду.

Я смотрел на нее с нескрываемым интересом.

– Если черти выглядят так, то я выбираю преисподнюю.

– Я еще не начала, – предупредила она. – И ты тоже подожди.

Она шлепнула меня по руке и шагнула в ванну. Я сел, чтобы освободить для нее место.

– Выключи эти пузыри, – приказала она. Несколько секунд мы молчали. Ей нужно было время, чтобы выйти из образа генерала Тирелли, а мне было нужно… насладиться зрелищем. Очень много хороших слов можно сказать о прекрасном умном рыжике без всякой одежды, только вот беда: одни слова до сих пор считаются непристойными, а другие политически неверными. Пришлось удовольствоваться сладострастными мыслями.

Какая-то часть меня беспокоилась о чертях, которых она собиралась мне задать, – но я странным образом никак не мог собраться с силами. Наверное, мне было слишком хорошо, наверное, я был слишком доволен собой. Меня охватило странное чувство. На модулирующей тренировке Форман называл его состоянием абсолютного умиротворения – когда кажется, что все в порядке, что Вселенная и все в ней устроено так, как надо.

«Вселенная совершенна, – говорил тогда Форман. – Ей не важно, что о ней думает каждый из вас. Как только вы соглашаетесь, что весь механизм работает так, как полагается, вы сразу начинаете избавляться от всего лишнего, что сводит вас с ума. Жизнь в состоянии умиротворения позволяет оперировать во Вселенной, избегая вступления с ней в спор*».

Когда он сказал об этом впервые, я не уловил в его словах никакого смысла. Да, и до сих пор бывали моменты, когда я это не воспринимал, но, как только доводилось хоть ненадолго испытать это чувство, я начинал все понимать. Трудно представить, сколько я потратил времени, споря с реальностью. Но надо постоянно учиться принимать вещи такими, какие они есть, и тогда появляется возможность заниматься настоящей работой.

Как бы то ни было, но по поводу бедного майора Бел-луса я по-прежнему испытывал удовлетворение. Я поступил правильно и не собирался оправдываться. И кроме того, поцелуй Лиз был важным знаком; она явно хотела сказать: «Не злись на меня».

Даже если она и сотрет меня в порошок, она все равно останется единственным человеком на Земле, который может это сделать – потому что я люблю ее. Лучше умереть, чем потерять ее. Иной раз мысль о том, что Лиз любит меня, не давала мне развалиться на куски. Она призналась, что порой испытывает такое же чувство.

Несмотря на ее подчеркнутую жесткость для всего остального мира, несмотря на вызывающую демонстрацию своей значительности, над которой я любил подшучивать, мы оба знали, как мы на самом деле ранимы. Лиз знала почти обо всем, что пришлось пережить мне. А я знал кое-что из того, через что прошла она. Ерунда, что такие вещи закаляют. Это не совсем так – просто ты учишься идти дальше, даже когда кровь из душевных ран все еще капает на пол. Большая часть из того, что мы делали вместе, позволяла нам зажимать раны друг другу и продолжать делать свое дело.

Если бы я хотел поволноваться, то мог бы завязать хороший узел напряженности, а если при этом еще и постараться, то можно взвинтить себя по– настоящему. Потом, когда она довела бы меня до слез, мы могли бы поспорить. Мы ругались бы и орали друг на друга добрых минут двадцать или тридцать – следя, кто сломается первым. Это была игра. Потом победитель должен был успокоить побежденного, побежденный занялся бы любовью с победителем. Забавная игра, независимо от того, победишь ты или проиграешь.

И соблазнительная к тому же.

Или… что, если не спросить, просто удариться в слезы и сразу перейти к извинениям? Это тоже помогало. Тогда ей пришлось бы обнять меня и успокаивать, а через какое-то время мы занялись бы любовью, и это было бы фантастическое ощущение, а после, когда мы оба почувствовали бы себя лучше, она по-матерински смотрела бы на меня, а я, сонный и смущенный, просил бы прощения за то, что я такой дурак. И она снова успокаивала бы меня, а потом мы, возможно, опять занялись бы любовью. Сработал бы любой вариант, не важно какой.

Я окинул ее взглядом, и выражение лица, должно быть, выдало мои мысли. Или, может быть, передо мной сидел неодушевленный маленький розовый остров, который сразу перешел к делу.

– Забудь об этом, дорогой. Сначала – разговор.

– А, черт. Неужели нельзя просто извиниться за все грехи и сразу перейти к искуплению?

– Нет, нельзя. Прежде я скажу тебе то, что должна сказать. – Вид у нее был серьезный. – Мне жаль, но это приказ президента.

– Бульк. – Я снова ушел под воду. – Ладно…

– Итак, начну с хороших новостей. Ты выбрал самое лучшее время: на Восточном побережье обед, на Западном – дневная зрительская аудитория. Гавайи ты захватил перед ленчем. Австралия получила твое представление к завтраку. Общий рейтинг был очень даже ничего, так что тебе полагается кругленькая сумма за маленький боевик. Давно мы так не смеялись на этой войне.

– Э… правда? Как я выглядел?

– Неплохо. Ты действительно растешь. Модулирующая тренировка сильно тебя изменила. Ты был очень убедителен. Я чуть сама не поверила. Но я читала инструкции, поэтому разобралась лучше твоего майора, однако ты обдурил-таки парочку деятелей из Объединенного Комитета.

– Да? Ты была в Объединенном Комитете начальников штабов?

Лиз небрежно кивнула.

– Вводила их в курс дела по бразильской ситуации. Передай мне шампунь. Спасибо. – Через несколько секунд она добавила: – Все согласились, что зрелище потрясающее. Особенно финальная сцена. Великая финальная сцена. Ты войдешь во все учебники для офицеров. – Она выдавила немного шампуня. – Мне показалось, что тебя все это сильно забавляло. Правда?

Ее похвалы слегка затянулись и выглядели чересчур неумеренными.

– Ладно, – прервал я ее. – Это упражнение ты выполнила. Теперь переходи к плохим новостям.

– Плохим? – Лиз долго и с наслаждением намыливала волосы, не обращая на меня внимания. Я начал ощущать неуверенность, и сильную. Наконец она взглянула на меня сквозь хлопья пены. – Плохие новости заключаются в том, что это политическая катастрофа.

– Насколько серьезная?

– Хуже некуда. – Она ополоснула волосы, тряхнув головой, откинула мокрые пряди с глаз и пояснила: – Граждане Квебека очень чувствительны к оскорблениям. Канадская Конфедерация скорее всего согласится с ними. Мексиканцы тоже не испытывают счастья. Президент весь вечер получает ноты. Она не просто рассержена. Все это перерастает в грандиозный дипломатический скандал.

– Подробнее можно? – попросил я. – А то сейчас я немного тупее, чем обычно.

– Квебекцы чувствуют себя отодвинутыми. Мы пользуемся их ресурсами, а славу побед оставляем себе.

– Они жаждут славы? Могу уступить им свою долю.

Проигнорировав мое замечание, Лиз продолжала: – Мы хотели… продемонстрировать их значимость. Хотели показать, что без них просто не обойтись при военных операциях. Ну, инсценировать что-нибудь такое, что хорошо выглядело бы в вечерних новостях. Для этого к твоей операции прикомандировали майора Беллуса; предполагалось показать его с наилучшей стороны – ведь он любимчик премьер-министра. Это помогло бы им на выборах в следующем месяце. Мы считали, что ты убережешь этого майора от любой беды. Легкое приятное задание – и не должно случиться ничего плохого, плохого, плохого… – Лиз покачала головой и вздохнула. – Если ты так уж хотел шума, почему просто не швырнул гранату в Палату представителей? По крайней мере, получил бы за это медаль.

13
{"b":"55713","o":1}