ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

43 ДАННЕНФЕЛЗЕР

Карма курицы – нестись.

Соломон Краткий

Я моментально набрал хьюстонский номер. Существовал только один человек, который мог дать мне то, что было мне нужно позарез. Но для этого мне предстояло сделать самую тяжелую в жизни вещь. Он ответил после третьего гудка.

– Данненфелзер слушает.

– Рэнди, – сказал я.

Даже по телефону я почувствовал, как он напрягся.

– Чего вы хотите? – спросил он замороженным тоном.

– Я хочу дать тебе возможность поквитаться со мной. Можно мне попросить тебя кое о чем? Если ты откажешь, это будет самое худшее, что случалось со мной. Если ты скажешь «нет», этим ты уничтожишь меня.

– Довольно заговаривать мне зубы. Задавайте свой вопрос.

– Лиз Тирелли пропала.

– Знаю. Генерал Уэйнрайт весьма озабочен этим.

– Трудно поверить…

– Все их разногласия – хотя они и были довольно серьезными – сейчас не играют никакой роли. Генерал Тиредли – блестящий офицер. У нее есть свои слабости, – многозначительно добавил он, – но ее воля перевешивала все остальное.

– Она жива, – сказал я. – Я говорил с ней по телефону и знаю, где она находится. Где должна находиться. Но у меня сломано колено. Я не могу ничего сделать.

– Ну и что же вам от меня нужно?

– Ты координируешь спасательную операцию, не так ли?

– Мое дело – только информация.

– Но тиграми управляет твой отдел, верно?

– У нас тут две смены по двенадцать операторов, управляющих тиграми. Мы патрулируем границу по периметру всего лагеря.

– Мне нужен один тигр.

Надо отдать ему должное, он не выказал удивления.

– Для чего? – лишь спросил.

– С его помощью я хочу найти Лиз. Тигр пройдет там, где не сможет пройти никто.

– Тигры нужны для обеспечения безопасности, – сказал он. – Если я сниму хоть одного, пострадают все.

– Не бросай трубку, пожалуйста…

– До сих пор я ее не бросил.

– Я бы не обвинил тебя, если б ты это сделал. Возможно, я это заслужил. Но Лиз Тирелли не должна страдать из-за моего самомнения.

Это его остановило. Но только на мгновение.

– Что еще под этим кроется, Маккарти?

– Я люблю ее больше самой жизни.

Никогда бы не поверил, что могу сказать об этом Рэнди Данненфелзеру, но мне пришлось. А что еще более удивительно, я сказал это спокойно.

Он не отвечал.

– Пожалуйста, дай мне тигра – всего на несколько часов. Позволь мне найти ее.

Он по-прежнему молчал. Интересно, о чем он думает? Я терялся в догадках.

– Жизнью буду тебе обязан… – быстро заверил я. – Обещаю, что больше никогда не побеспокою тебя…

– Никаких сделок, – наконец ответил он. – Я не могу пойти на это, а вы не сможете сдержать свое слово. Мы слишком мало уважаем друг друга, чтобы заключать подобные соглашения.

– Рэнди…

– Подождите минуту, идиот. Я еще не закончил. Вы получите своего тигра.

– Да?

– Но это не имеет ничего общего ни с вами, ни со мной. Это никак не связано даже с тем, что вы ее любите. Просто это разумно.

– О господи! Спасибо, Рэнди.

– Не благодарите меня. Не смейте. И даже не думайте, что я делаю это из какого-то чувства к вам или вашему генералу. А самое главное, не вздумайте когда-нибудь напомнить мне об этом. Скоро у одного из тигров выйдет из строя летический интеллект. Чтобы найти причину поломки, понадобится примерно шесть часов. Это самый большой срок, на который я могу, не нарушая безопасности, вывести его из цепи, хотя у нас все равно образуется блуждающая дыра. А теперь давайте код вашего терминала.

– Ох, ну и дерьмо, – выругался я.

– У вас нет терминала?

– Точно. Наступило молчание.

– Рэнди, подожди минуту.

Мой мозг работал на полных оборотах.

– И вы не можете достать его, я правильно вас понял?

– Мне даже этот телефон пришлось украсть, Рэнди… Он вздохнул. Громко.

– Маккарти, вы просто невыносимый человек. Снова наступила пауза. Я не представлял, что может взбрести ему в голову. Насколько я знал Рэнди, он запросто способен похерить всю идею. Наконец он сказал: – У меня появилась одна мысль. Только не знаю, получится ли. Вы останетесь на этом номере?

– Я никуда не двинусь.

– Я перезвоню вам.

– Рэнди, спасибо.

– Я пока еще ничего не сделал. А если бы и сделал, то в ваших благодарностях не нуждаюсь.

– Ты действительно так сердит на меня?

– У вас есть возражения?

– Ты выше мелкой мести? – с надеждой предположил я.

Он немного подумал.

– Не в этом дело. У меня как раз подходящий рост для мелкой мести. На самом деле то, что я сейчас делаю, ничего не меняет в наших отношениях. Когда ее найдут, все останется по-прежнему.

И Данненфелзер отключился.

Спустя двадцать минут в палатку бурей ворвалась доктор Шрайбер и, протянув руку, щелкнула пальцами.

– Отлично, где он?

– Что – где? – переспросил я.

– Проклятый телефон.

Я попытался прикинуться идиотом.

– Проклятый телефон? Вы же не дали мне его. Но это не помогло.

– Я знаю, что у вас есть телефон. Мне известно, что вы получили его от этого маленького педика Шона. Мне также известно, что вы звонили Данненфелзеру. Вы, голубые, думаете, что вам все позволено, да?

Неужели я выглядел так же, когда говорил подобные вещи? Неожиданно меня охватила острая ненависть к Шрайбер. Неожиданно стало стыдно за себя. Неожиданно захотелось убить ее.

– Телефон! – повторила она.

– Катись к дьяволу.

– Только после тебя, альфонс, – заявила она, воткнув мне в руку инжектор. Я потерял сознание так быстро, что даже не успел сказать, что я о ней думаю.

В самой большой и наиболее населенной центральной зоне мандалы наши датчики обнаружили, что почти все главные спиральные туннели ведут вниз к очень большим камерам, заполненным густой органической жидкостью.

Чем старше камера, тем она больше и тем гуще содержащаяся в ней жидкость. Темная и вязкая, по внешнему виду и консистенции она, как правило, похожа на машинное масло, хотя в отдельных случаях обнаруживалась жидкость, напоминающая патоку или даже смолу. Несомненно, что эти камеры и их сиропообразное содержимое предназначены для отдыха гастропод, вырастающих до таких размеров, что они утрачивают способность передвигаться[19].

Эти камеры-резервуары явно служат «усыпальницами» для старейших членов хторранской семьи. Когда масса червя достигает трех-четырех тонн, животное перестает двигаться и превращается в неподвижную глыбу голодного пудинга. Когда гастропода приближается к этому порогу, то обычное передвижение требует от нее таких энергетических затрат, что потребляемая пища их не покрывает. Поэтому животное уходит «на отдых» в свободную камеру-резервуар. Жидкость создает плавучесть и обеспечивает питательными веществами, позволяя гастроподе прожить еще некоторое время.

Во время периода «отдыха» за старой гастроподой ухаживают более мелкие и молодые члены семьи. Старики издают неумолкаемую рокочущую мелодию, которая служит камертоном для всей семьи и, возможно, для всех остальных существ, живущих в гнезде.

Хотя данные наших наблюдении ограничены, мы считаем, что, когда гастропода умирает, сироп в камере трансформируется, равно как и многие живущие в нем микроорганизмы. Различные мелкие существа, обитающие в нем, даже начинают роиться. А в результате происходит разложение тела мертвой гастроподы до соединений, которые могут быть снова использованы организмами, для которых мандала является организмом-хозяином.

Вход в камеру на время закрывается, так как процесс разложения трупа, по всей видимости, довольно вреден и может заразить другие части гнезда.

«Красная книга» (Выпуск 22. 19A)

44 ДУАЙН

Почтальон может потерять что угодно, кроме работы.

Соломон Краткий
вернуться

19

Что дало повод шутникам, специализирующимся на черном юморе, назвать эти камеры хторранским хосписом. (Прим. авт.)

139
{"b":"55713","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Замуж назло любовнику
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Замуж срочно!
Подсознание может все!
Скандал с Модильяни
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Курс исполнения желаний. Даже если вы не верите в магию и волшебство
Выбери себя!
Квантовый воин: сознание будущего
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2