ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Итак, я хранил молчание и странные сны про себя. И гадал, что же такое безуспешно пыталось поведать мое подсознание.

Так являются эти бездумные слизни детенышами червей или нет? У меня никак не складывалась цельная картина. Я не мог найти логику. Меня глодала мысль, что здесь кроется что-то страшно важное. Я не находил себе места, уверенный, что должен это видеть, но никак не могу. На руках была половина головоломки – и ничего, чтобы приставить к ней. Как я ни вглядывался, ничего разглядеть не удавалось.

Мне показалось, что Зигель что-то говорит.

– А? Что? Прости.

– Я спросил, о чем вы задумались?

– О, э… так, о ерунде. – Я быстро нашелся: – Просто я думал, что мы, по всей видимости, близки к тому, чтобы отхватить за эту штуку одну из умопомрачительных премий.

– Разве это ерунда? – удивился Зигель. Я ухватился за тему: – На что ты собираешься потратить свою долю?

– Придумаю что-нибудь. Например, куплю чашку кофе и буду просто сидеть и целый день его нюхать.

– Кофе? – спросила Уиллиг. – А что такое кофе?

– Это похоже на коричневую бурду, только пе так противно.

– Я помню кофе. – Но я тут же пожалел об этом. Слишком отчетливо вспомнился горячий ароматный запах. – О господи! Я могу убить за чашку настоящего кофе. Даже растворимого.

– Я тоже, – согласился Зигель.

Рейли пробормотал сверху нечто малоинтеллигентное, но это тоже звучало как согласие.

– Интересно, на какую низость вы способны ради чашки кофе? – поинтересовалась Уиллиг.

– Мы фантазируем, или у вас есть кто-то на примете?

– Данненфелзер.

– Шутите!

– Он заправляет личным буфетом генерала Уэйн-райта.

– Предложите мне свежую клубнику и копченого лосося из Новой Шотландии, и я подумаю, не согласиться ли… – начал я, но, содрогнувшись, оборвал себя. – Нет, забудьте, что я сказал. Если я когда-нибудь дойду до такого отчаяния, то приказываю вогнать мне пулю в мозги, ибо пользы человечеству уже не принесу.

– Соблаговолите оформить это письменно.

– Не надо так спешить.

– Эй, это правда, насчет Данненфелзера? Отчего таким отбросам всегда достается самый большой кусок пирога?

– Потому что хорошие люди слишком уважают себя, чтобы обманывать товарищей, – пояснил я.

– Ах да, я и забыл. Спасибо за напоминание.

– Всегда к твоим услугам.

– Капитан! – Да?

– Я насчет гнезда – это действительно важно?

– Думаю, что да. Думаю, это – то, как они попали сюда.

Согласно документам, первая волна эпидемий унесла по меньшей мере три миллиарда человеческих жизней. Точную цифру мы никогда не узнаем.

Также следует отметить, что вторичные и третичные волны заболеваний в совокупности с множеством эффектов, сопутствующих массовой смертности, вызовут еще два миллиарда смертей. Численность выжившего человечества в конечном итоге может стабилизироваться на уровне трех с половиной миллиардов. Любые другие прогнозы представляются нам ненадежными.

 «Красная книга» (Выпуск 22. 19А)

19 СЕМЕНА И ЯЙЦА

Третий глаз не нуждается в контактной линзе.

Соломон Краткий

На минуту воцарилось молчание. Наконец Зигель тихо попросил: – Объясните, босс.

– Насчет деталей полной уверенности у меня нет, – сказал я, – но могу поспорить на усохшие яички Рэнди Данненфелзера, что вся эта штука – своего рода матка-инкубатор. Мы никогда не видели ни космических кораблей, ни каких-либо свидетельств их прилета – ни очевидцев, ни следов посадки. Вообще ничего. Мы не могли понять, откуда они взялись, верно? Все ломали голову над одним тем же вопросом: как началось заражение?

– Они сбросили споры из космоса, – сказал Зигель. – Так говорит доктор Зимф.

– И да и нет. Беда этой теории заключается в том, что она неправдоподобна. Мы пытались моделировать заброску семян из космоса. Если пакет был слишком мал, он сгорал при входе в плотные слои атмосферы. Даже при хорошей изоляции он все равно сгорит, только времени на это уйдет чуть больше. А чтобы благополучно достигнуть Земли, он должен иметь такие размеры, что обязательно останется кратер. В сотнях испытаний – и настоящих и виртуальных – погибали все семена, кроме самых простейших, и все яйцеклетки. Перегрузки были чрезмерными, удар – слишком сильным. Денверские лаборатории бились над этим три года, прежде чем махнули рукой и занялись более насущными делами. Понимаешь, проблема заключается в следующем. Предположим, что ты задался целью хторроформировать какую-нибудь планету. Позаботиться о благополучном приземлении каждого растения и животного в отдельности ты не можешь, это займет слишком много времени. Ты должен думать о главной цели. Следовательно, твоя задача – доставить туда генофонд твоей экологии, правильно?

– Правильно, наверное.

– Отлично. Мы с тобой люди, поэтому оперируем понятиями семян и яйцеклеток. Но хторране не обязаны думать так же. Поэтому давай думать о генетическом коде, как таковом. По сути, только в нем ты и заинтересован. Ты можешь извлечь голый код из клетки и хранить его в метавирусной цепочке. Итак, теперь ты имеешь исходную информацию, но как доставить код на поверхность планеты? Можно сбросить пакет, который выдержит температуру спуска и даже удар при приземлении. Но и в этом случае тебе необходима какая-нибудь среда, в которой код может порождать живые существа; таким образом, ты снова возвращаешься к семенам и яйцеклеткам, правильно? Видишь ли, главная проблема с семенами и яйцеклетками – особенно яйцеклетками – заключается в том, что чем сложнее устроено взрослое существо, тем нежнее его яйцеклетка и тем больше питательных веществ необходимо ей для развития, не говоря уже о проблеме с питанием молоди. Все то, что ты можешь придумать для обеспечения сохранности яйца и питания вылупившейся из него молоди, будь то естественные или технические средства, окажется еще более сложным и менее устойчивым, чем сам организм, ради которого все и затеяно.

Посуди сам. Как послать яйца тысяченожек на расстояние в десять или двадцать световых лет да еще обеспечить их выживание? Каким образом доставить их на поверхность планеты? Как гарантировать, что яйцо получит должное питание и должную защиту в надлежащем гнезде и в течение всего времени, необходимого для его созревания? Как ты можешь быть уверен, что для тысяченожки найдется подходящая пища и она проживет достаточно долго, чтобы достичь половозрелости и произвести на свет других тысяченожек? Но ведь это только один вид, а мы описали уже сотни хторранских существ. Как можно заранее учесть такие разные нужды? Кроликосо-баки, гнусавчики, горпы, рыба-энтерпрайз – какое приспособление необходимо, чтобы вырастить их всех? Зигель пожал плечами.

– Не знаю. Я никогда раньше не задумывался над этим.

– А ответ таков, – сказал я. – По крайней мере, большая его часть. Доктор Зимф была права: хторране засевают нашу планету из космоса. Но не обычными семенами и яйцеклетками. Они забрасывают семена волочащихся деревьев. Ты видел когда-нибудь маму-семя волочащегося дерева? Оно большое и похоже на ананас. Когда его разрежешь, видно, что наружная скорлупа состоит из множества сетчатых, напоминающих марлю слоев. Можно потратить всю жизнь, обдирая их. Внутренняя скорлупа семени волочащегося дерева заполнена еще большим количеством слоев из того же волокнистого материала, только толще и тверже. Под микроскопом можно увидеть, что он состоит из тысяч и тысяч крошечных ячеек, не совсем клеток, но и неклетками их назвать нельзя; они не растут и вообще не делают ничего. Мы никак не могли объяснить предназначение внутренних слоев – то ли это запасы пищи, то ли амортизатор, то ли изоляция, то ли еще что-нибудь, – но теперь, держу пари, я знаю. Те маленькие ячейки – сублимированные ядра всех остальных существ их экологии.

Видишь ли, семя волочащегося дерева – одна из немногих вещей, которую можно сбросить из космоса и с достаточной вероятностью ожидать, что оно это выдержит. Семя будет сбрасывать наружную кожу слой за слоем, как плавучие якоря или концентрические парашюты, тормозящие падение. Могу поспорить, что семена из космоса имеют еще более толстую облочку, чем семена волочащихся деревьев, выросших на Земле. Но как бы то ни было, мама-семя падает, верно? Если условия подходящие, оно прорастает волочащимся кустом, потом – деревом. Оно разносит свои собственные семена и дает начало другим деревьям, и довольно скоро появляется роща волочащихся деревьев, кочующая по округе. Что они ищут? Место с оптимальным сочетанием солнечного света, воды и почвы и, может быть, даже легкой добычи для квартирантов. Роща волочащихся деревьев выбирает место, отдельные деревья пускают корни, они объединяются и начинают копать или выращивать большую центральную камеру под землей. Должен же быть какой-то механизм, какое-нибудь существо, или процесс, или что-нибудь еще.

42
{"b":"55713","o":1}