ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я видел фотографии, мультипликационные ролики, я даже побывал в моделируемых реальностях, но что есть, то есть – ни один тренажер не может подготовить человека к восприятию зрелища такого масштаба. Мы снижались над «Иеронимом Босхом», а пурпурная громада все разрасталась и разрасталась, пока мой мозг не отказался верить, что на свете существует предмет таких размеров: шириной с футбольное поле и в три раза больше длиной.

Он напоминал грозовое облако, прилегшее на землю отдохнуть.

А потом шасси вертушки ударилось о посадочную полосу, и я завороженно уставился на него снизу вверх. Мы катились и катились, а он по-прежнему нависал над нами, алый гигант под оранжевым заходящим солнцем. Наконец вертушка остановилась у носа огромного корабля. Он был по меньшей мере в километре отсюда, но все равно целиком заслонял собой все. Я неохотно оторвался от иллюминатора, и то лишь после того, как дверца вертолета распахнулась, впустив внутрь влажную жару тропиков. Я стал пробираться к выходу следом за остальными шестью пассажирами.

С высоты наступающие желтые сумерки казались прозрачными и морозными. Но сейчас, ступив с трапа в сырую раскаленную печь, я понял, насколько обманчив вид. Нездоровая экваториальная атмосфера обрушилась всем своим весом на мои легкие, и я поник под яростным натиском горячего влажного воздуха. Пот полился ручьями еще до того, как я понял, до чего же жарко. Оставалось надеяться, что автобус аэропорта оснащен кондиционерами. Должен же здесь быть автобус! Я вытер лоб тыль-. ной стороной ладони; она стала мокрой. Может быть, лучше встать в тени вертушки? Я проглядел все глаза, но вплоть до горизонта не было видно ни одной живой души. Опять при планировании кто-то что-то недосмотрел.

Я не знал, что делать. Идти в здание аэропорта и отметиться или отправляться прямо к «Босху»? Складывалось впечатление, что мы оказались за несколько километров от чего бы то ни было. Однако пока я стоял, нахмурившись и щурясь от яркого света, позади раздался хриплый гудок. Обернувшись, я увидел обшарпанный старый некрашеный джип, который, подскакивая на кочках, мчался к нам по траве между двумя взлетно-посадочными полосами. Им лихо управляла чернокожая девчонка с вытаращенными сумасшедшими глазами. Она резко затормозила, джип подпрыгнул и юзом заскользил по влажной глине. На вид девчонке было не больше двенадцати лет, и я почему-то подумал о Холли. Ей тоже было бы сейчас двенадцать.

– Кто здесь Маккарти? – крикнула девчонка. Я поднял руку.

– Поехали, – приказала она. – Вас ждут.

Попутчики с интересом посмотрели на меня. Не обращая на них внимания, я забросил рюкзак за спинку заднего сиденья джипа.

– Для тебя я капитан Маккарти, – поправил я. Она ухмыльнулась.

– Прости, дружок, но я не из вашей армии. Просто такси. Залезай.

Пожав плечами, я сел на переднее сиденье.

– – Ты не хочешь захватить еще кого-нибудь? – Я показал большим пальцем на пассажиров, оставшихся возле маленького вертолета.

– Не-а.

Она так резко крутанула руль, что мы едва не вывалились на траву, а потом помчались по полю между вертушкой и покоящимся вдалеке воздушным кораблем. Отсюда «Иероним Босх» больше походил на большого голого слизня, нежащегося в грязной луже. По мере того как мы приближались, он превращался в стену, тень, небо и, наконец, крышу всей Земли. Он внушал благоговейный трепет. Интересно, произведет ли встреча с Господом Богом с глазу на глаз столь же огромное впечатление?

Джип свернул и понесся прямо к переднему входу корабля, видневшемуся неясным проблеском света в темноте. Мы оказались в странном бесконечном промежутке между асфальтом снизу и огромным нависающим потолком сверху. Весь остальной мир сократился до узкой полоски света над далеким горизонтом. Солнце заходило, и мы мчались сквозь только-только начавшие сгущаться сумерки. После раскаленного желтого панамского дня я почти ничего не различал в тени. Я был благодарен царившей здесь прохладе, и только потом сообразил, что кондиционеры корабля окружили стоянку стеной холодного воздуха. Конечно, у него хватало энергии; половина его поверхности была покрыта ячейками солнечных батарей – они занимали тридцать пять тысяч квадратных метров на его спине. Ближе к ярко освещенному оазису перед входом темная кровля над нами сменилась сверкающими огнями. Гирлянды фонарей над головой указывали нам путь к гостеприимному вестибюлю, из которого в огромное розовое чрево корабля уходила грандиозная светящаяся лестница такой ширины, что по ней свободно промаршировал бы целый оркестр[13]. Джип затормозил прямо у подножия лестницы, где несколько офицеров стояли вокруг переносного терминала, напоминавшего пюпитр – но мой взгляд был прикован только к одной фигуре, одетой в цвета армии Соединенных Штатов. Генералу Тирелли. Лиз. Даже в бесформенном комбинезоне она выглядела так воинственно и отточен-но, что ею впору было резать хлеб.

Я медленно вылез из джипа. Как ее приветствовать? Хотелось схватить ее в охапку и прижать к себе, но что-то в ее взгляде предупреждало меня не делать этого. Я растерялся и, чтобы скрыть замешательство, отвернулся и полез за своим рюкзаком. Девчонка уже газанула, мешок за что-то зацепился, и я едва его не лишился. Должно быть, со стороны это выглядело отнюдь не грациозно.

Выпрямившись, я отдал честь.

– Генерал Тирелли. Капитан Харбо. Капитан Джеймс Эдвард Маккарти прибыл для прохождения службы. Приношу извинения за возможные неудобства, вызванные моей задержкой.

Я был устал, небрит и грязен. Я не мылся и не переодевался трое суток, моя полевая форма покрылась разводами пота, грязью и розовой пудрой, а сам я выглядел изможденно и далеко не по-военному. Если я пахнул так же...

Назовем его агентом X. Какова бы ни была его природа, он должен обладать способностью существовать и действовать в прохторранской экологии.

Это означает, что возбудители, вызвавшие все эпидемии, исходно присутствовали в окружающей среде, причем были довольно широко распространены – чтобы агент Xгарантированно имел доступ к ним. Только при таких условиях могло произойти первоначальное внедрение болезнетворного возбудителя в восприимчивую к нему популяцию людей, и только таким путем это могло повторяться достаточно часто, чтобы вызвать распространяющиеся волны инфекционного процесса, который мы и наблюдали.

Итак, где источник микроорганизмов-возбудителей? Возможно, они присутствовали в агенте X исходно как симбионты или паразиты? Такой вариант сомнителен – слишком много насчитывается возбудителей различных болезней. Таким образом, остается открытым вопрос: где агент X черпает возбудителей хторранских эпидемий?

«Красная книга» (Выпуск 22. 19А)

31 ЗЕМНЫЕ НАСЛАЖДЕНИЯ

Конституция гарантирует каждому гражданину право делать из себя круглого идиота, публично или в частном порядке – как ему заблагорассудится.

Соломон Краткий

Лестница поехала вверх вслед за нами. Капитан Харбо прошла мимо меня, отдавая в микрофон отрывистые приказы. За ней шла Лиз.

– Э, генерал…

– Потом, – коротко сказала она. – Через полчаса в главном салоне начнется инструктаж. У вас есть время помыться и почиститься. Я увижусь с вами позже в моих апартаментах.

И она ушла.

Я остановился и осмотрелся. Мы находились в огромном вестибюле площадью не меньше акра. За конторкой портье стояли два клерка. Виднелось еще несколько человек, переговаривающихся по телефону или работающих за терминалами. Они, по– видимому, были заняты той массой мелких дел, которые сопутствуют любой большой операции. Некоторые посмотрели на меня, потом отвернулись с притворным равнодушием. Сегодня явно не мой бенефис. Я чувствовал себя не в своей тарелке, свиньей, случайно затесавшейся на пышный карнавал.

Хотя теперь это и военный корабль, большая часть прежних удобств сохранилась. Здесь царила атмосфера тихой, неброской изысканности. Все вокруг было просторным – чего другого, а свободы тут хватало. Светлые стены, высокие потолки, зеркала, занавеси, цветные лампы, пушистые драпировки и толстые ковры, скрадывающие звуки, – все имело целью создать расслабляющую и шикарную обстановку, причем каких-либо бросающихся в глаза ограничений в весе, характерных для воздушных лайнеров, я не заметил. Кстати, все на борту было сделано из волокнистой керамики и легких пенополимеров. В трюме этого корабля можно перевезти стадо слонов, если понадобится.

вернуться

13

Стенфордский марширующий оркестр использовал эту лестницу в своем знаменитом клипе. Все 1024 музыканта (I киломузы-кант), одетые в переливающуюся блестками белую униформу со сверкающими золотыми галунами, торжественно спустились по ее ступеням, играя «Лайт Май Файр», а их музыка была слышна даже на корме корабля. – Прим. автора.

63
{"b":"55713","o":1}