ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тихий уголок
Любовь. Секреты разморозки
Успокой меня
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Ловушка для тигра
Нелюдь
AC/DC: братья Янг
Почему у зебр не бывает инфаркта. Психология стресса
На грани серьёзного
Содержание  
A
A

Резким тоном она продолжила: – Нас сопровождают несколько наблюдателей от бразильского правительства… – Ей снова пришлось переждать, пока не стихнут аплодисменты. – Я знаю, что некоторые из вас уже встречались с доктором Хулианом Амадором и доктором Марией Родригес. Приветствовать вас обоих на борту – для нас честь. Позвольте мне также представить вам посла Хорхе-Молиньеро, который будет путешествовать с нами, по крайней мере, до Амапа – в качестве нашего гостя и связующего звена: о ходе нашей операции он будет докладывать напрямую своему правительству, так что, пожалуйста, оказывайте ему максимальное содействие.

То, что посол Хорхе-Молиньеро не удостоился такого теплого приема, как двое ученых, не осталось незамеченным. Натянутые отношения между Севере-Американской Оперативной Администрацией и Латиноамериканским Тайным Советом ни для кого не были секретом; ситуация особенно обострилась после освобождения Южной Мексики – и бразильцы протестовали громче всех. В итоге операция «Ночной кошмар» перестала быть просто крупномасшабной разведывательной акцией, теперь она тащила за собой большой груз политического багажа, став, ко всему прочему, еще и попыткой растопить лед в отношениях между двумя сверхдержавами. Ни посол Хорхе-Молиньеро, ни генерал Тирелли не испытывали по поводу этого особого оптимизма.

Лиз откашлялась и продолжала: – В Амапа к нам на борт поднимется доктор Оши Хи-кару, бразильский министр науки, официальный представитель на первом этапе операции. – Она замялась, словно решая, как бы помягче сформулировать свою следующую мысль, но потом высказалась напрямик: – Некоторые из присутствующих в этом зале имели печальный опыт сотрудничества с отдельными личностями, которые представлялись полевыми экспертами…

Это было явное преуменьшение; с таким же успехом она могла сказать, что «Титаник» всего лишь не вписался в поворот. Замечание Лиз вызвало кивки и ухмылки; иронически фыркнул не я один. На планете осталась единственная процветающая отрасль – информационные специалисты, кормящиеся на хторранском вторжении.

– Да, мы в курсе всех недоразумений, с которыми вы сталкивались, – подтвердила Лиз. – Но я хочу подчеркнуть: сейчас не та ситуация. Бразильское правительство вкладывает больше имеющихся в его распоряжении средств и ресурсов в изучение хторранского заражения, чем любое другое правительство на планете. Их отношение, в частности, к данной операции являет собой один из примеров абсолютной самоотверженности. Вы еще оцените информацию, которую собрали бразильские специалисты – и продолжают собирать даже сейчас, пока мы с вами здесь разговариваем. Она настолько полна и детальна, что наверняка заинтересует каждого, Я уверена, что вы приятно удивитесь, поговорив с учеными, которые присоединятся к нам в Амапа. Мы начинаем не с нуля, поэтому, пожалуйста, отнеситесь с должным вниманием к огромной работе, которую проделали наши хозяева.

Лиз взглянула на посла. Он всем своим видом выражал суровую непреклонность и выглядел так, словно данный свыше приказ не топорщить перья был для него почти невыполним. Лиз перевела глаза на остальных.

– Хочу напомнить вам, что эта экспедиция является совместной. Мы находимся здесь по приглашению бразильского правительства. Мы в гостях. Помните, пожалуйста, об этом и ведите себя и свои дела соответствующим образом. Пожалуйста, будьте хорошими гостями. – И выделила голосом каждое слово: – Читайте. Ваши. Инструкции.

Она поочередно посмотрела на офицеров и ученых, как бы проверяя, не упустила ли чего. Нет, кажется, сказано все. Удовлетворенная, Лиз шагнула к трибуне, распечатала свою собственную брошюру с инструкциями и, раскрыв ее, положила перед собой. Едва глянув на первую страницу, она сказала; – А теперь, если вы посмотрите на экран за моей спиной… – На экране появилась неизбежная карта бассейна Амазонки. – Почти два года мы ведем полномасштабное спутниковое наблюдение за тремя крупнейшими очагами заражения. Цель «Альфа» – здесь, чуть восточнее места, где река Япура пересекает границу между Колумбией и Бразилией, «Бета» – к северу от Коари, где Карабинари впадает в Амазонку, а «Гамма» – пониже, где Рио-Пурус на протяжении восьмидесяти километров течет по заболоченной местности. Во всех трех лагерях мы собирали информацию с помощью скайболов, «барсуков», «ос» и «пауков», а также четырежды распыляли дистанционные нанодатчики. Мы считаем, что имеем достаточно полное представление о каждом из трех поселений. Команда доктора Силверстайн проделала фантастически огромную работу по картографии, а группа доктора Браун завершила равный ей труд по систематизации данных вплоть до идентификации многих особей, обитающих в поселениях. Спасибо вам всем.

Лиз подняла руку, подчеркивая, что сейчас выскажет только свое личное мнение.

– Как вы знаете, – спокойно начала она, – некоторые считают, что наблюдений с помощью электронных приборов, которое мы вели и продолжаем вести, вполне достаточно и вероятность того, что данная операция прибавит к нашим познаниям о хторранах что-нибудь важное, ничтожно мала. Я ни в коем случае не согласна с этим. И сомневаюсь, что кто-то из присутствующих разделяет подобные взгляды. Я думаю, мы собрались здесь, потому что необходимость всем вместе взглянуть на феномен собственными глазами и выяснить, что же на самом деле происходит в этих поселениях, перевешивает у каждого из нас соображения удобства и безопасности.

По комнате пронесся добродушный смех в знак того, что шутку оценили.

Лиз сделала вид, что не слышит, и продолжила, сохраняя серьезный вид.

– Я знаю, чем вы пожертвовали, чтобы оказаться здесь, те неудобства, которые вам приходится испытывать… И не могу представить себе лучшего свидетельства вашей решимости расширить знания человечества, чем ваше присутствие на борту этого корабля. И я благодарю вас всех за это.

Она обвела взглядом зал, позволив себе слабо улыбнуться и кивнуть, как бы признавая роскошь интерьера. Ее взгляд пробежал по богатой отделке стен, высокому потолку, роскошным люстрам, мягким коврам на полу и глубоким креслам, и мысленно – по другим удобствам воздушного лайнера за стенами зала. Затем она выждала, когда стихнут последние взрывы веселого смеха и хлопки.

– Нет, я серьезно, – добавила она уже более суровым тоном; иронический огонек в ее глазах погас. – Мы подвергаемся риску. Я не хочу недооценивать опасность, но абсолютно убеждена, что если мы будем соблюдать все правила безопасности, это не должно стать очень опасным делом. Все вы прошли подготовку, вас всех тщательно проинструктировали по поводу возможных опасностей, так что нет необходимости повторяться. Разрешите только напомнить еще раз, что халатности здесь нет места. Мы уязвимы. Мы будем находиться вдалеке от помощи. Но у нас не должно возникнуть никаких проблем, если мы будем начеку и будем очень внимательно относиться к тому, что делаем. Каждый из нас.

Она медленно обвела взглядом зал, словно желая заглянуть в глаза каждому из присутствующих. Я ждал, когда она посмотрит на меня, но взгляд скользнул мимо, словно я был невидимкой. Черт бы ее побрал! Очень хотелось, чтобы наши глаза встретились. Я думал, что она ждала меня!

– Хорошо, – сказала Лиз, переворачивая страницу брошюры. – Теперь подумаем о выборе цели. Поселения на Карабинари и Рио-Пурус находятся слишком близко от Коари, чтобы сбросить со счетов влияние человека на эти лагеря. К тому же лагерь на Рио-Пурус неудобен тем, что расположен в болотистой местности. Поселение Япура – на возвышенности, но оно на шестьсот километров отстоит от побережья. Туда труднее добраться и труднее оттуда выбраться. Я буду с вами честной: никому не хочется на Япуру. Капитан Харбо говорит, что это – лишний день полета туда и лишний день обратно – и никакой поддержки с земли западнее Манауса. Тем не менее… – Для пущего эффекта она сделала паузу и посмотрела на зал. Всем было известно, что она сейчас скажет. – Тем не менее… очаг заражения Япуры самый старый и самый большой, и он имел меньше всего контактов с людьми. Похоже, это хторранский эквивалент большого города.

67
{"b":"55713","o":1}